ЧИНОВНИКИ ПРЕВРАЩАЮТ ОТДЕЛЬНУЮ КВАРТИРУ В ПАЛАТУ № 6

admin Статьи из газеты №47 (2013) 0 Comments

Гражданин: К нам в квартиру подселяют психически

больного человека. Мы не знаем, стоит ли он сейчас на учете, раньше стоял, вот судебно- психиатрическая экспертиза, подтверждающая, что он психически больной.

Что нам делать?

Чиновник: Ну да, экспертиза есть, ну есть ли это доказательство?.. Ну, пусть он придёт и напишет заявление, что он психбольной, ну чтобы мы ему выделили отдельную жилплощадь.

Гражданин: Вы полагаете, что психбольной напишет заявление, что он психбольной?

Чиновник: Но если, он не подтвердит нам сам, что он психольной, то как мы будем решать, что он психбольной, но даже если он психбольной, но не стоит на очереди, то ему ничего не положено, даже если он психбольной и по закону ему положено, но он ведь не подтвердил, что он психбольной. Ну, пусть он придет и подтвердит, что он психбольной. Без его подтверждения, что он психбольной, мы ничего сделать не сможем.

 
 

 
 

 
 

С осени 2007 года в Санкт-Петербурге действует закон о расселении коммунальных квартир. Правда, до сих пор не понятно, работает эта программа или нет, но Закон города об адресной программе существует.

Может быть, где-то коммунальные квартиры и расселяют, но в Выборгском районе их создают.

Когда общежитие квартирного типа завода «Компрессор» передавали городу, на квартиры в которых жили рабочие завода, Администрация Выборгского района выдавала ордера социального найма. Вот только выдавала она их очень интересно. Отдельные квартиры, в которых жили семьи, вдруг превращались в коммунальные. Действия администрации были не совсем законны, поэтому начались массовые судебные процессы. Администрация через суды подселяла в отдельные квартиры соседей, создавая новые коммуналки. Кому-то удалось добиться справедливости, а кто-то вместо отдельной квартиры, пусть и в общежитии, оказался прописан в той же самой квартире, но уже в коммунальной..

Хорошо, если соседи оказались нормальными, а что делать – если это психически больные люди? А в квартире маленький ребёнок? А вселяемый состоял на учёте в Психоневрологическом диспансере № 2, но был снят с учёта из-за того, что просто не приходил туда? Что делать? Куда кинуться? Кого просить о помощи?

Ведь в суд с требованием о вселении психбольного в двухкомнатную квартиру, где живет семья из трех человек с девочкой, которой на момент подачи заявления было 7 лет, обращается Администрация Выборгского района. Разве судья пойдёт против воли главы района? Результат суда предрешен заранее…

Судебные процессы длились долго. Куда только не обращалась попавшая в переделку семья…

Юриста, Представителя Президента по правам ребенка к участию в судебных заседаниях не допустили. Органы опеки и попечительства против администрации района не пошли.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы, в которой зафиксировано, вселяемый «страдает хроническим расстройством в форме шизотипического расстройства.. и представляет собой опасность для себя и для других лиц», судья во внимание не приняла и вселила психически больного в отдельную квартиру, превратив её не просто в коммунальную, а фактически в палату № 6.

Что же надо было пообещать судье за вынесение решения о вселении психбольного в квартиру, где прописан несовершеннолетний ребёнок? И это при том, что по закону больным с таким диагнозом положена не только дополнительная жилая площадь, для них невозможно совместное проживание в одной квартире с другими гражданами (Приказ Министерства здравоохранения РФ в действующей редакции от 30.11.2012 № 991).

Вызывают недоумение действия Выборгской районной администрации. По закону она имеет право предоставить человеку с таким сложным и опасным диагнозом отдельную жилплощадь, но вместо этого подселяет опасно больного гражданина в квартиру, превращая её тем самым в коммунальную. Каких целей добиваются власти? Ведь и в ответе администрации, и в ответе депутата ЗАКСа Анденко С.А. на наш запрос утверждается, что если его диагноз подтвержден, то ему будет предоставлена отдельная изолированная жилплощадь.

1 декабря 2010 года, в день вынесения решения в пользу администрации о вселении психбольного в квартиру, этот самый вселяемый, видимо на радостях, совершил покушение на убийство. Его жертвой стала будущая соседка, мать десятилетней девочки. В 20 отделении полиции по горячим следам возбудили уголовное дело. Подозреваемый скрылся. Дело в том, что в том же доме, куда должны вселить ненормального, у него есть собственность, кроме того, он получил по наследству квартиру и зимний дом в Татарстане. Ему есть, где жить и где прятаться. Но мало ему того, что имеет, так как после вступления решения суда в силу отправился сей «господин» к судебным приставам, чтобы те вселили его в комнату. Вот только вёл он себя там так, что приставы-исполнители вызвали милицию и спецтранспорт, для помещения его в психбольницу.

Тем временем уголовное дело шло своим чередом, были назначены даты следственных действий, очных ставок. Дело оставалось за малым, за подозреваемым, который, выйдя из больницы, пустился в бега, и был объявлен во всероссийский розыск…

В октябре 2013 года полиция направила мировому судье судебного участка № 22 Санкт-Петербурга заявление о применении мер медицинского характера в отношении нашего героя. А дальше начинаются чудеса.

Только на первое из трёх заседаний явился законный представитель ударившегося в бега претендента на вселение в комнату – сотрудник органов опеки и попечительства, на других заседаниях никого с этой стороны вообще не было. И это при том, что подозреваемый по уголовному делу и взыскатель по исполнительному производству, уже некоторое время находится в городе, ежедневно посещает службу судебных приставов, и о месте и времени судебного заседания был извещен.

Он по-прежнему скандалит в доме, где проживает, пытался взломать двери, ломился в квартиру, проявлял неадекватные действия в отношении соседей. Приходил и с судебными приставами, но вёл себя так, что пристав не решился вселить его в квартиру, где находилась несовершеннолетняя девочка, состояния здоровья которой, после общения с «предполагаемым» соседом, вызывает серьезные опасения.

С одной стороны, есть Решение Выборгского районного суда по заявлению Администрации Выборгского района о вселении психически больного мужчины в квартиру, где проживают два инвалида и несовершеннолетняя девочка, и судебные приставы должны его выполнить, то есть вселить «опасного для окружающих и самого себя» больного в квартиру в 56 квадратных метров. С другой стороны есть законодательство, по которому больные с таким диагнозом не могут проживать совместно и государство обязано предоставлять им индивидуальную жилую площадь.

Есть другая сторона вопроса, не только как суд мог вынести такое решение, но, и как, психически нездоровый человек, которого в суде по уголовному делу представляет законный представитель – сотрудник органов опеки и попечительства, смог приватизировать площадь? И что теперь делать, ведь, получается, что комната 11 кв. метров законно или не законно, но приватизирована.

Настораживает другое – когда во входной двери в квартиру меняли замок, ключи от него дали не тому, кого собирались вселять в комнату, тогда ещё не приватизированную, их положила в свою сумочку юрист завода «Компрессор», который к тому времени уже выделил в своём бывшем общежитии помещение в собственность нашему психбольному.

Так кому достанется комната, которую отобрали у несовершеннолетней девочки, вынудив её жить вместе с родителями в 18-ти метровой комнате бывшей отдельной квартиры, которую по решению Выборгской администрации сделали коммунальной? И не станет ли эта квартира действительно палатой № 6?

ЕЛЕНА МАЛЫШЕВА

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *