ИНСТИТУТ РАСТЕНИЕВОДСТВА ИМЕНИ ВАВИЛОВА – СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АКТИВ РОССИИ!

admin Статьи из газеты №45 (2013) 0 Comments

Драгавцев Виктор Александрович – главный научный сотрудник Агрофизического научно-исследовательского института, экс-директор Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Вавилова (ВИР), доктор биологических наук, профессор генетики, академик РАН, РАЕН, академик Академии сельскохозяйственных наук Чехии, Аграрной Академии Словакии, почетный профессор университетов в г. Нитра, Саратове, Луганске, специалист в области популяционной, количественной, экологической генетики растений и в области теории селекции растений; член Лондонского Королевского Линневского общества; заслуженный деятель науки России.

— Виктор Александрович, как вы оцениваете реформу науки и объединение Российской академии наук (РАН) и Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН), ее реальные последствия для ученых Института растениеводства, фермеров и простых людей, которые кушают каждый день?

— Как ни парадоксально это может показаться на фоне критических публикаций и уличных акций протеста, в целом – положительно. Изменения в российской науке назрели уже давно. Одна из ключевых проблем всемирно известного института – отсутствие молодежи из-за низкой зарплаты. Четыре года назад РАН подняла зарплату своим сотрудникам, а РАСХН – забыла о своем важнейшем институте. Профессор, доктор наук, зав. лабораторией Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН получает в месяц около 40 тысяч рублей, а Надежда Николаевна Чикида, ведущий научный сотрудник отдела пшениц ВИР, — всего 10 тысяч рублей в месяц! Хотя в своих руках она держит и изучает лучшую в мире коллекцию эгилопсов — ближайших сородичей пшеницы, которые могут расти на бедных почвах в степях и полупустынях, на сухих склонах. Сегодня генетики всей Земли повышают засухоустойчивость и солестойкость пшеницы введением в нее генов эгилопсов и единодушно признают Чикиду главным держателем уникальной коллекции, способной резко увеличить продовольственную безопасность России и человечества.

Для
результативного труда научных сотрудников ресурсных отделов ВИРа, держателей уникальных вавиловских коллекций надо иметь большое количество лаборантов, которые могли бы наблюдать и ухаживать за семенами, вовремя отделять больных от здоровых, определять всхожесть, сортировать, сеять, получать новые семена и т.д. Напомню, ВИР вынужден ежегодно пересевать около 100 тысяч образцов! Однако многие квалифицированные ученые ресурсных отделов ВИР лаборантов не имеют, поскольку зарплата лаборанта – 6 тыс. руб., и прожить на нее в Петербурге невозможно. Надежда Николаевна Чикида в одиночку занимается всеми работами, необходимыми для сохранения и поддержания коллекции эгилопсов. Она работает почти на общественных началах, но реально приносит стране гораздо больше пользы, чем сидящие в креслах и подписывающие бумажки чиновники Россельхозакадемии .

ВИР в последние годы получал от РАСХН лишь 25% от минимально необходимой суммы для выживания. Это значит, что лучшая в мире вавиловская коллекция генов культурных растений, рыночная стоимость которой по оценке Всемирного банка в Вашингтоне – $8 триллионов, постепенно сокращается и деградирует.

Другая опасность – резкое сокращение количества опытных станций (ОС) и опытно-производственных хозяйств (ОПХ). Они необходимы для воспроизводства коллекции в подходящих для родов и видов географических точках. При Вавилове было 20 ОС и 60 испытательных пунктов, т.е. 80 разных климатических точек. Когда я пришел в ВИР в начале 1990 года, ВИР располагал 18 станциями и 4 ОПХ. После развала Советского Союза 6 станций отошли с Украиной, Туркменией, Узбекистаном и Казахстаном. Сейчас в ВИР всего 9 ОС, а нужно минимум 16 станций в разных климатических зонах.

В 1934 году английские эксперты, профессора А. Грей, В. Купер и Д. Лоуренс, в отчете Правительству Великобритании писали: «Ни в одной европейской стране, кроме как в России, не ведется в таком широком масштабе работа по изучению и мобилизации культурных и дикорастущих растений со всего земного шара для практического использования в селекции. Если русские даже частично осуществят свои грандиозные планы, то и тогда они внесут огромный вклад в мировое растениеводство».

А сейчас мы наблюдаем резкое падение качества научных работ руководства ВИРа. Такую печальную тенденцию легко отследить по объективным критериям, принятым в международном экспертном сообществе и признанным руководством России. Так, нынешний директор ВИР Николай Иванович Дзюбенко за 15 лет имеет всего 6 публикаций в российском индексе научного цитирования (РИНЦ), а у меня – бывшего директора ВИР и главного научного сотрудника Агрофизического научно-исследовательского института – 200, число публикаций, процитировавших Дзюбенко – 5, меня – 445; индекс Хирша (предложенный в 2005
американским
физиком
Хорхе Хиршем из университета Сан-Диего) у директора ВИР – 0, у меня – 7, среднее число цитирований в расчете на одну публикацию, соответственно 0 – 1, 48; число публикаций в зарубежных журналах 0 – 3; в российских журналах 5 – 65, в журналах из перечня высшей аттестационной комиссии 5 – 58; число цитирований из зарубежных журналов 0 – 30; число цитирований из российских журналов 5 – 360; число цитирований из российских журналов из перечня ВАК: 5 — 304… Вот кто сидит сегодня в кресле великого Николая Ивановича Вавилова.

За последние 10 лет коллекция ВИРа уменьшилась на 4 %, хотя во время блокады Ленинграда потери были гораздо меньше.

Невосполнимых утрат у отечественной науки было бы больше, если бы не помощь бывшего вице-президента США Альберта Гора! Благодаря ему, в самые тяжелые годы с 1994 по 2001 нам удалось построить специализированные низкотемпературные хранилища для семян стоимостью около $ 6 млн.

Сейчас российская коллекция ВИР, оставаясь уникальной по разнообразию — многие ценные генотипы исчезли в разных странах и в дикой природе, — находится на 4 месте по объему после генных банков США, Китая и Японии. Если все останется по-прежнему, то в ближайшие годы нас обгонят Индия и Бразилия!

Надеюсь, что аттестационная комиссия, составленная из академиков РАН и зарубежных специалистов, которая начнет работать с января 2014 г, даст полную и объективную оценку деятельности Президиума РАСХН по отношению в ВИРу и господина Дзюбенко на посту директора всемирно известного института.

Аграрная наука является стратегической! Она обеспечивает продовольственную безопасность страны! К ней у серьезных политиков должно быть соответствующее отношение! Если не решать ее проблемы, то простые люди, особенно из социально незащищенных слоев сначала столкнутся с дефицитом продуктов, а потом начнут голодать…Жан-Жак Руссо подчеркивал: «Торговля может сделать человека богатым, но свободным – только сельское хозяйство!»

В наши дни в течение суток на Земле рождаются 250 тысяч младенцев. К 2028 г. население Земли достигнет 8 млрд человек. Если аграрии всех стран не смогут за оставшееся время увеличить объем растениеводческой продукции в мире в 2 раза, то над 2,5 млрд человек нависнет угроза голодной смерти. Сегодня число голодающих на Земле – 1,5 млрд человек!

— Каким образом можно решить перечисленные Вами проблемы?

— В первую очередь, необходимо свести воедино и опубликовать правдивую информацию о реальном положении дел в аграрной науке, затем — организовать
открытые дискуссии с участием специалистов и всех заинтересованных лиц. В конечном итоге, основные направления развития науки и производства должны регулироваться федеральным законодательством и соответствующим финансированием.

В конце 90-х был подготовлен проект закона «О продовольственной безопасности Российской Федерации», который был утвержден Госдумой и Советом Федераций. Но тогдашний президент России – Борис Николаевич Ельцин наложил на него вето, которое до сих пор не снято.

С февраля 2010 года в России существует Доктрина продовольственной безопасности. Однако там нет задач селекции растений, а ВИР может решать только задачи селекции. Кроме того, Доктрина – это не закон! Четкое управление сельским хозяйством возможно только на основе специального закона и соответствующих подзаконных актов. Невыполнениями закона и актов должны заниматься следствие и суд. За допущение сокращений и утерю уникальных стратегических коллекций генресурсов и ценных сельхозугодий надо сажать в тюрьму, а прибыль от незаконных коммерческих операций – конфисковывать в пользу государства!

В 2008 году был подготовлен проект закона «О генетических ресурсах растений…», который был утвержден Президиумом РАСХН, но учитывал интересы только ВИРа. Его раскритиковал доктор медицинских наук, профессор, Академик РАН, депутат ГосДумы, председатель Комитета по науке и наукоёмким технологиям ГосДумы РФ Валерий Александрович Черешнев. Поскольку в проект закона не вошли лесные генетические ресурсы, то он справедливо стал задавать вопросы об уникальных коллекциях Ботанических садов России, микроорганизмов в Екатеринбурге, в Пушкине Ленинградской области, в Кольцове Новосибирской области, о лесных ресурсах – бруснике, клюкве, чернике, ежевике, малине, землянике, орехов, каштанов, кедра, листьях папоротника, которые в Японии считаются лакомством, о сибирской лиственнице, дома из которой могут служить людям 500-600 лет… Все это разнообразие всех генетических ресурсов растений должно быть в одном общем законе РФ «О генетических ресурсах растений…».

В октябре 2013 года подготовлен проект Федерального закона «О генетических ресурсах растений для производства сельскохозяйственной продукции и внесении …» Хотя международное соглашение было разработано еще в ноябре 2001 года. Тогда Япония и США воздержались подписать его из-за спора о защите интеллектуальной собственности.

Проект предусматривает более жесткий учет оригинальных образцов коллекций генетических ресурсов растений, являющихся стратегической основой устойчивого развития сельскохозяйственного производства. Но основе закона будет сформирован каталог образцов коллекций генетических ресурсов растений РФ (см. http://www.consultant.ru/law/hotdocs/28999.html).

Но я и мои коллеги самого текста проекта не видели, поэтому выносить экспертные оценки пока рано.

— Какие планы у растениеводов?

— России в первую очередь нужны новые засухоустойчивые, устойчивые к кислым почвам, холодо- и зимостойкие сорта. Чтобы решить эту задачу, нужен современный Федеральный генетико-селекционный центр, оснащенный современным научным оборудованием. Нашими специалистами подготовлен мегапроект селекционного фитотрона. Цена вопроса 1-1,5 млрд. рублей. Уже получено положительное заключение Государственной экспертизы на обоснование мегапроекта, предложенного Агрофизическим институтом.

— Кто реально может помочь исправить негативные тенденции и создать современный научный центр?

— Народ и специалисты должны сказать решительные и правильные слова! Но в России вся надежда на президента — Владимира Владимировича Путина.

Беседовал Михаил ДРУЖИНИНСКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *