Бернард Шоу оправдал революцию и большевиков

admin Статьи из газеты №43 (2013) 0 Comments

Настоящая статья приурочена к годовщине Октябрьской революции. И поскольку среди современных россиян появилось очень много тех, для кого нет пророков в своём отечестве, вспомним Бернарда Шоу (1856 — 1950), английского писателя, драматурга, журналиста. Как известно, он является вторым (после Шекспира) драматургом в английском театре.

Но в данном случае нам важно, что он был искренним другом Октябрьской революции и СССР, а также то, что он очень современен.

В своих произведениях Бернард Шоу неоднократно высказывал мысль о том, что буржуазному насилию нужно противопоставить силу, служащую социальному прогрессу и справедливости. Даже в решении частных вопросов он оставался остросоциальным драматургом. Например, показывал, как в буржуазных условиях медицина теряет свой гуманный характер, критиковал догматическое христианство, обличал религиозные ханжества мещан.

На Октябрьскую революцию 1917 года в России Шоу откликнулся гротескным фарсом "Аннаянска, большевистская императрица" (1918 - http://lib.ru/INPROZ/SHOU/annajan.txt), где со всей определённостью высказался за применение методов насилия в целях преобразования общества. И выразил представление о революции как о могучем взрыве жизненной  энергии. 

Оправдывая большевиков, Шоу устами «большевистской императрицы» говорит: «Если народ не может сам управлять своей жизнью, значит, им должен управлять  кто-то другой. Если народ не хочет добровольно исполнять свои обязанности, а хочет, чтобы его принуждали и обманывали, значит, кто-то должен принуждать и обманывать его. У власти должна быть небольшая группа людей - но людей способных и энергичных». 

В пьесе «Дом, где разбиваются сердца» (1913 — 19), написанной под явным влиянием А. П. Чехова, Шоу обличает паразитизм господствующего класса, утрату им духовных ценностей, стирание индивидуальности характера. Напротив, в труде и решительном обновлении всего уклада жизни видится спасение цивилизации.

Через все его пьесы проходит мысль о том, что капиталистическое общество зашло в тупик, буржуазная демократия переживает острейший кризис, осуждается фашизм.

Остропублицистическое творчество Шоу одухотворено глубокими философскими раздумьями о социально-культурном и биологическом будущем человечества. Замечательное мастерство драматурга способствовало тому, что его пьесы стали рупором общественной и философской мысли. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1925 года Шоу отказался от денежной части этой премии, однако принял медаль лауреата.

В 1931 году Шоу посетил СССР, другом которого был с первых лет революции. Три часа беседовал со Сталиным.

«Я уезжаю из государства надежды и возвращаюсь в наши западные страны — страны отчаяния. … Для меня … глубокое утешение … знать, что мировая цивилизация будет спасена. … Здесь, в России, я убедился, что новая коммунистическая система способна вывести человечество из современного кризиса и спасти его от полной анархии и гибели», — так прощался с СССР английский драматург.

В первом после посещения СССР интервью, которое Шоу дал в Берлине, он заявил: «Сталин — очень приятный человек и действительно руководитель рабочего класса. … Сталин — гигант, а все западные деятели — пигмеи». Затем в Лондоне Шоу прочёл полуторачасовой доклад на тему поездки. Вот ряд выдержек из него: «В России нет парламента или другой ерунды в этом роде. Русские не так глупы, как мы; им было бы даже трудно представить, что могут быть дураки, подобные нам. … Разумеется, и государственные люди советской России имеют не только огромное моральное превосходство над нашими, но и значительное умственное превосходство».

Боевой дух публициста сказывался в выступлениях Шоу до самой глубокой старости.

Представители нынешней российской буржуазной интеллигенции не могут простить Б.Шоу его неизменно положительного в течение всей его жизни отношения к Октябрьской революции и к Советскому Союзу. Вот как они это выражают (http://to-name.ru/biography/bernard-shou.htm):

«Будучи сторонником социализма, приветствовал Октябрьскую революцию в России, достижения СССР, которые связывал с деятельностью Иосифа Виссарионовича Сталина, разделяя заблуждения части западной левой интеллигенции. … Не раз заявляя о своей безоговорочной поддержке диктатуры пролетариата и выражая восторг перед Лениным, Бернард Шоу предпринял в 1931 году поездку по СССР и в своих отзывах об увиденном грубо исказил реальную ситуацию в угоду собственным теоретическим воззрениям, побуждавшим не замечать ни голода, ни беззакония, ни рабского труда. В отличие от других западных приверженцев советского эксперимента, постепенно убеждавшихся в его политической и моральной несостоятельности, Шоу оставался «другом СССР» до конца жизни».

Конечно же, нашим мелкотравчатым ничтожествам, провозглашающим безо всяких доказательств только своё право на истину, но при этом усиленно кормящимся из корыта буржуазной кормушки, такого гиганта мысли, как Бернард Шоу, не понять.

Кстати, именно Бернард Шоу выявил ещё одно противоречие «между трудом и капиталом»: «Даже самые утончённые физические или нравственные достоинства не могут искупить социального греха: участия в потреблении без участия в производстве». Наша же буржуазная интеллигенция вся, как один, больше всего боится быть занятыми в материальном производстве и, возложив все тяготы физического труда на рабочих, не испытывает по данному поводу никакого социального греха.

Интересно, что ещё в 1901 году Бернард Шоу прозорливо заметил: «Решимость каждого мужчины - во что бы то ни стало разбогатеть и каждой женщины - во что бы то ни стало выйти замуж должна, при отсутствии научно обоснованной общественной структуры, привести к катастрофическому росту нищеты, безбрачия, проституции, смертности детей, вырождения взрослых и всего прочего, чего так боятся умные люди. Короче говоря, как бы ни переполняли нас грубые жизненные силы, мы погибнем, если из-за недостатка ума или политической грамотности не станем социалистами». 

Есть у Шоу очень интересная статья. Называется она «Диктатура пролетариата» (1921), где Шоу противопоставил капиталистической системе социалистическую. Советую прочесть – http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/183.html.

При этом пролетариатом Шоу называл «огромный слой человеческого общества, не имеющий иных средств существования, кроме своего труда». И противопоставлял ему «класс собственников (людей, живущих собственностью, а не трудом)».

Революционная гроза, пронесшаяся над миром, окончательно развеяла его иллюзии относительно возможности исправления и усовершенствования существующей  социальной  системы. Укрепив представление Шоу об обреченности буржуазной цивилизации, события русской жизни убедили его и в полной несостоятельности буржуазного  парламентаризма.

В этой статье драматург заявил о том, что «политическая машина капитализма не способна произвести социализм так же, как швейная машина жарить яйца. Машина была создана не для этой цели, и те, кто работают на ней, работают на капиталистической машине, которая ничего не может произвести кроме капитализма, хотя бы, они и стояли за лучшую заработную плату и лучшее обращение с рабочими, и даже, быть может, добились бы этого».

Придя к такому выводу. Шоу с присущей  ему логической последовательностью предпринял реабилитацию насилия как  средства преобразования действительности.

Толкнув драматурга на путь переоценки фабианских ценностей, революция вместе с тем содействовала и укреплению некоторых принципов его жизненной философии. Революционные свершения русского народа усилили его веру в могущество воли и разума людей, в их неограниченные творческие возможности, в  их право и способность переделывать мир. Все происходящее в России он воспринял как грандиозный  эксперимент ищущего и творящего человеческого духа. 

Как будто глядя в наше время, Шоу пишет: «Пока рядовой англичанин считает очевидным не то, что он имеет естественное право на жизнь, свободу и счастье, а то, что лорд Керзон есть высшее существо, а Ленин — грязный мерзавец и не джентльмен, … до тех пор политическая власть пролетариата, достанется ли она ему, как добыча в революционной борьбе, или будет брошена ему его господами, как ловкий ход в парламентской игре, ничего не изменит в существующей системе».

Это сейчас для России — весьма современно. Для того чтобы выбраться из нынешнего развала всего и вся, недостаточно просто поменять систему, необходимо поднять на более высокий уровень мировоззрение передового авангарда страны, которым продолжает оставаться рабочий класс (пролетариат) и который объективно (по своему социальному положению) заинтересован в построении социализма.

Единственно, с чем можно поспорить, что приверженность социализму – не вопрос совести, как считал Б.Шоу. Это — вопрос мировоззрения, который в определённой степени находится ещё в зависимости от того, в чьих руках власть, кто осуществляет воспитательную и просветительную функцию. А также от того, как эта власть ему (пролетариату) досталась. Если в революционной борьбе, то человек, принявший в ней участие, быстро поднимает уровень своего мировоззрения.

Поэтому изменение социальной системы (способа производства) с большей вероятностью побеждает тогда, когда осуществляется революционным путём. В огне революции, как давно известно, быстро сгорают многие предрассудки, и гораздо быстрее утверждается новое мировоззрение. А уже вслед за мировоззрением следует совесть, мораль.

С Шоу также можно согласиться, когда он говорит «об одном основном изменении, которое повлечет за собой всё остальное. Это — безжалостное истребление паразитической праздности. Принудительный труд, со смертной казнью, как высшей мерой наказания для ослушников, является краеугольным камнем социализма. Формула: «Нетрудящийся — да не ест», в настоящее время читается: «Если у человека нет денег, чтобы купить пищу, — пусть он умирает с голоду». Социалистическое государство заставило бы миллионера работать, не взирая на его деньги».

Он великолепно развенчивает буржуазную мораль: «Наша капиталистическая мораль диаметрально противоположна. Она не только не считает труд долгом чести, но признает его лишь позорной необходимостью, которой каждый в праве избегать, по мере возможности, во имя идеала счастливой и почетной жизни, свободной от всяких обязанностей и обставленной всевозможной роскошью. На языке такой морали успехом называется успех в достижении таких условий, а неуспехом — трудовая жизнь. … Дальнейшее сравнение обеих моралей показывает, что в то время как социалистическая мораль может быть открыто провозглашаема, капиталистическая мораль настолько спорна, что пришлось прибегнуть к всевозможным ухищрениям, чтобы, скрыв ее истинную природу, примирить с ней рабочих. Она никогда не была терпима общественным мнением, как разумная система. Хотя она и была изложена с полной откровенностью целым рядом талантливых политэкономов и профессоров юриспруденции и оправдана в целом, как наилучшая система, на какую только способна человеческая природа, единственным результатом было то, что «политическая экономия», как называют это изложение, стала ненавистна. Капиталистическая система сохранилась не благодаря достоинствам своим (как экономической системы), а благодаря систематическому прославлению и обоготворению богатых и опорочению и принижению бедных. Однако она дает каждому бедняку один шанс из миллиона, или около того, сделаться богатым. … Истинная и действительная приманка капитализма заключается в кажущейся возможности для каждого быть праздным. … В ту минуту, когда социализм выступает на сцену со своей программой всеобщей промышленной и гражданской трудовой повинности, разница между Деканом Инджем и трудовой партией исчезает: они готовы претерпеть всё, даже капитализм в худшем его виде, лишь бы не потерять права в любой момент бросать работу и веселиться».

Или вот ещё – замечательный вывод: «Достаточно сформулировать сущность морали капитализма и социализма, чтобы стало ясным, что переход от одного к другому может быть только революционным».

И он совершенно прав (а мы в этом сегодня в России окончательно убедились), когда подчёркивает, что в условиях капитализма невозможно путём выборов добиться кардинального улучшения жизни: «Удивительно ли после этого, что реалистически настроенные люди кричат: «К чёрту ваших правых и левых, ваших красных, белых и бледнорозовых, ваши первый, второй и третий Интернационалы, ваши громкие фразы, которые отличаются от слов Ллойд Джорджа только тем, что они переведены с иностранных языков: мы будем голосовать за делового кандидата, которого мы, по крайней мере, понимаем и который нас еще не продал!».

Многое он объясняет простыми словами, и совершенно прав, когда пишет: «Марксисты должны прекратить невыносимое полоскание рта марксистскими фразами, которых они не понимают (так как не читали Маркса)». Очень современно.

А чего стоит вот это: «Важно помнить, что в России, самой отсталой из великих европейских держав, почва для коммунизма была расчищена не столько коммунистами, сколько империалистами, которые в своем беспечном невежестве и неспособности загнали свой воз в канаву и оказались во власти энергичной кучки реалистических коммунистов, которые, взяв управление страной в свои руки, непреодолимой логикой фактов и реальной ответственности привели всех к принудительному общественному труду под угрозой смертной казни, как к первому условию не только коммунизма, но самой возможности существования. Они расстреливали людей не только за уклонение от работы и безделье, но за пьянство во время работы».

Вот – тоже очень современно о необходимости уничтожения контрреволюции и контрреволюционеров: «Пока вы не внушите стремления к коммунизму, такого же страстного, какое имеется у вас, вы не только не можете быть счастливы, но и не можете быть уверены в своей безопасности. Вот почему русские коммунисты так настойчивы в своей пропаганде коммунизма, хотя меры военного и гражданского насилия, которыми они пользуются против контрреволюции, ничем не отличаются от насильственного навязывания коммунизма своим подданным. Подобно английскому офицеру, который скажет вам, что если бы Англия отдала Индию индусам, то Индия немедленно была бы опустошена гражданской войной, ведущей к хаосу, русский красный офицер скажет вам, что если бы большевики отдали Россию кулачным бойцам контрреволюции и пустым доктринёрам - болтунам конституционных демократов, Россия вернулась бы к царизму (о котором так жалеют великие княгини и просто княгини в Константинополе и Лондоне, при котором женщины годами просиживали в крепости за то, что учили детей читать (чтобы они не могли читать Маркса), рабочие жили в подвалах и зарабатывали 1 фунт четыре шиллинга в месяц, а милые княгини могли за четыре пенни нанимать извозчика в оперу».

Более современного нам писателя из того времени найти трудно.

ВЛАДИМИР ЛЕОНОВ,

депутат Законодательного собрания Ленинградской области 1994 – 2007 гг.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *