ЕЩЕ РАЗ О ДВУХ САМОЛЕТАХ

admin Статьи из газеты №42 (2013) 0 Comments

В НП №38 (3.10.2013) была опубликована статья

Павла Цыпленкова «Два самолета над «империей зла».

Речь идет о двух международных инцидентах, когда

иностранные самолеты нарушали воздушное

пространство СССР.

1 сентября 1983 года в наше воздушное пространство вторгся и пролетел над Камчаткой и Сахалином южнокорейский пассажирский самолет БОИНГ-747.

28 мая 1987 года, в день пограничника, пересек нашу

западную границу, долетел до Москвы и приземлился

на Красной площади, спортивный самолетик

из Западной Германии.

Надо отдать должное смелости автора, который стал освещать эти весьма темные, зловещие и мутные истории

двух международных провокаций, двух преступлений

против нашей страны (тогда – СССР).

Как известно, полет южнокорейского БОИНГа в 1983 году

закончился трагедией – гибелью самолета. БОИНГ был

сбит.

Обращаясь к этой запутанной и темной истории, автор статьи напоминает об этом (прошло 30 лет!) и еще раз повторяет принятую с тех пор версию: южнокорейский

самолет, нарушивший воздушное пространство СССР,

после пролета над Сахалином был сбит нашими пограничниками. Иных версий гибели самолета в статье

нет.

Господин Цыпленков явно не знаком с важнейшим источником по этой теме – с аналитическим расследованием Ю. Мухина.

В книге Ю. Мухина «Двойники Ельцина» этому событию

посвящена целая глава. Там приводятся свидетельства

целого ряда источников – в том числе ряда зарубежных.

Характерно, что за рубежом это событие расследовалось

гораздо активнее, чем у нас. Причем расследовалось

и независимыми от правительства людьми, что наиболее

ценно. Да и возможностей там оказалось больше.

Анализ источников привел автора книги к выводу, что

южнокорейский самолет был сбит вовсе не нами.

То есть ПВО СССР пытались его сбить. Но это

не удалось. БОИНГ покинул воздушное

пространство нашей страны и полетел дальше. Сбит

он был при подлете к суше. Место гибели известно.

Кому и зачем была нужна гибель самолета? Зарубежные

источники молчат. По мнению же Мухина, свою разведывательную миссию самолет выполнил – и от свидетелей освободились.

Вину за гибель самолета спихнули на нас – СССР;

тут же подняли шум.

А что же мы? А мы – вину признали, приняли на себя.

Вначале, возможно – сгоряча, не разобравшись. (Поторопился господин А. А. Громыко!).

Сопоставляя данные разных источников, Ю. Мухин

делает вывод, что в СССР в итоге разобрались и узнали,

где на самом деле был сбит самолет. Но по каким-то

соображениям не стали отказываться от вины

и напраслины, которую мы взвалили сами на себя.

Разве может кого-нибудь это сейчас удивить? Разве

не то же самое происходит сейчас между нами

и Польшей?

Нам нагло, тупо и упрямо навязывают комплекс вины

за чужое преступление – за расстрел немцами поляков

в 1941 году в Катыни и других местах.

Вот так и живем.

А «Курск»?

Теперь о втором самолете.

Вспоминая историю со вторым самолетом – нарушителем

границы, когда в мае 1987 года немецкий

пилот-любитель Руст эффектно приземлил свой

спортивный самолетик прямо на Красной площади,

да еще и в День пограничника – автор статьи приводит

справедливые мнения аналитика Н. Старикова, что эта

провокация была нужна тогда Горбачеву. Однако

в статье не приводится важнейший источник – свидетельство наших военных – пограничников

из частей ПВО — о личном участии генсека Горбачева

в обеспечении полета Руста, и более того, — о его руководстве данной операцией. (Это свидетельство

военных появилось в прессе после того, как Горбачев

оставил власть и давно был не у дел. Оно было опубликовано, кажется, в газете «Версия» не ранее

конца 90-х годов.

Военные объяснили, что в то время на нашей западной

границе каждый день оставлялся специальный

«воздушный коридор» — на случай особых, сверхважных

обстоятельств. По этому «коридору» самолет из-за рубежа

мог пересечь западную границу нашей страны и долететь

до столицы; войска ПВО обязаны были его пропустить.

Координаты «коридора» составляли государственную

тайну. Они действовали в течение суток. На следующие

сутки «коридор» был другой. Вчерашние координаты

были недействительны; они могли быть рассекречены.

Так вот, в день полета Руста Горбачев лично приказал

отменить сегодняшние координаты и вновь, вторично

использовать «коридор», который был накануне. По

этому вчерашнему «воздушному коридору» Руста

пустили в страну и довели до Москвы. Вот так он

прилетел к нам.

Понятно: Горбачев спасал в тот день свою политическую

шкуру. И спас!

Он тут же смог ошельмовать и отбросить, убрать со

своего пути тех, кто хотел тогда спасти нашу страну

от такого руководителя. Взамен для руководства армией

он поставил других людей.

С Меченым Горби все ясно.

Есть другой вопрос: почему остальные, кто не был

тогда уволен, — смолчали?

 

КУКУШКИНА Т. А.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *