БИРЮЛЁВСКИЙ БУНТ

admin Статьи из газеты №42 (2013) 0 Comments

На этот раз рвануло в Западном Бирюлёве – не слишком благополучном районе Москвы, находящемся на самой её окраине. Некоторые сравнивают нынешние события с трехлетней давности митингом на Манежной площади. Нечто похожее здесь действительно есть, но различий всё-таки больше.

Главное сходство заключается в том, что поводом для обеих акций протеста явилось убийство кавказцами молодых людей — по странному стечению обстоятельств обоих звали Егорами. Ну и, конечно, то, что на обеих акциях требовали найти убийц и изгнать мигрантов – «Россия для русских, Москва – для москвичей» и т.п.

На этом сходство кончается. Егор, убитый три года назад, был одним из руководителей крупного объединения футбольных фанатов; Егор, погибший на прошлой неделе, был простым парнем, никакой общественной активностью не отличавшийся, и за пределами своего квартала его, собственно, никто не знал. То есть для пожара потребовалась искра поменьше.

Но самое главное – если три года назад участники митинга на Манежной ничего не громили (обвинение в «массовых беспорядках» было там притянуто за уши – как и 6 мая 2012 года на Болотной) и лишь требовали от властей принять меры, то теперь люди сначала (в субботу и первые полчаса в воскресенье) действительно требовали от властей справедливости, а потом принялись действовать сами.

Состоялся вполне реальный погром и даже предпринималась попытка устроить самосуд. ОМОН всё это более-менее успешно предотвратил, но власти сильно занервничали, объявив, как пишет пресса, всеобщую мобилизацию сотрудников московской полиции. И было отчего – одно дело, когда толпа что-то громит за тысячу вёрст от Москвы, и совсем другое – когда это происходит в пятнадцати километрах от Кремля.

Тут я их хорошо понимаю – когда народ настолько не доверяет власти, это для неё, власти, очень опасно. Кстати, не уверен, что кто-то из кремлёвских мыслителей об этом знает, но есть такой исторический факт — в 1917 году число самосудов тоже резко возросло.

Некоторые считают, что дело тут не в росте социальной напряжённости, а в элементарных коммерческих или криминальных разборках – ведь, как говорят, за контроль за находящейся неподалеку овощной базой «Покровская», где и работают мигранты, уже много лет борются бандитские группировки. Дескать, вмешалась группа провокаторов, которая подогрела народный гнев и направила его в нужное русло. Потому-де протесты и начались не сразу после убийства, а лишь через несколько дней.

Что ж, может, это и сыграло какую-то роль. Только вот объяснить, почему протесты начались не сразу, очень легко – люди просто не сразу узнали о преступлении (всё же это Москва, а не Пугачёв), а потом какое-то время ждали реакции силовиков. А её, в сущности, не последовало.

Уже после бунта власти предприняли титанические усилия для поимки убийцы Егора. Но до субботы, похоже, в этом плане не делали практически ничего. Журнал «Русский репортёр» со ссылкой на свои источники дал очень хорошее описание того, как это обычно бывает: «Если бы не было резонанса – расследовали бы местные менты на уровне опроса нескольких очевидцев из окрестных домов. И кончилось бы такое расследование рапортом, что очевидцев нет».

Мои собственные источники утверждают то же самое. Как вы думаете, удовлетворило ли такое расследование местных жителей?

Конечно, нет, и в результате народ действительно вышел на улицы — как говорят сейчас местные активисты, «это был крик души». Убийство бирюлёвского Егора стало последней каплей, переполнившей чашу терпения местных жителей, которые устали жить в атмосфере страха.

О том, что в Бирюлёве неблагополучно, я знаю не из газет – у нас в районе есть люди, переселившиеся к нам именно оттуда; как они сами говорят – из страха за будущее детей. Рассказывали и о нападениях криминальных элементов, и об активной торговле наркотиками. Центром всей этой криминальной активности выступала пресловутая овощная база.

Овощные базы даже в советское время притягивали к себе тучи бомжей и прочих асоциальных элементов – постоянно работать там соглашались лишь люди не очень требовательные и не всегда с чистой биографией. Но и тех всё равно не хватало, поэтому приходилось привлекать к работе, практически, кого попало, не особенно спрашивая документы.

Теперь же вместо местных бомжей на базе и образовавшемся при ней оптовом рынке стали работать мигранты, которых в Западном Бирюлёве действительно очень много. В нормальных домах – зачастую в исчисляемых сотнями«резиновых» квартирах — селились кавказцы, в первую очередь, азербайджанцы. В нанесённом на карту поселении (на гуглевской карте так и написано – «поселение нелегальных мигрантов») селились гастарбайтеры из Средней Азии. Район если ещё не превратился, то ускоренно превращался в один из тех самых «чайнатаунов», создания которых власти поклялись не допустить.

А в национальном гетто и порядки уже не московские. Положение ещё больше усугублялось тем, что значительная часть мигрантов была связана с криминалом – как, например, предполагаемый убийца Егора. Отсюда и грабежи, и наглое приставание к женщинам типа «прастытутка, иды суда!», и т.д. Жаловаться же было некуда – как считают местные жители, и полиция, и управа куплены приезжими, благо, что оборот базы и рынка составлял миллиарды долларов в год.

Так что не стоит валить всё на неких провокаторов. В прошлую субботу к отделению полиции пришли именно местные жители. Это уже на следующий день на «народный сход» стали слетаться футбольные фанаты и «профессиональный русский» г-н Поткин, очевидно, для большей «русскости» называющий себя Беловым. Кто-то из полиции по недомыслию объявил Поткина-Белова «зачинщиком» беспорядков, но, если верить, журналистам, тот как раз пытался остановить погромщиков. И я думаю, что это действительно так – сколотить политический капитал – это да, а вот погромы Поткину совершенно ни к чему.

Так что организованные националисты (кроме Поткина, там больше никто и не засветился) особой роли здесь не сыграли. А вот неорганизованные оттянулись по полной программе – громили торговый центр и базу именно они.

Что же дальше? Главное требование бирюлёвцев – закрытие базы «Покровская» — власти выполнили, а мигранты уйдут сами, т.к. им теперь нечего там делать. Частная проблема решена (кстати, решена она тем путём, каким сейчас в России только и решаются любые политические, социальные, национальные проблемы – в результате массовых протестов).

А вот общая проблема осталась. Собственно, на самом деле их две – проблема рабочих мест и проблема бесчинств приезжих.

Сейчас много говорят о введении виз со Средней Азией и Закавказьем (т.е. практически с Азербайджаном). По своей эффективности эта мера сравнима с проведённой месяц или два назад «декриминализации» московских рынков, т.е. практически равна нулю. Как говаривал мой командир части, «это лишь обозначение активности».

Сначала о бесчинствах. Процентов 90 из них приходится не на «гостей» из Средней Азии, а на кавказцев. Конечно, всех мазать одной краской нельзя – я, например, никогда не слышал о бесчинствах в Москве осетин или адыгейцев, и даже из самых проблемных в этом отношении республик многие нормально работают, безобразничать им просто некогда. Безобразничают, в основном, две категории – «золотая молодёжь», которая «гуляет» в Москве на деньги, которые их родители украли из федеральных дотаций своим регионам, и криминальные элементы, вроде предполагаемого бирюлёвского убийцы. От полиции они просто откупаются – деньги у них есть.

Кстати, этим летом я лично столкнулся с наглостью такого вот представителя «золотой молодёжи». Мы с женой решили тогда прогуляться от Таганки до Курской, и когда проходили мимо какого-то злачного заведения, прямо перед нами на тротуаре, перекрыв дорогу, остановилась очень дорогая машина. Из неё вылез молодой человек в тренировочных брюках (!), и когда моя супруга высказала ему недовольство по поводу остановки на тротуаре, тот злобно сверкнул глазами и уже собирался скандалить, но, увидев моё, как в таких случаях любил говорить покойный генерал Лебедь, «милое, приветливое лицо», решил не связываться. А вот если бы моё лицо не было таким милым и приветливым, произошёл бы неприятный инцидент с непредсказуемыми последствиями. В самом центре Москвы, средь бела дня.

Так вот, выходцы с Северного Кавказа – граждане России, и никакими визами их не остановишь. Находящиеся в России азербайджанцы в своём подавляющем большинстве уже давно всеми правдами и неправдами получили российские паспорта, так что им тоже не грозит никакая депортация.

Что же касается рабочих мест, то я приведу лишь один пример. В Западной Европе, где очень жёсткая визовая система и законы исполняются гораздо лучше, чем у нас, работают миллионы россиян и украинцев, 90 процентов которых устраивались на работу нелегально. Так что лазейки найдутся, даже если российские власти устроят мощный распил бюджетных средств, ассигновав их на строительство проволочных заграждений на границе Казахстана с Узбекистаном.

Разумеется, с учётом реального уровня безработицы в 20-25 процентов экономика России объективно не нуждается в рабочих-мигрантах. В той же Белоруссии нет, например, дворников-таджиков, хотя улицы и дворы убирают гораздо лучше, чем у нас.

Но ведь российским «предпринимателям» так нужны деньги! Маркс в позапрошлом веке писал, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал ради ста процентов прибыли. Но что такое сто процентов прибыли для нынешней России? Так, мизер. На мигрантах хозяева получают не одну сотню процентов.

Бесправная рабочая сила, которой можно заплатить в несколько раз меньше, чем местным, а то и вовсе не заплатить – мечта любого капиталиста. Качество работы получается, конечно, так себе (отправляясь на электричку, я каждый раз с ужасом смотрю на кривую стену недавно построенного гастарбайтерами якобы «элитного» дома), но это уже вопрос десятый.

Именно поэтому, что бы там не говорили некоторые левые, мигранты вытесняют местное население с прежних рабочих мест, создавая немалое социальное напряжение – точнее, это напряжение создают не они сами, а их хозяева. Я лично знаю молодых людей, пытавшихся устроиться на одно из немногих оставшихся в Московском регионе действующих предприятий. Не берут – откровенно заявляя, что нам, дескать, не нужны местные, которые могут устроить скандал. Москвичу или подольчанину ведь не заплатишь втрое меньше положенного – он и в прокуратуру написать может.

Я лично помогал пожилой женщине-москвичке, которую выживали с должности… дворника, составлять письма в соответствующие инстанции. Тогда мы её отстояли, но вскоре ей всё равно пришлось уйти из-за созданных администрацией невыносимых условий работы. На её место сразу взяли киргиза.

Я привёл эти примеры просто потому, что знаю их не понаслышке. Однако подобные вещи характерны не для одного Московского региона – алчность «хозяев жизни» не имеет границ.

Да и кто, собственно, будет её сдерживать? Это в Западной Европе, и то лишь после Октябрьской революции, поняли, что ради самого выживания капитализма нужно пойти на уступки и создать т.н. «социальное государство» (которое, правда, в отсутствие Советского Союза сейчас постепенно демонтируется). А вот российские власти по-прежнему действуют по принципу «после нас – хоть потоп».

Нет, любые массовые акции протеста их, конечно, беспокоят – воспоминания об «арабской весне» всё ещё свежи в памяти, пусть даже кто-то из владык считает, что к этому приложили руку американцы. Вероятно, «наверху» понимают, что проблемы миграции вызывают в обществе сильнейшее напряжение – не зря ведь предполагаемый бирюлёвский убийца был под телекамеры доставлен лично к министру внутренних дел. Может быть, кто-то там даже подметил, что подобная гремучая смесь национальных и социальных проблем взрывается всё чаще, а бунты характеризуются всё большим ожесточением.

Но отказаться от системы сверхэксплуатации мигрантов нынешние власти не в силах, ограничиваясь чисто декоративными мерами. Слишком велики получаемые от этого доходы, часть которых непосредственно поступает к коррумпированным государственным чиновникам.

Да и способна ли нынешняя власть осуществить необходимые для этого меры, тем более, что крайняя некомпетентность просто не даёт ей разглядеть их необходимость? Кроме лежащей на поверхности реальной глубокой реформы миграционной службы и МВД (кое-что в последние годы там изменилось к лучшему, но радикального сдвига не произошло), тут требуется и наведение порядка на Северном Кавказе, и создание не декоративной, а реальной системы местного самоуправления, и перестройка нынешней системы трудовых отношений, когда не то, что мигранты, но и самые что ни на есть местные работники практически беззащитны перед произволом работодателей. Много чего здесь требуется, и в сумме всё это фактически означает демонтаж нынешнего режима.

Кто же решится на такое политическое самоубийство, тем более что многие в нынешней власти и сами здорово замазаны? А пока нынешние временщики остаются у власти, бирюлёвские события, как правильно сказал г-н Собянин, могут повториться.

 

СЕРГЕЙ СКВОРЦОВ,

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦК кпсс

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *