ЗАЧЕМ НУЖЕН КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД?

admin Статьи из газеты №40 (2013) 0 Comments

Переброска с маловразумительной целью в Санкт-Петербург из Москвы Конституционного суда в 2008 году обошлась российскому бюджету в 5,3 миллиарда рублей, притом, что там трудятся всего 19 судей. Причём, первоначально речь шла о значительно более скромной сумме в 221 миллион. Таким образом, переезд обошелся в 23 раза дороже, чем планировалось.

Что интересно: решение о переезде КС было принято исполнительной властью без всякого согласия и обсуждения этого решения с судебной властью. Уже из этого обстоятельства следуют далеко идущие мысли о лицемерии конституционного равенства всех ветвей власти.

Несмотря на такие колоссальные суммы, основная часть которых ушла на недвижимость, (в том числе, по публикациям в СМИ, на коттеджи для судей на Крестовском острове в элитарном районе Санкт-Петербурга), обустройство и ремонт, переезд Конституционного суда можно считать в известной степени условным и формальным. Да, действительно, в Питер перебрались все судьи КС, но только 60 из 230 сотрудников аппарата. То есть реально ¾ аппарата осталось в Москве. Сами судьи тоже значительную часть времени проводят в столице, у многих из них здесь остались научная и преподавательская работа, руководство кафедрами в университетах, профессорские должности, многочисленные рабочие контакты. Некоторые из них в Санкт-Петербург приезжают и вовсе только для участия в судебных заседаниях.

Никто не будет сомневаться, что в Конституционном суде работает юридическая элита России, а потому многие из нас уверены, что решения, принимаемые им, это верх юридического совершенства.

И велико было моё изумление, когда лично я на опыте своих обращений в КС убедился, что под контролем 19 судей КС принимаются самые настоящие отписки, поражающие своей безграмотностью.

Сначала о том, что такое КС. В словарях мы можем прочитать: «Конституционный суд относящийся к судебной ветви государственной власти орган конституционного контроля, в компетенцию которого входит оценка соответствия правовых норм Конституции. Конституционный суд (в отличие от всех прочих судов) вправе отменить закон или иной нормативный правовой акт, в случае признания его неконституционным».

Правда, в отношении граждан возможности для обращения в КС существенно ограничены: они могут обжаловать только свои конституционные права, нарушенные применением федеральных законов в конкретном судебном деле. К тому же эти возможности постоянно уменьшаются. Ещё недавно граждане могли обратиться в КС в том случае, если «закон применён или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющим закон». А с 09.02.2011 г. – только «… в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде». То есть сейчас при обращении в КС вы должны представить либо решение суда первой инстанции с решением суда апелляционной (кассационной) инстанции, либо решение суда первой инстанции с отметкой о его вступлении в законную силу (если это решение не обжаловалось).

К тому же вы должны набраться терпения, поскольку советники и консультанты КС, которые предварительно рассматривают вашу жалобу, будут стремиться под любыми предлогами, зачастую весьма безграмотными и даже смешными, её отфутболить. Но это может быть отдельной темой.

А теперь по моим делам.

В 2008 году против меня было возбуждено уголовное дело, якобы по факту оправдания терроризма. В 2010 году после двухлетнего течения уголовного судебного процесса я был оправдан. Но как только дело было возбуждено, в соответствии с ФЗ № 115 («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма») я был включен в «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности» №27ПЭ за № 1164. Кстати, через некоторое время были надолго заблокированы и моя банковская операционная карта, и мои возможности пользоваться услугами банков.

В 2009 году после моей регистрации кандидатом в местные депутаты (в Гатчине) Сбербанк на основании включения меня в этот «список экстремистов» отказал мне в открытии избирательного счета.

Я обратился в гатчинский суд, который признал отказ банка законным, поскольку в соответствии с указанным законом банк «вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом» в случае «наличия в отношении физического или юридического лица сведений об участии в террористической деятельности, полученных в соответствии с настоящим Федеральным законом», которым является «постановление следователя о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление террористического характера», предусмотренного статьей 205.2.

Таким образом, было ограничено моё конституционное право быть избранным (пассивное избирательное право), поскольку без избирательного счета я в предвыборную кампанию мог вести только устную агитацию, находясь в неравных условиях с другими участниками избирательной кампании. А перед днём голосования я был решением избирательной комиссии в соответствии с законом № 67-ФЗ («Об основных гарантиях избирательных прав…») вообще исключён из кандидатов в депутаты, поскольку к тому моменту гатчинский суд под давлением и инициативой гатчинской прокуратуры признал факт публикации мною, якобы, экстремистской статьи, из-за которой было возбуждено уголовное дело.

Поскольку Конституция РФ не предусматривает ограничения (а также неравенства) прав граждан при отсутствии приговора суда, в том числе и при наличии возбужденного уголовного дела, я обратился в КС с заявлениями о применении против меня законов, противоречащих Конституции. И получил Определения КС № 688-О-О от 13.05.2010 и № 757-О-О от 01.06.2010, который отклонил мои жалобы и признал законы № 115-ФЗ и № 67-ФЗ соответствующими Конституции РФ.

При этом КС отметил, что Конституция (оказывается) не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств ограничения прав граждан (возможны «иные ограничения избирательного права», определяемые федеральными законами). Правда, КС отметил, что отмена регистрации кандидата может быть произведена только судом, но не решением избирательной комиссии. И право банка отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим лицом в соответствии с законом №115-ФЗ «предполагает лишь информационное обеспечение достижений целей данного закона». То есть, право банка, якобы, наступает лишь в том случае, если банк получает информацию о возможном преступном использовании перечисляемых денежных средств, что было опровергнуто гатчинским судом, решение которого было поддержано и областным, и Верховным судами.

Таким образом, КС по существу установил, что конституционное право гражданина избирать и быть избранным можно ограничивать не только п.3 ст.32 Конституции РФ, но и федеральными законами, несмотря на то, что они противоречат этому ограничительному положению Конституции: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». Хотя обязанностью КС и его предназначением является отмена любого положения закона, противоречащего Конституции РФ.

То же самое следует сказать и об Определении КС, где он не увидел, что положения закона №115-ФЗ, ограничивающие право кандидата в депутаты участвовать в своей агитационной кампании, противоречат статьям Конституции: п.1 ст.49 («Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана … и установлена вступавшим в законную силу приговором суда» и п.2 ст.19 («Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина …»).

А вот ещё пример, совсем свежий и просто вопиющий. Я много писал о том, что у нас применение на выборах технических средств подсчёта голосов по существующему законодательству приводит к тому, что эти средства вообще оказываются без необходимых проверок, как это произошло на последних выборах депутатов Госдумы и президента.

ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав …» нормой второго абзаца п.32 ст.68 устанавливает: «Законом, а в случае его отсутствия решением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации может быть предусмотрено, что … проводится контрольный подсчет голосов избирателей…(ручной подсчет голосов)».

В результате оказалось, что федеральные законы о выборах депутатов Госдумы и о выборах президента, как ни странно, этой проверки не предусматривают. Но и ЦИК, видимо, сознательно, своего решения на этот счёт не приняла.

А ведь технические средства подсчёта голосов – КОИБ являются легко управляемыми и перенастраиваемыми средствами. КОИБ — электронные приборы, сканеры, работающие под управлением микропроцессора, который, в свою очередь, работает под управлением программы, и эта программа может находиться и на внешнем устройстве, подключаемом к сканеру.

Например, наблюдателям объясняют, что внешний носитель информации, зачем-то постоянно подключённый к КОИБ, содержит информацию о данных выборах на данном участке и выполняет функцию запоминания результатов голосования. Но никто не может гарантировать, что он не содержит программы управления КОИБ.

А инструкция ЦИК, якобы, по проверке КОИБ, таковой не является, я это доказывал.

И все результаты голосования на участках, содержащих КОИБ, были лишены процедуры общественного контроля до выборов и после.

И потому
были нарушены конституционные права – избирательные права граждан РФ, определяемые п.28 ст.2 упомянутого ФЗ.

Как видно, норма второго абзаца п.32 ст.68 данного ФЗ о выборах противоречит требованиям п.3 ст.3 Конституции РФ (понятие «свободные выборы» означает отсутствие каких-либо возможностей влияния на результат этих выборов, что означает также отсутствие возможностей нарушения избирательных прав граждан, а это возможно при наличии общественного контроля каждой выборной процедуры) и п.28 статьи 2 этого же Федерального закона.

Казалось бы, можно легко данную проблему решить, законодательно гарантировав контроль над правильностью подсчета голосов, что, собственно, и является избирательным правом граждан. При этом законодательство должно обязательно устанавливать возможность проверки технических средств перед голосованием под контролем членов участковых комиссий и наблюдателей и обязательного контроля после голосования с помощью ручного пересчёта голосов на определённой части участков, где голосование происходило с использованием сканеров. Законодательство не должно содержать нормы, позволяющей не проводить подобные проверки.

Однако, как мы показали, в российском законодательстве всё не так.

Поэтому норма п.32 ст.68 ФЗ о выборах должна быть изменена, и начинаться она должна со слов: «Законом должно быть предусмотрено…».

Я вновь обратился в КС. Определение КС № 2230-О от 24.12.2012 г., рассмотренное 17 судьями и подписанное его председателем В.Д.Зорькиным, меня уже просто позабавило: я понял, что даже в КС у нас грамотных юристов нет.

КС утверждал, что никаких противоречий нет, потому что «в соответствии с п.25 ст.68 данного ФЗ участковая комиссия, использовавшая техническое средство подсчёта голосов, вправе принять решение о незамедлительном проведении непосредственного подсчёта голосов без использования этого средства (ручного подсчёта) на основании поступивших обоснованных жалоб (заявлений) лиц, присутствовавших при непосредственном подсчёте голосов. Таким образом, участники избирательного процесса не лишены возможности защитить свои избирательные права путём подачи жалоб с требованиями провести контрольный подсчёт голосов для проверки правильности результатов, полученных с использованием технических средств подсчёта голосов, а потому оспариваемое законоположение не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте».

Да, зря государство тратит огромные деньги на судей КС. Ни один из них даже не представляет, что такое для УИК «обоснованная жалоба», и даже не знает, что понятие «обоснованная жалоба» дано не в законе, а в Инструкции ЦИК от 06.07.2011, и там перечислены совершенно другие обстоятельства. Поэтому любая УИК жалобу, основанную на подозрении в правильности алгоритма подсчёта голосов, в соответствии с данным законом признает необоснованной.

Вот такой у нас КС! Конечно, им не до нас. Они на своих заседаниях не в состоянии вникать в сущность наших жалоб. Ведь у них дел невпроворот. Они в Москве преподают, заведуют кафедрами, у них — многочисленные рабочие контакты.

Но есть здесь, конечно, и другая причина. Ведь все мои жалобы касались либо недавних введений различного рода репрессивных мер по отношению к оппозиционным деятелям, либо, как в последнем случае, получения желаемого для власти результата выборов. Попробуй, отмени такие нововведения в законы! Сразу расстреляют из танковых орудий, как это уже было. Ведь, закон, как известно, есть воля господствующего класса. Так что уж лучше – малограмотные отписки. Тем более что решения КС отменить нельзя, авось не обратят внимание. Поневоле вспомнишь: «Слово конституция может быть талисманом деспотизма, заменяющего насилие хитростью». (Пьер Буаст).

Наиболее ярким примером толкования закона в зависимости от ситуации является поведение КС в кризисные дни 1993 года. 21 сентября Ельцин выступил со своим печально знаменитым Указом № 1400 «О роспуске Верховного Совета» и в этот же день КС под председательством Валерия Зорькина выдал своё заключение: «Указ Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина «О поэтапной Конституционной реформе Российской Федерации» от 21 сентября 1993 г. № 1400 не соответствует части 2 статьи 1, части 2 статьи 2, статье 3, части 2 статьи 4, частям 1 и 3 статьи 104, части 3 пункта II статьи 1215, статьи 1216, статье 1218, статьям 1651, 177 Конституции Российской Федерации и служит основанием для отрешения президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от должности …».

Подписано председателем КС В.Д.Зорькиным и секретарём Ю.Д.Рудкиным.

Однако, как сегодня известно, ситуация менялась, и после расстрела Верховного Совета из танков мнение КС изменилось на прямо противоположное. И сегодня тот же Зорькин с учёным видом и уверенностью в своей непогрешимости толкует законы и олицетворяет собой вершину судебной власти России. В КС по-прежнему пытаются обращаться за справедливостью и просто обиженные граждане, и организации, и политические партии, борющиеся за свои программные цели.

Конечно, КС не защищает справедливость, его задача защитить Конституцию и следить, чтобы законы и иные нормативные правовые акты ей не противоречили, но как это он делает, я показал на конкретных примерах.

 

ВЛАДИМИР ЛЕОНОВ,

депутат Законодательного собрания Ленинградской области 1994 – 2007 гг.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *