КОГДА НАСТУПИТ ЮБИЛЕЙ «ВЕРТИКАЛИ»?

admin Статьи из газеты №4 (2013) 0 Comments

Знаменитый некогда на Европейском континенте – бывший намного популярней и Шолохова, и Фадеева, и самого Горького, а В.Маяковского превзошедший и физическим ростом, советский писатель Борис Пильняк — учтя даже модные тогда выкладки Фрейда и Ломброзо — в рассказе «Его Величество Kneeb Piter Komon-dor» так охарактеризовал гр. П.А.Романова: «Человек, радость души которого была в действиях, человек со способностями гениальными, человек ненормальный, всегда пьяный, сифилитик, неврастеник, страдавший психостеническими припадками, своими руками задушивший сына. Монарх, никогда ни в чем не умевший сокращать себя – не понимавший, что должен владеть собой, деспот. Человек, абсолютно не имевший чувства ответственности, презирающий всё, до конца жизни не понявший ни исторической логики, ни физиологии народной жизни. Маньяк. Трус. Испуганный детством, возненавидел старину, принял слепо новое, жил с иностранцами, съехавшимися на легкую наживу, обрел воспитание казарменное, обычаи голландского матроса почитал идеалом. Человек, до конца дней оставшийся ребенком, больше всего возлюбивший игру, — игравший всю жизнь: в войну, в корабли, в парады, в соборы, иллюминации, в Европу. Циник, презиравший человека и в себе, и в других. Актер, гениальный актер. Император, больше всех любивший дебош, женившийся на проститутке, наложнице Меньшикова, — человек с идеалами казарм. Тело было огромным, нечистым, очень потливым, нескладным, косолапым, тонконогим, проеденным алкоголем, табаком и сифилисом. С годами на круглом, красном, бабьем лице обвисли щеки, одрябли красные губы, свисли красные – в сифилисе – веки, не закрывались плотно, и из-за них глядели безумные, дикие, детские глаза, такие же, какими глядит ребенок на кошку, вкалывая в нее иглу или прикладывая раскаленное железо к пятаку спящей свиньи: не может быть иначе – Петр не понимал, когда душил своего сына. 30 лет воевал – играл в безумную войну – только потому, что подросли потешные, и флоту было тесно на Москве-реке, и на Преображенском пруде. Никогда не ходил – всегда бегал, размахивая руками, косолапя тонкие свои ноги, подражая в походке голландским матросам. Одевался грязно, безвкусно, не любил менять белья. Любил много есть, и ел руками – огромные руки были сильны и мозолисты».

Положим, употребление вилки (в Англию, напр., завезенной из Италии лишь в ХVII в.) считалось в т.в. греховным, не только Православною, но и Католической церковью. Как русский же человек своего века, герр Питер каждую субботу парился в бане, а белье носил льняное – не синтетическое и не хлопчатобумажное (в льняной ткани тело дышит без отпотевания). Но таков был тогда социальный заказ — социальный заказ режима, чей первый вождь умер от сифилиса мозгов, «жирные, как черви» пальцы преемника которого – сгребали в топку строительства коммунизма крупнейшее сословие Русского этноса…

В книге с тиражом 300 экземпляров, вышедшей 10 лет назад, эти обвинения скрупулезно прокомментированы: «Всё вроде бы о Петре. И всё не о нем.

Сифилисом Петр не болел – у него были признаки гонореи.

Марта Скавронская (ЕкатеринаI) проституткой не была.

И сына Петр не душил, а предал его суду.

В труса не играл, а сам принимал участие в нескольких сражениях, даже в рукопашных схватках.

Не заметил Пильняк и таких мелочей, как то, что Петр овладел (и как овладел!) 16 профессиями. Не Бог весть какой памятник «Царь-плотник» вернулся недавно в Петербург. Скульптор Рещиков с инициативной группой пробивал проект памятнику «Петру-кузнецу» в Колпине.

Пропустил писатель и сообщение Екатерины II о том, что когда она, задумывая какое-либо государственное дело, прежде обращалась в архив Петра, обычно убеждалась, что и Петр думал о том же, и продумывал вопрос намного глубже и основательней, чем это виделось ей.

Проигнорировал Пильняк и «Медного всадника» Пушкина, утверждавшего что не «играл» Петр, а созидал. И созидал во имя России.

Построив Петербург, сконцентрировав к концу своей жизни в нем 1\8 городского населения России, Петр свершил деяние, которое современный культуролог Каган уравнял по значимости с Крещением Руси.

Пильняк увидел в Петре актера, после спектакля попавшего в богемную среду, потом где-то преувеличил, укрупнил, чего-то (главного) «не заметил», маленько приврал… И получилась гротескная — в театре приемлемая фигура, но далекая от реалий. Это позволило ему создать весьма негативный образ основателя Петербурга.

И мы бы не рискнули поднять эту трактовку Величайшего в истории России Государя, если бы не увидели ее живучести в дне сегодняшнем» [«Новая повесть о Царском Селе», СПб., 2004, кн. 1-я, с.16-17].

Некогда, экземпляр этой книги был подарен авторами, литератором Александром Максимовичем Сушко и военным историком Александром Ивановичем Левинтовым, «Новому Петербургу», хранившийся в редакции и предназначенный на выброс при съезде в 2009 г. из тогдашнего нашего помещения на Гагаринской ул., он мной был сохранен для себя.

Вроде и о Пильняке, а вроде – и об Артеме Кречетникове, о его «Юбилее вертикали власти», появившемся спустя десятилетие, точно в Совдепии 1920-х, в «Имперском взгляде» (www.rusimperia.info ) [«Новый Петербургъ», 24.01.2013, с.6] — к дню рождения «Табели о рангах» 24.01 (04.02) 1722 года. Можно было б подумать, что справедлив хотя бы заголовок статьи, так и этого нет: и дата не юбилейная, и день рождения Табели, по стилю, в котором выходит газета, наступит через две недели.

Трактовка действительно живучая. Феодальному (т.е. безнациональному!) сословию «патриотов-государственников» — наследников дореволюционных семинаристов, несостоявшихся священников (ставших интеллигенцией – «светским духовенством»), больше нравится занимать должности, не согласно выслуженного чина, а «божьей милостью», как ухватывали их князья Шуйские, в эпоху младенчества Ивана IV Васильевича (ХVI век).

Подлинным же юбилеем российской бюрократии является не 21.01.1722, а 21.02.1613 года – день военного переворота (силами «воровских казаков» — предтеч ряженого путинского «реестра»), позже высокопарно нареченного «собором», осуществленного боярами Романовыми – недавними кремлевскими сидельцами при польских оккупантах [Р.Г.Скрынников «Минин и Пожарский», 1981]. Ободритский род Рюриковичей – правивший Русью Внешней и Русью Внутренней, не одно тысячелетие, согласно родовому праву, — воистину, не иначе как Божьей благодатью (как в Японии)! — через Гостомысла связанный с Владимиром Старым – Владимиром Всеславичем Красным Солнышком русских былин (Гертнитом германских поэм), в тот день был низвергнут уже официально.

Власть была захвачена* самозванцами, не имевшими в жилах великокняжеской крови (слухи о княжеском происхождении со стороны матери боярина Федора Никитича, ставшего Тушинским патриархом Филаретом, воспроизведенные в материалах по русской истории А.С.Пушкина, были недостоверны) [см. «История родов русского дворянства», кн. 1-я, 1886, с.24]. Опорой путчистов стали многочисленные прихлебатели их богатейшего рода, обросшего капиталами в ХVI в. при удачном замужестве боярышни Анастасии Романовны Захарьиной, оттеснившие теперь от управления государством боярство – общегосударственных чиновников (бояре, окольничие, стольники и т.д. — были чинами, а не титулами) и выборных земских – местное самоуправление, занимая места по родству и положению. Так родилась «вертикаль власти» — связанная с идеей личной преданности тирану (тирану в политическом, а не оценочном смысле) и его клану, независимой от установленного порядка управления страной и враждебной ему, не важно — обычно-правовому (до 1613) или конституированному (1722).

Как и ныне, «вертикаль» ознаменовала своё правление воинствующим коллаборационизмом – признанием по Деулинскому перемирью захвата Польшею Смоленска, передачей ей Чернигова, Путивля, Новгород-Северского – исконно-русских городов (так же точно отторгнутых от России в 1917 г. большевиками!). А Швеции по Столбовскому миру — Ивангорода, Орешка и всего побережья Русской Прибалтики и Приневья, Водской пятины Великого Новгорода – земель, на которых ныне стоит Санкт-Петербург!

Положил ей конец – увы, не навсегда, благоверный царь, Всероссийский Император Петр Великий — рожденный в 1672 г. рязанской дворянкой Наташей Нарышкиной (царицей Натальей Кирилловной), по свидетельству воспитателя царевича, боярина Стрешнева, от неизвестного из числа бывавших у нее придворных, не унаследовав порочные гены правившей фамилии.

Российская Федерация ХХI – ХХII веков:

Однако, мантию Романовых ныне всё чаще примеривает в Кремлевских покоях возобновитель романовской «вертикали власти», раздариватель супостатам остающихся русских земель, буквальный последователь их. Если Романовское правительство 325 лет назад — в 1688 году, по Нерчинскому договору, навсегда передало Китаю Кумарский и Албазин (русская граница в том веке — проходила по Большому Хингану, который теперь пришлось штурмовать в 1945 году!), то госпатриотическое правительство РФ — отдало Китаю русские земли по Амуру и Сунгари.

Так что, ври, да не завирайся! Юбилей вертикали власти – наступит 21 февраля 2013 года, празднование чего готовятся в РФ отмечать на государственном уровне.

ЖДАН РОМАНОВ

*Воцарение св.царя-мученика Василия IV Ивановича Шуйского в 1606 г. не означало смены династии; князья Суздальские-Шуйские и Даниловичи-Московские одинаково были потомками Александра Невского (прим.авт.).

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *