ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ШОК

admin Статьи из газеты №37 (2013) 0 Comments

В феврале 2011 года я был поставлен на очередь на получение квоты на оказание высокотехнологичной медицинской помощи по замене барабанной перепонки левого уха имплантатом. В конце октября 2011 года мне

позвонили из ГОУ ВПО СПбГМА им. И. И. Мечникова

и сообщили, что получена квота на мое имя,

пригласили на госпитализацию. Я собрал необходимые

документы и приехал в клинику №19-2. Оформлял документы на госпитализацию заведующий отделением ЛОР Галеев Р. А.

Через два дня меня прооперировали. Операцию выполняла

Безрукова Е. В. Перед операцией меня осматривал врач

Пащинин А. Н. Через четыре дня после операции

дежурный врач Лариса Васильевна сообщила мне, что мне

сделали операцию не по замене барабанной перепонки

на имплантат, а радикальную операцию левого уха

и объяснила ее суть. Услышав это, я был в сильном физическом и эмоциональном шоке. Я понял, что рухнули

мои надежды на восстановление слуха

(хотя бы частичного) левого уха. Мне стало плохо.

Позднее я пытался выяснить у Безруковой Е. В., почему

мне сделали радикальную операцию, а не операцию

по замене барабанной перепонки левого уха имплантатом,

т. к. я испытывал наибольший дискомфорт от наличия

дыры на барабанной перепонке. Вразумительного ответа

я так и не получил.

В соответствии с талоном на оказание высокотехнологичной медицинской помощи

№40. 0000.18874.115 и Протоколом №3877 решения

комиссии по отбору пациентов на оказание высокотехнологичной медицинской помощи

в ГОУ ВПО СПбГМА им. Мечникова Росздрава мне был

установлен код диагноза по МКВ-10, Н66.2,

код вида 10. 00. 001. Это код предусматривает замену

барабанной перепонки левого уха имплантатом, а вовсе не радикальную операцию, из-за которой я потерял слух

на прооперированном ухе, и у меня резко упал слух на правом ухе.

Я обратился в больницу с жалобой на неправильное,

,по моему убеждению, лечение, но мне было сообщено (см. Письмо ГОУ ВПО СПбГМА им. Мечникова Росздрава №1323-01/ П от 18.01. 2012 года) о том, что ими было принято решение «выполнить радикальную операцию на левом ухе с тиманопластикой и что я, якобы, был предупрежден о виде и объеме операции (что не соответствует действительности).

По запросу страховой компании ОАО «ГСМК» ГОУ ВПО

СПбГМА им. Мечникова Росздрава провела экспертизу, которой было установлено, что имплантаты при операции не использовались.

Помогите мне разобраться в данной ситуации, дать оценку

проведенному мне «лечению», в результате которого

я практически потерял слух.

Н. ХОХЛОВ,

инвалид 1-ой группы


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *