ВСЕ МОИ ПРЕДКИ СЛУЖИЛИ ТАМ, КУДА ИХ РОДИНА ПОСЫЛАЛА. ПЕРОМ И ШПАГОЙ, СЛОВОМ И ДЕЛОМ. С ПЕТРОВСКИХ ВРЕМЕН

admin Статьи из газеты №37 (2013) 0 Comments

Валерий Смирнов вошел в число авторов современных детективов, выпустив под псевдонимом «В,В. Кустов» и «В.В. Смирнов-Кустов» за несколько лет 5 книг, в которых впервые была показана работа офицеров таможенной службы, защищавших «достояние республики» в период 1990-х-2010-х гг.

О реальных делах и событиях, актуальных и поныне, о главных героях его детективов писатель беседует с автором «Нового Петербурга» Игорем Захаровым.

И.З. Как Вы стали писателем?

В.С. Я служил в Северо-Западной оперативной таможне, фактически с момента ее образования в мае 1997 года. Первую книгу написал в 2010 году. В основу сюжетов легли реальные события, происходившие в таможнях Северо-Западного региона.

Почему стал писать? Честно говоря, сам не понял. Летом 2009 года общался с коллегами из таможни, а также сотрудниками из дружественных правоохранительных органов (ФСБ, СВР, ГРУ МО РФ). В частности, речь пошла о том, что современные отечественные детективы читать невозможно – полная чушь. По телевизору показывают какие-то фантастические сериалы о действиях некой, никому не известной правоохранительной структуры. Возник спор, в процессе которого я взял на себя обязательство к концу года написать сборник детективных рассказов. За помощью пришлось обратиться к творчеству классиков: А. Конан-Дойля, Ю. Семенова, В. Богомолова. Произведения этих великих мастеров помогли выработать свой стиль изложения.

С другой стороны очень хотелось, чтобы читатели узнали о том, какие масштабные дела пришлось нам расследовать на таможне. Тем более что некоторые из главных героев стали уходить из жизни, а немало дел, по которым нам пришлось работать, были действительно беспрецедентными. Я думаю, что 90% населения России понятия не имеют о том, что в составе таможенных органов существуют отделы по борьбе с особо опасными видами контрабанды, с контрабандой наркотиков, оперативно-поисковые и оперативно технические. В их обязанности входит борьба с наркотранзитом, контрабандой ядов, сильно действующих, психотропных, взрывчатых, радиоактивных веществ, оружия и боеприпасов, оружия массового поражения и средств его доставки. Ведется также борьба с контрабандой исторических и культурных ценностей, драгоценных камней и пр.

И.З. Как можно охарактеризовать картину таможни 1997 г ?

В.С. Полная вакханалия и бардак. Можно сравнить с теми условиями, в которые попали герои фильма «Рожденная революцией». Там милиция начинает работать «с нуля» после развала «старорежимной» полицейской системы. Здесь происходило примерно то же самое. Новое российское законодательство, размытые границы приводили к тому, что старая таможенная система не справлялась с возникшими рисками и возможностями преступников. Что такое была Ленинградская таможня в спокойное советское время? Один пост в порту, а другой – в аэропорту, и этого было достаточно. А здесь стало доступно все, и потекло, что угодно: и за рубеж и из-за рубежа. Криминальный бизнес стал осуществлять такие махинации, о которых советские таможенники и знать не знали.

И.З. Меня поразила в ваших детективах полная незащищенность таможенных офицеров. Один из первых детективов начинается с того, что целый таможенный пост бандиты сажают в автобус, вывозят в лес и избивают бейсбольными битами.

В.С. Был такой факт, и не единственный. У офицеров таможни имеется достаточный уровень безопасности, но тогда мы столкнулись с бездеятельностью или откровенным предательством со стороны отдельных сотрудников прокуратуры, милиции и таможни. Не всем было, что называется «за державу обидно», поэтому процветали «блатные», «мажоры», которые шли в таможенные структуры «делать деньги». Такие стояли и штамповали декларации на вывоз или ввоз, не задумываясь об интересах Родины, о сохранении «достояния республики».

И.З. Из Ваших книг понимаешь, насколько организованные преступные группировки проникли во многие органы управления. Ваши герои вступают в бой в среде, где измена на разных уровнях стала нормой?

В.С. ОПГ всегда старались внедрить своих людей в любые правоохранительные структуры: в прокуратуру, в милицию, в таможню, даже в суды. Некоторые подразделения упомянутых структур, и даже сами структуры были до такой степени разложены, что единственным способом борьбы с коррупцией и предательством было только расформирование этих подразделений и увольнение всех сотрудников. В свое время была, «как класс», расформирована, Северо-Западная транспортная прокуратура, в связи с тем, что уровень коррупции и мздоимства там стал просто запредельным. Заводились фиктивные уголовные дела, реализация конфиската производилась через «свои» фирмы», а вырученные деньги хранились в «своем банке». Этакое государство в государстве. К счастью, исключением из этих правил оказались такие структуры, как ФСБ, СВР, ГРУ МО РФ. Много порядочных офицеров служило в таможенных органах, Северо-Западном РУБОПе.

И.З. Главные персонажи Ваших детективов имеют реальных прототипов?

В.С. Безусловно! Адвокат Грубер – ваш покорный слуга, как писали классики XIX в. Мои предки проживают в России с петровских времен. Я из потомственных военных. Мужчины моей семьи служили там, куда Родина посылала, пером и шпагой, словом и делом. У меня с детства никаких сомнений не было, кем я должен быть. Грошев Роман Петрович – «документы прикрытия» настоящего офицера из службы собственной безопасности Северо-Западного таможенного управления. Серегин Сергей Сергеевич – обобщенный образ из портретов полутора десятка сотрудников питерского ФСБ. Сметанников – сборная конструкция из нескольких реальных сотрудников из СВР и ГРУ. Елецкий – реальный сотрудник Северо-Западного таможенного управления, служил начальником экспертно-криминалистического отдела. Шереметьев – реальный прототип, бывший сотрудник ГРУ МО РФ. Именно этот офицер создал в рамках Северо-Западного таможенного управления специальную службу, которая занимается «прослушкой» и «просветкой». Шмелев – тоже имеет прототипом нескольких сотрудников Северо-Западного РУБОП, принимавших участие в оперативных и следственных мероприятиях.

И.З. В прежних детективах, как правило, все герои принадлежали к одному и тому же ведомству. А в Ваших книгах все главные герои работают в разных ведомствах?

В.С. Невозможно расследовать серьезное многоплановое дело, силами только одной, пусть даже самой мощной правоохранительной структуры. Каждое ведомство ограничено задачами, для которых оно было создано.

Но современные реалии таковы, что борьба с коррупцией всюду вышла на первое место.

И.З. Какие качества объединяют сотрудников разных ведомств, вступивших в борьбу с коррупцией и контрабандой на таможне?

В.С. Патриотизм. Меня всегда так учили: начальники приходят и уходят, президенты и даже строй меняются, а Родина у нас одна.

Приспособиться же к разным переменам помогает юмор и ирония. Спиртным из нас никто не злоупотреблял, разве что по поводу победы над криминалом могли выпить рюмку дорогого коньяка.

Интеллектуальный уровень моих коллег был весьма высоким. Специфика службы была такова, что надо было иметь приличные познания в живописи, нумизматике, филателии. «Контрабасить» могут что угодно, поэтому нужны знания в различных областях науки, техники, искусств. Одним словом, нужно отличать Рубенса от Рембрандта и иметь понятие об ядерно-магнитном резонансе. Безусловно, требуется исключительное владение иностранными языками, великолепное знание законодательства, оперативная подготовка, понимание специфики работы других ведомств.

И.З. Как возникло сотрудничество между специалистами разных ведомств?

Ведомства весьма сложно взаимодействуют между собой в связи с тем, что каждая структура выполняет свои обязанности. Но многие противоречия убираются за счет личных отношений. Одни учились в одном военном училище, другие – в одной разведшколе, институте, академии, третьи – даже ходили в один детский сад и школу.

И.З. В детективах Вы приводите немало оперативных и следственных документов?

В.С. Да. Хочу подчеркнуть, что формализованных, внешне очень похожих на настоящие. И не я первый. Достаточно вспомнить культовое произведение Владимира Богомолова «Момент истины», где автор эффектно использовал этот прием для убеждения читателя в достоверности освещаемых им событий Второй мировой войны. Я решил пойти этим же путем, только описывая нашу современность. Видимо, по этой причине, мои книги используют в качестве учебного пособия для обучения студентов на кафедрах международного и уголовного права, например в РУДН, Казанском университете, с большим интересом изучают в Академии МВД.

И.З. Вы показываете в детективах этнические ОПГ. Можете прослыть «нетолерантным»?

В.С. Но этнические ОПГ есть, это совершенно очевидный для всех силовиков факт, как и существование проституции, которую редко упоминают. Можно, конечно, закрыть глаза и утверждать, что этих социальных явлений не существует, но это ничего не изменит, и они не исчезнут.

И.З. В одном из детективов описано, как лидер ОПГ внезапно умирает от нательного креста с радиоактивными материалами, которые вмонтировал ювелир, чтобы избавиться от рэкета. Это тоже реальный случай?

В.С. Да! Имеется ряд кристаллов, например, указанные в книге монациты, обладающие естественной радиоактивностью. Поэтому они были запрещены для использования в ювелирном деле. Мы, расследуя дело, консультировались у специалистов-геммологов, изучающих химический состав драгоценных камней. И с ужасом узнали, что из этих кристаллов, которые в настоящее время ввозятся в Россию, делают украшения, а граждане нашей страны даже лишены информации о том, что такие камни потенциально опасны для здоровья и даже жизни. Эти кристаллы достаточно привлекательные внешне, относительно недорогие. Их рекламируют через Интернет в качестве «оберегов» для детей школьного, даже детсадовского возраста, расписывая их некие «лечебные» и даже «магические» свойства. При длительном «лечебном» воздействии на иммунную систему ребенка могут произойти необратимые процессы. А потом все начинают удивляться, что «рак помолодел»!?

И.З. В этом же детективе сообщается о новом методе улучшения качества драгоценных камней тоже за счет воздействия доз радиации, позволяющей уменьшать количество дефектов?

В.С. Такие способы известны давно. Граф де Сен-Жермен убирал дефекты в алмазах, когда люди не имели понятия об ядерных технологиях. Сейчас это сделать проще, но мы живем в капиталистическом мире, поэтому на первый план выходит прибыль, а здоровьем населения будут заниматься фармацевтические компании – это уже их бизнес.


И.З. Как Вы относитесь к афоризму древних римлян: «Пусть рушится мир, но торжествует закон?»

В.С. Те же самые римляне говорили: «Законность – это минимальные ограничительные рамки, вне пределов которых человек становится опасен для общества». С другой стороны, как писал в комедии конца XVIII в. русский поэт Василий Васильевич Капнист: «Законы святы, да исполнители лихие супостаты».

И.З. Объясните, почему у Вас в детективах некоторые преступники освобождаются от уголовного наказания?

В.С. В жизни действительно такое происходит. В отношении некоторых фигурантов «принято особое решение». Нет необходимости привлекать к уголовной ответственности за незначительное преступление, если этот человек своими активными действиями помог правоохранительным органам предотвратить более тяжкое преступление, разоблачить высокопоставленных преступников, которые в силу своего положения могли принести гораздо больший вред национальным интересам. Это не педофилы, не убийцы, а люди, которые попали в определенную среду и были вынуждены действовать согласно ситуации. Они – преступники поневоле. Это касается, в том числе, правоохранительных структур. Такие люди еще способны работать на государство. Человек понял, осознал, пошел на сделку с правосудием.

В системе МВД, следственного комитета РФ принято измерять успех по количеству раскрытых, расследованных уголовных дел и, соответственно, вынесенных судами обвинительных приговоров. В других структурах, таких как ФСБ, СВР, на первом месте стоит информация. Иногда в таких случаях прокурорам и судьям бывает непонятно, почему одного надо осудить, а о другом таком же вроде фигуранте нужно забыть. К сожалению, психология правоохранителей нередко приводит их к ложным выводам – подозрениям, что следователь и оперативники получили взятку.

И.З. В своих детективах Вы не упоминаете помощь иностранных коллег? В.С. Нечего упоминать. Работа Интерпола, по моему мнению, заключается в выкачивании сведений из наших правоохранительных структур. Европейские партнеры болезненно реагируют только на нарушение своего законодательства и ущемление своих интересов. У нас слишком долго смотрели на зарубежную помощь через розовые очки. Я сам был свидетелем разговора двух чиновников из администрации одного из районов Санкт-Петербурга. Один из них хвастался, что к нему приехали финны для установки серверов якобы для обмена информацией. Совершенно очевидно, что формируемая база данных о наших соотечественниках, их делах, бизнесе, местах регистрации будет планомерно перекачиваться в Финляндию и дальше. Остается только предполагать, для каких зарубежных структур эта база будет представлять повышенный интерес.

И.З. Сейчас очень модно использовать в детективах фрейдистские мотивы преступлений, какие-нибудь «либидо», Вы такие случаи встречали?

В.С. Я, как акын, что вижу, то пою. А по моим наблюдениям многих лет в основе любого преступления лежат деньги. Корыстный мотив везде. Даже на бытовом уровне, когда не поделили водку. Политические убийства тоже происходят из-за денег и их передела.

И.З. В Ваших детективах «порок наказан», это неотвратимо, словно кара Божья?

В.С. Уголовники не зря ввели в обиход поговорку «Бог – не фрайер, он все видит». Я не знаю, как это получается, но неоднократно убеждался на примерах судеб преступников, что наворованные деньги до добра не доводят. Даже если высокопоставленный коррупционер успевает уйти от ответственности, краденые деньги не идут на пользу его детям: спиваются, попадают в тюрьму, гибнут в автокатастрофах, драках, непонятных разборках. Я даже лучше стал понимать священнослужителей (монахов), ученых. Множество людей гадало, почему математик Григорий Перельман не поехал за миллионной премией. А я его понял: зачем ему деньги, когда он открыл тайны мира. Какими деньгами это можно измерить?

И.З. Вы используете написание книг для выражения своего мнения о том, что происходит в правоохранительных структурах. Как вы оцениваете их состояние?

Не надо верить в спасительность новых контрольных или карательных структур. Во все времена одной из главных проблем были кадры. Врач получится только из того студента, который хочет вылечивать людей, а не из тех, кто собирается «пристроиться», получить корочки диплома и стать чиновником от медицины. Так и для правоохранительной системы нужны образованные деятельные патриоты, люди с совестью, готовые воевать с коррупцией.

Вся система идет в нужном направлении, я же описал, с чего пришлось начинать в 1997 г., но хотелось бы, чтобы это происходило быстрее.

 

 

 

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *