НЕХОРОШАЯ КВАРТИРА

admin Статьи из газеты №36 (2013) 0 Comments

История, которую я хочу вам рассказать, одна из самых ужасающих из тех, с которыми мне пришлось столкнуться за журналистскую практику. В принципе, как мне кажется, этот сюжет требует серьезного, отнюдь не журналистского, расследования и цепочки судов над её участниками.

Итак, пара пенсионеров Николай Пономарев и Светлана Кудряшова  купила через риэлтора в апреле 2000 года квартиру на улице Майорова. Договор купли-продажи был заверен государственным нотариусом, регистрационная палата выдала свидетельство о государственной регистрации собственности.
Покупая жилье, они не знали, что еще до того, как они стали владельцами квартиры, в деле торговли этой недвижимостью участвовали личности, чью деловую репутацию описывает тот факт, что в двух из них стреляли.

12 лет, с 2000 до 2012, пенсионеры спокойно жили в приобретенном жилье, но, вызванные в декабре 2011 года в суд по иску об их выселении, они узнали, что уже выписаны из своей квартиры, и в ней прописан вовсе незнакомый им гражданин. Более того — они узнали и более шокирующую новость — еще в 2003 году заочным судебным решением от 15 августа их сделка по приобретению квартиры признана недействительной. Тут подробней: никаких повесток в суд в 2003 году пара не получала, что подтверждают материалы дела — повесток не было!
На форуме нашей газеты, представляющий в суде интересы четы пенсионеров, Владимир Н. назвал свой пост об описываемых событиях «Как судья Аносова украла квартиру». Факты дела заставляют видеть этот заголовок слишком скромным. Аносова не только намеренно не отправила повестки, в деле есть куча исправлений и нелепиц, свидетельствующих о ее, в лучшем случае, неграмотности и профнепригодности, в худшем — в заинтересованности.
Попробуем разобраться по порядку, каким образом Аносова признала сделку по приобретению квартиры недействительной. «Нехорошей» изначально квартирой владел некто Кошевченко В. Ф. Он и продал ее за 43.125 рублей гражданину Королеву С. Т. в декабре 1999 года, что и было в установленном законом порядке, зарегистрировано Регистрационной палатой ЛО.
А Королев, в свой черед, продал через риэлтора квартиру чете пенсионеров, Пономареву и Кудряшовой, которым о взаимоотношениях Кошевченко и Королева, понятное дело, ничего не могло быть известно.
Кошевченко же, через четыре года после продажи (!) обратился в суд, а именно к судье Аносовой, с иском о признании сделки недействительной, так как на самом деле, по его заявлению, договорной ценой в его сделке с Королевым была не указанная в госдокументах регистрации сумма 43.125 рублей, а 30.000 долларов США. Аносова же, вместо того, чтобы заинтересоваться таким введением в заблуждение государственных органов, охотно верит Кошевченко В. Ф. на слово, и, не обращая внимания на ходатайство директора Регистрационной палаты, заявляющего, что исковые требования такого рода просто не могут подлежать удовлетворению, дело заводит, все договоры купли-продажи признает недействительными и требует вернуть все в исходную точку — отдать обратно квартиру гражданину Кошевченко.
Интересно, что было положено на весы Фемиды?
Просто из-за недостатка места приходится опустить лихие детективные сюжеты, повествующие о том, как Кошевченко, Королев и риэлторы «кидали» друг друга на деньги, рассчитывались друг с другом «мимо кассы», скрывались друг от друга с деньгами и т.п. В этой компании явных мошенников, для одного из которых дело кончилось пулей в позвоночнике, ничто не насторожило судью Аносову, заведомо принявшую их сторону, представленную адвокатом Тонковым. Ее и саму многое роднит с этими людьми — зная, как судья, что срок обжалования ее решения — год, она, в интересах описанной компании, не ставит в известность пенсионеров ни о самом суде, признавшем все сделки с квартирой недействительными, ни о его решении.

Засада

Срока давности на обжалования заочных решений судов не существует, если недовольные решением обратились в срок до семи дней со времени извещения о таком решении. Узнав в 2011 году о том, что они 11 лет живут в «чужой» квартире, пенсионеры Пономарев и Кудряшова его обжаловали.
Судья Смирнов отказывает жалобщикам на том основании, что якобы Пономарев и Кудряшова были извещены о дате судебного решения Аносовой в 2003 году, вернувшего все действия по купле-продаже квартиры в изначальное положение. Однако в своем отказе он не указывает, когда, как и кем были извещены выселяемые сейчас люди. Повторюсь: в материалах дела нет указаний о таком извещении!
Механизм корпоративного прикрытия продолжает работать и дальше — жалобу уже на судью Смирнова, принявшего решение без ссылок на мотивирующие документы, поданную в областной суд, не принимают к рассмотрению. Причины отказа в рассмотрении областной суд не приводит.
Еще о судах: когда Пономареву и Кудряшовой стало известно о том, что они лишены честно купленной квартиры, они в установленные сроки подали апелляционную жалобу. Жалоба до сих пор не рассмотрена.

Живые мертвецы


Вернемся к Аносовой. После ее решения о признании сделок недействительными, Кошевченко получил свидетельство о праве собственности на квартиру в Регистрационной палате 17 сентября 2004 года. В день своей смерти… Что даже при полной вере в woodoo-people им лично сделано не было. Получал свидетельство адвокат Тонков. Незаконно: со дня смерти доверителя доверенность недействительна — то есть с 17 сентября 2004 года! И это еще не все — Регистрационная палата не могла по формулировке решения Аносовой выдать такое свидетельство, так как в решении об этом ни слова. Решение требует лишь аннулировать все сделки с этой недвижимостью, но не передать кому-либо права на нее. И еще — документы, направленные Аносовой в Регистрационную палату, имеют значительные ошибки, которые даже в случае признания непредумышленности этих ошибок делают документы недействительными.

Заинтересованные наследники



После смерти Кошевченко, его дочь Мингазова 18 января 2005 года получает извещение нотариуса о наследстве, где указывается, что «не позднее 17 марта 2004 года» она должна выслать в нотариальную контору заявление о получении наследства. Подчеркну — никакого упоминания о квартире в извещении нет — есть лишь денежные вклады в банках.
31 марта 2005 года, просрочив дату вступления в наследство на 14 дней, Мингазова получает на руки документы о наследовании, где квартира неожиданно появляется, но исчезают денежные вклады, хранящиеся в филиале № 6 ОАО «Петровский НБ».
Мингазова получает в наследство квартиру, ни разу в ней не появляется, не делает попыток зарегистрироваться по этому адресу, не интересуется даже — живет ли там кто-либо, и, если живет, то на каких основаниях.
В этом блаженном состоянии она пребывает шесть лет! Затем 27 июля 2011 года продает нехорошую квартиру за 100 000 рублей своему зятю Ивану Ершову.
Интересен тот факт, что решение принимала судья Аносова с участием адвоката Тонкова в 2003 году. И именно Тонков странным образом, не объясненным даже сотрудниками УФМС, выписал пенсионеров с их абсолютно законно приобретенной жилплощади и прописал туда этого самого Ивана Ершова в 2011 году.
Ершов, как и его теща, ни разу в «своей» квартире не побывал, как и его теща, ни копейки никогда за нее не платил, как и его теща, никогда не встречался с Пономаревым и Кудряшовой.
Последние же, как я уже писал, честно заплатили полную стоимость квартиры, получили все необходимые документы регистрации сделки и вступления в собственность еще в 2000 году и ровно ничего о судебно-жульнических махинациях со своим жильем за их спинами не знали до конца 2011 года, исправно платя за жилплощадь!

Сейчас они ждут выселения на улицу


В судах эта пара, мягко говоря, разочарована. И, на мой гражданский взгляд, тут место не разочарованию, а всенародному возмущению, суровым приговорам махинаторам. Потерпевшие от махинаторов и судей, близких до степени смешения, Пономарев и Кудряшова благодарны Владимиру Н., представляющему их интересы в судах и передавшему материалы дела в газету. Они хотели бы предостеречь сограждан от подобных нечистых манипуляций, от которых не застрахован ни один гражданин России.
Познакомившись с материалами дела Пономарева-Кудряшовой, я искренне желаю, чтобы оно получило новое имя — «Дело судьи Аносовой и Ко». И с тем, чтобы это приблизить, призываю выборжан придти на народный сход, посвященный выселению. А там, глядя на судебных приставов, вытаскивающих скарб на улицу, выразить свое отношение к существующему правосудию.

О дате схода (выселения) и месте действия мы сообщим дополнительно.

АНДРЕЙ КОЛОМОЙСКИЙ

Газета «Выборгские Ведомости» №6/29.01.2013

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *