ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ

admin Статьи из газеты №35 (2013) 0 Comments

КАК ИНСТРУМЕНТ ГИБЕЛИ СТРАНЫ.

Статья 3. (Часть 3.)

Конвенция «О правах инвалидов» — международный договор с двойным дном. (Продолжение.)

В предыдущих статьях было показано, что современное тотальное инклюзивное образование (ИО), внедряемое у нас в стране в духе т.н. «общечеловеческих ценностей» с 2009 г. в соответствии с подписанной Д.А. Медведевым Конвенцией «О правах инвалидов», макиавеллистски отвечает не интересам народов России, а либерально фашистским устремлениям мировой «закулисы» — в лице истеблишмента США – по установлению ими мирового господства за счёт геноцида народов России. (А также геноцида народов других стран, включая и стран самого НАТО.)

Российские граждане так или иначе этот геноцид осознают. Но пока не все, не всегда и не во всём. Это обстоятельство, в свою очередь, позволяет инклюзивистам-интернационалистам в России, в том числе и членам НКО РООИ «Перспектива», курируемой непосредственно USAID (т.е. государственным институтом США), не только предательски манипулировать общественным сознанием простых россиян в свою пользу и в пользу США, но и необоснованно привлекать на свою сторону всё большее число соотечественников. (При этом «5-я колонна» в РФ растёт.) Кто они? Почему и откуда они берутся? В чём это выражается? И что нас ждёт дальше? Всё это можно понять, если вскрыть истинный смысл всех прочих принципов инклюзивного подхода в образовании, перечисленных на сайте inva.ru. Итак, продолжим.


ЧЕТВЁРТОЕ. «Понимание того, что различия между учениками – это ресурсы, способствующие педагогическому процессу, а не препятствия, которые необходимо преодолеть». (Как бы не так! — Комм. эксперта.)

Если бы это было действительно так, то тогда учителям в общеобразовательных школах не за что увеличивать зарплату за их работу с детьми-инвалидами, с детьми умственно и физическими отсталыми в инклюзивных классах. Но именно эти-то учителя и требуют для себя существенную прибавку к зарплате за их вынужденную «инклюзивную» работу, опровергая этим самым на практике данное циничное положение пропаганды апологетов ИО. И им эту прибавку к зарплате чиновники от власти дают! Дают!! После чего учителя тоже смиренно выстраиваются в «5-ю колонну» по продаже национальных интересов своей собственной страны и своего народа. Об этом не знают только родители здоровых учеников.

В то же время больной ребёнок в общеобразовательной школе действительно усугубляет методическую и психическую нагрузку, как на самого учителя, так и на здоровых детей в классе.

Так, например, один читатель 27 лет после моей первой статьи с грустью рассказал мне, как он учился в школе в Белоруссии с одним эпилептиком-инвалидом в одном классе — все 11 лет. Он не помнит ни одной контрольной работы в средней школе, которую бы этот эпилептик не сорвал у них в классе своим приступом эпилепсии на нервной почве. Зато все научились обращаться с больным во время его припадков: держали правильно ему руки и ноги, подкладывали что-нибудь мягкое ему под голову, клали между его челюстями линейку. И т.п. После 11 классов в вуз из его одноклассников не смог поступить никто! Все не набрали проходных (!) баллов. В результате, вместо высшего образования, лично у него профессия – повар. А сам эпилептик-инвалид учиться дальше никуда не пошёл вообще, да и работать тоже не стал. Хотя между припадками он выглядел вполне нормальным человеком.

Другая женщина пожаловалась, что её знакомая — учительница начальных классов — вынуждена таскать на себе ребёнка с ДЦП, (который медленно ходит), когда она ведёт класс в столовую на завтрак, иначе дети либо вообще не успевают поесть, либо вынуждены есть всё остывшее — и остаются голодными. Обещанных сопроводительных лиц у больного ребёнка нет и в помине. И каждый раз она, неся на руках этого ребёнка с ДЦП, со страхом думает о том, как бы ей не упасть с ним под его тяжестью, особенно на лестнице, и успеть при этом доглядеть за другими детьми.

В США ИО введено давно. Там здоровые дети тоже жалуются на то, что «они вынуждены скучать на уроках», пока их учитель пол-урока «разжевывает» больным слабоумием ученикам то, что они уже давно поняли. Для них, здоровых детей, инклюзивные уроки проходят непродуктивно. Они могли бы на уроке изучить больше учебного материала. Поэтому учёба в школе их не вдохновляет, а их интересы оказываются не в учёбе, а на стороне: интернет-зависимость, наркотики, алкоголь, фанат-зависимость и т.п. При этом многие здоровые дети наивно полагают, что «догнать» умственно отсталых учеников в классе они всегда успеют, однако получается это у них не всегда, и учёба у них запускается. Отсюда и демагогические предложения макиавеллистов-инклюзивиалистов, что т.н. будущих «музыкантов», «спортсменов» и прочих «гуманитариев» нужно вообще «освободить» от математики и пр. «непрофильных» наук уже в школе. И это притом, что в будущем их «мечты» могут и не сбыться. Дружбы между детьми в классах нет. Там каждый ученик за себя. Дети-школьники и их родители, эмигрировавшие из СССР/ России в США, с ностальгией вспоминают свои дружные классы в советско-российской школе дореформенного периода, говорят, что в американских школах при всём их внешнем комфорте ощущается «угнетающий микроклимат».


ПЯТОЕ. «Признание необходимости проведения оценки наличия барьеров на пути получения знаний и полноценного участия всех учеников школы во всех аспектах школьной жизни и одновременно снижение уровня изолированности групп учащихся». (Это внутренне логически противоречивое требование. — Комм. эксперта.)

Действительно, как добиться на практике снижения уровня изолированности групп учащихся, то есть изолированности больных детей от здоровых детей и, наоборот, — при одновременном признании наличия ограничительных барьеров у больных детей на пути получения ими знаний по сравнению со здоровыми детьми? А никак! Если и больным и здоровым детям давать действительно качественное(!) образование — по их способностям!

Если при инклюзиве дать качественное образование здоровым детям, то детям-инвалидам (детям с т.н. «ограниченными возможностями») в общеобразовательной школе делать нечего. А раз чиновники собираются их всё-таки там учить, то ни о каком конституционном равенстве политических прав обеих сторон на получение ими качественного образования по их способностям говорить не приходится. Речь идёт только о циничной дискриминации прав здоровых детей на получение ими действительно качественного образования. Вредительство апологетов ИО в системе народного образования в РФ очевидно.

Более того, здесь явно присутствует скрытое желание-забота о быстрейшей и большей наполняемости групп здоровых детей в общеобразовательных школах детьми из коррекционных школ. То есть динамика этого вредительского инклюзивного образовательного процесса в РФ носит для основной массы населения страны не только насильственный, но и ускоренный характер.

Поэтому тем обещаниям чиновников, что количество инклюзивных общеобразовательных школ в России не будет превышать более 20% от их общего числа, как это якобы официально планируется, не верится. Их будет значительно больше.

Во-первых, потому что основной легальной мотивацией введения ИО является обучение детей-инвалидов и детей с т.н. «ограниченными возможностями» не в специализированных корреляционных школах-интернатах и не на дому. Вопреки объективно устоявшейся системе в корреляционном образовании, а именно по их месту жительства (прописки), т.е. проживания в домашних условиях без отрыва от родителей. А для этого 20% общеобразовательных школ просто не хватит, ведь эти дети проживают практически во всех микрорайонах города и рождаются в них постоянно. По идеи охват школ должен быть в принципе 100%-ный.

Во-вторых, этот обещанный норматив в 20% можно осуществить только в случае, если всех детей-инвалидов и детей с т.н. «ограниченными возможностями» (из корреляционных школ) вместе с их родителями переселят в новые места компактного проживания (прописки), то есть если им дадут новые квартиры в новых домах компактного месторасположения в некоторых ограниченных по числу микрорайонах города. Однако после этого дальнейшая рождаемость детей-инвалидов во всех районах города (стране) всё равно не прекратиться. Т.е. над народом проводится очередной эксперимент.

Здесь мы упираемся в две проблемы: 1) обострение проблемы улучшения жилищных условий для всех нуждающихся граждан и 2) обострение проблемы выбора школы родителями для здоровых детей.

С одной стороны, в смысле улучшения жилья получается, что детям-инвалидам опять густо, а здоровым детям опять пусто. При этом строительным фирмам тоже очень даже хорошо: они за счёт введения ИО в стране получат не совсем социально обоснованные целевые госзаказы из казны государства по массовому переселению семей с детьми-инвалидами и детьми с т.н. «ограниченными возможностями» в новые дома и районы. Чем не лоббирование чиновниками от образования интересов строительных фирм и рынка недвижимости, то есть в пользу третьих лиц, за счёт проведения никчемных и вредительских реформ в образовании при разбазаривании государственного – общенародного — бюджета? Кто поверит в то, что это делается ими без личного интереса – только по глупости? Что это не коррупция и не сознательное вредительство стране?

А с другой стороны, родителей здоровых детей заставят при этом насильно водить своих детей в эту самую школу инклюзивного обучения с детьми из корреляционных школ. Что и делается. По новым правилам в образовании дети должны учиться, прежде всего, по месту жительства. Если не хочешь или не можешь – это твоя проблема. Нет возможности устроить здорового ребёнка в соседнюю школу — вози его за три девять земель, в другие районы города! По сути дела, при ИО это не что иное, как реализация «нового крепостного права» для новых господ в виде детей-инвалидов и детей с т.н. «ограниченными возможностями» и их родителей в отношении здорового населения страны. Ведь здравомыслящие родители здоровых детей обязательно постараются обойти эти школы стороной – и правильно сделают. Получение качественных знаний для своих детей родителями здоровых детей ценится дороже самого лучшего комфорта обучения в любой школе. Я с этим уже сталкивалась.

В то же время, детей-инвалидов и детей с т.н. «ограниченными возможностями» становится в России всё больше и больше. И всё больше матерей от них отказываются. Куда их девать? Детские дома переполнены. Теперь они вообще закрываются и превращаются всего лишь в детские распределители(!) для раздачи всех(!) детей подряд(!) в другие семьи. (Только социально недоразвитые управленцы шарахаются из крайности в крайность! Или вредители!) Это обстоятельство в свою очередь означает, что правительство не просто взяло курс на ИО в стране, но и сознательно подкрепляет его расширение дополнительными управленческими мерами.

Инклюзивная атака пассивной агрессии на РФ усиливается с каждым днём и глядит со злым оскалом на россиян со всех сторон.

Так например, в статье С. Бошаровой и Т. Бородиной «Мэрия поможет инвалидам-колясочникам стать родителями» {газета «Известия», № 120 (28874) от четверга, 4 июля 2013 года, на стр. 6} сообщается, что до конца 2013 года в столице появится Служба планирования семьи для москвичей с ограниченными возможностями. Она будет создана на базе Центра медико-социальной реабилитации инвалидов, подведомственного департаменту социальной защиты. Служба рассчитана на инвалидов с ограничением двигательной функции, которые хотят родить ребёнка или «просто испытывают психологические проблемы в общении с противоположным полом» (уже «?!»). И.о. руководителя департамента Т. Потаева сообщила, что колясочникам (женщинам) в их желании стать родителями будут оказывать помощь медики, юристы и социальные работники. Более того, после рождения ребёнка службы продолжат работать с семьёй и будут наблюдать за новорождённым в течение первого года жизни. И поскольку служба создаётся при Центре, где проходят лечение люди с ограничением двигательной функции, то, по данным департамента, «она будет рассчитана именно на эту аудиторию и вряд ли сможет оказать содействие людям с умственными, сенсорными и психическими отклонениями». (Вот как обстоит дело! Уже приходиться департаменту оправдываться!)

Однако с этим не вполне согласен член Общественной палаты РФ, президент региональной общественной организации по защите прав ребёнка «Право ребёнка» Борис Альтшулер, который полагает, что «службы планирования семьи для людей с ограниченными возможностями должны стать нормой в России» не только для колясочников, «не только этой категории людей с ограниченными возможностями, но многим другим». Поскольку этим «многим другим» уточнения нет, то это его высказывание следует понимать так: что то же самое должно стать нормой и «для людей с умственными, сенсорными и психическими отклонениями». То есть им тоже государство должно (бесплатно, то есть за счёт налогоплательщиков) оказывать всестороннюю помощь в увеличении их естественного биологического деторождения. При этом, вряд ли, Альтшулер не знает, что у таких больных людей здоровые дети не рождаются. Да и у самих таких потенциальных родителей агрессивный психический аффект природа ещё никогда не отменяла. Более того, психологи отмечают: «Даже после того, как диагноз наконец точно установлен, родители оказываются в особом психическом состоянии. Оно тяжелее, чем, если бы болезнь ребёнка была излечима, и часто даже тяжелее, чем, если бы ребёнок умер» (М.П. Краузе. Дети с нарушениями развития : психологическая помощь родителям / пер. с нем. – М.: Изд. центр «Академия», 2006. – С. 17.) Иными словами, речь идёт о сознательном покушении на изменение здорового генофонда населения России в сторону его биологического вырождения и психической деградации. И кем тогда для РФ в этом вопросе является этот Б. Альтшулер, который сидит, к тому же, в Общественной палате РФ?

Вот скажи этому уважаемому человеку, что в этом вопросе он в лучшем случае тот самый «полезный идиот» на службе у глобалистских «либеральных фашистов», о которых пишет Джон Голдберг в своей книге «Либеральный фашизм» {М.: ООО Рид Групп, 2012. – 512 с. — (Серия «Политическое животное»).}, то он ещё и обидится! А ведь именно так получается.

Кроме этого, в РФ не прекращается уже много лет крайне дорогостоящая медицинская практика по искусственному довыращиванию в инкубаторах недоношенных детей весом в 500 гр., после которого, как неоднократно утверждал детский доктор Рошаль, 80% таких детей оказываются врождёнными инвалидами. Эти дети пожизненно оказываются иждивенцами на шее родителей и общества.

Таким образом, факты говорят о том, что рождаемость людей с отклонениями от нормы в России будет только увеличиваться и ложиться чудовищным геноцидом на здоровое население страны.

При этом ИО будет сопровождаться неуклонным уплотнением школ для здоровых детей больными детьми из корреляционных школ: детьми с психическими, нервными и инфекционными заболеваниями – то есть с признаками биологического вырождения.

Если эту макиавеллистскую политику апологетов ИО признать «правильной», то неизбежно по 5-му пункту придётся опустить нижний уровень качественного образования для здоровых детей до верхнего уровня качественного образования детей-инвалидов и детей с т.н. «ограниченными умственными и физическими возможностями». Что, в принципе, уже и сделано. А именно, с 2013 года Д.В. Ливанов впервые заранее утвердил для выпускников общеобразовательных школ получение проходного аттестата в профессиональные учебные заведения с минимальными баллами ЕГЭ-2013 от «2» до «1» по 5-балльной системе по различным предметам.

Это означает, что, во-первых, учителю официально уже разрешено учить всех детей на эти баллы — за бюджетную зарплату, — а на большие баллы платно — за репетиторство. А во-вторых, этот процесс по внедрению ИО носит и будет носить только однонаправленный характер — именно в худшую сторону.

Примечательно при этом, что если в прошлом году оценка ЕГЭ-2012 по математике составляла min 32 балла по 100-балльной системе, то в 2013 г. Д.В. Ливанов снизил её уже до min 24 баллов. Однако в 2013 г. математику, в частности в Санкт-Петербурге, всё равно провалило в 5 раз больше выпускников, чем в 2012 г.

Какое уж тут «полноценное участие всех учеников школы во всех аспектах школьной жизни», о котором говорят апологеты ИО в п. 5? Когда самое главное – полноценная учёбадля здоровых детей из аспектов школьной жизни по 5-му пункту ИО исключается!

При этом спутниковые ракеты в РФ, как падали, так и будут падать, космические программы разваливаться, миллиарды финансов страны вылетать в небытие, международный научный авторитет России испаряться. Производство схлопнется, а здоровое население страны большей частью вымрет и отупеет. И когда это дело будет сделано, то международные инклюзивысты-интернационалисты, как опустошительная саранча, равнодушно перекочуют в другую, более благополучную страну, а сами дети-инвалиды-пенсионеры как лишние рты будут брошены на произвол судьбы. Более того, с началом военных действий, как свидетельствует история, эти больные люди всегда во всех странах негласно подлежали уничтожению с обеих противоборствующих сторон — во избежание использования их противоположной стороной для различного рода диверсий. Так было в Германии, так было в СССР, так происходит везде. Это негласный закон войны. Поэтому инвалидам и их родителям неблагоразумно выступать против интересов здорового населения России и попирать его политические и экономические права. Нужно уважать жизненные потребности друг друга. Нужно понимать, что больные живут за счёт ухода и заботы о них здорового населения. И в этом немалую роль играют реальные, а не мнимые экономические возможности и благополучие страны.

Принять п. 5 апологетов ИО без его диалектической сущности – это значит бездумно, по глупости и безвольно согласиться с их предательской пропагандой колониальной политики по дебилизации всей страны, то есть согласиться с геноцидом народов России.


ШЕСТОЕ. «Изменение педагогических методов работы школы таким образом, чтобы школа могла полностью соответствовать разнообразным потребностям всех учеников, проживающих рядом со школой». (Принцип направлен не столько на заботу о детях, сколько на расширение рынка учительских услуг.- Комм. эксперта.)

Поскольку ИО в урочное время реально не отвечает главной потребности здоровых детей в получении ими действительного качественного образования, то п. 6 предполагает достичь этого «действительно качественного образования» в дополнительное — внеурочное — время за счёт спекулятивного репетиторства и профильных кружков. Заработная плата учителей при этом увеличивается, но и рабочий день здоровых школьников непроизводительно возрастает. При этом, что весьма примечательно, московские учителя недавно уже выступили с предложением к В.В. Путину отменить вообще в школах домашние задания. Такую инициативу иначе как «перетопом» в системе народного образования не назовёшь. И т.п.


СЕДЬМОЕ. «Признание роли школ не только в повышении академических показателей учащихся, но и в развитии социальных ценностей местных сообществ». (С учётом всего вышесказанного п. 7 апологетов ИО звучит, как обыкновенное макиавеллистское заклинание, очередное пустое циничное очковтирательство со стороны учительского корпуса на протяжении проведения всех реформ образования в РФ в новейшей истории. — Комм. эксперта.)

ЗУЕВА Т.Ф.

Эксперт Национального общественного Комитета

по противодействию коррупции (АНО),

член Всероссийского научного общества «РУСО».

 

   

 

   
     

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *