ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРАВОВОГО ПОЛЯ

admin Статьи из газеты №33 (2013)

оказались силовые структуры после появления Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»

 

Командир подразделения или воинской части зачастую не подозревают, что, приступая к проведению занятий с подчиненными, они рискуют. Руководитель занятия штрафом до 50 тысяч рублей и дисквалификацией на срок до трех лет. Любая воинская часть, в которой организован воспитательный и учебный процесс, штрафом на сумму в 250 тысяч рублей, а ее деятельность должна быть приостановлена на срок до 90 дней. Для того, чтобы прекратить незаконную образовательную деятельность. Таково требование закона. Если быть точнее – статьи 19.20 «Кодекса РФ об административных правонарушениях». Эта статья устанавливает ответственность за осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии).

 

На исходе 2012 года принят Федеральный закон РФ «Об образовании в Российской Федерации». Он призван регулировать отношения, возникающие в сфере обучения и воспитания, а также должен обеспечить реализацию права граждан на образование, предоставить государственные гарантии при реализации этих прав. 1 сентября 2013 года закон вступает в силу.

Новый закон претендует на масштабность и определенный глобализм, поскольку вовлекает в сферу своего действия всю систему общеобразовательной и профессиональной подготовки в стране. До принятия настоящего Федерального закона в системе образования действовали два закона. Один для учреждений начального и среднего, в том числе профессионального, образования, а другой – для высшей школы. Отныне, решила Госдума, одобрил Совет Федерации и утвердил Президент России, достаточно будет одного Федерального закона.

Однако, как порой бывает, гладко была только на бумаге… При подготовке нового Федерального закона вновь не учли специфику процессов обучения и воспитания в армии, во внутренних войсках, МЧС, прочих силовых структурах, куда призывают юношей для прохождения военной службы. В результате реализации этого закона уже в ближайшие месяцы ситуация в силовых структурах может оказаться непредсказуемой, если не принять экстренных мер.

Оговорюсь сразу, что размышлениями, которые изложены в предлагаемой статье, я делился с офицерами и генералами в нескольких воинских частях Западного военного округа и Северо-Западного регионального командования внутренних войск МВД России, центрального аппарата Министерства обороны России. Все офицеры признавали наличие серьезной проблемы, о существовании которой до нашего разговора даже не задумывались. Однако просили при подготовке газетной статьи их фамилии не упоминать. Во-первых, рассматриваемая проблема может быть решена разве что за пределами силовых ведомств. Во-вторых, из опасения быть некомпетентным при анализе поднимаемых вопросов, которые не входят в круг их служебных обязанностей и специально ими не изучалась. И, наконец, общение военнослужащих со средствами массовой информации должно осуществляться через соответствующие пресс-службы, а полномочий подобных они не получали. Едины были мои собеседники в одном – в пожелании скорейшего оглашения проблем, которые обозначились в силовых структурах в связи со вступлением в силу Федерального закона РФ «Об образовании в Российской Федерации». Так что статья — не отвлеченные размышления досужего автора, а постановка вопросов, требующих незамедлительного решения.

Образовательные организации: полк, дивизия

В советское время даже первоклассники знали, что армия – это очередная школа, которую должен пройти юноша по окончании десятилетки, ПТУ или техникума. Общеобразовательная школа была тесно связана со следующим образовательным этапом: в старших классах начиналась подготовка к службе на занятиях по начальной военной подготовке (НВП). А еще юноши направлялись для получения военно-учетных специальностей в учебных центрах ДОСААФ. После призыва солдаты обучались в учебных подразделениях, затем совершенствовали свои навыки в боевых подразделениях. Параллельно с обучением шел воспитательный процесс.

Изменилась ли ситуация? Является ли сегодня армия школой для юношей, призывающихся на военную службу? Именно этот вопрос я задавал офицером и все, как один, они подтверждали, что образовательная деятельность – одна из существенных сторон службы. Даже год в Вооруженных Силах называется учебный и делится он на зимний и летний период обучения. Каждый период обучения и учебный год завершается проверкой, в ходе которого военнослужащие индивидуально и в составе подразделений сдают итоговую проверку. Оценивается их подготовка по предметам обучения, а также качество и результат воспитательной работы, которая проводилась в подразделениях.

Приводилась масса иных доводов, подтверждающих, что не только в специализированных учебных подразделениях, но и в боевых соединениях, в частях, несущих боевое дежурство, назначенных для выполнения задач по предназначению постоянно идет процесс обучения и воспитания. Раз в полгода военнослужащие сдают квалификационные экзамены в воинских частях. Они получают свидетельства об окончании курсов, допуски на управление боевой техникой, классные квалификации. В педагогический процесс вовлечены не только офицеры, но и сержанты, гражданский персонал. Обучение они осуществляют по специальным учебным программам, на основе которых штабами разрабатываются учебные планы, а в ротах составляют еженедельные расписания занятий. На основе этих документов командиры подразделений проводят занятия с подчиненными. Словом, одни учат, а другие обучают. Впрочем, и те, кто учит, периодически оказываются в роли обучаемых – направляются в академии, на курсы переподготовки, учебно-методические сборы.

Вывод напрашивается сам собой. Каждый взвод, рота, батальон, эскадрилья, полк, дивизия, корабль любое воинское подразделение, часть, соединение являются образовательными структурами. При этом, в соответствии с Федеральным законом, учебные части и подразделения являются образовательными организациями, а остальные – организациями, осуществляющими обучение наряду со своей основной деятельностью.

 

Лицензия? Первый раз слышу

В Федеральных законах «Об образовании в Российской Федерации» и «О лицензировании отдельных видов деятельности» указывается на обязательность лицензирования организаций, осуществляющих образовательную деятельность. Без нее деятельность организации является незаконной. Существует порядок, в соответствии с которым Правительство Российской Федерации утверждает своими постановлением специальное Положения о лицензировании образовательной деятельности. В соответствии с ним получили лицензии на ведение образовательной деятельности образовательные учреждения министерства обороны и прочих силовых структур – военные академии, университеты, институты и училища.

В особых случаях Правительство издает специальные Постановления. К примеру, 3 февраля 2010 года утверждено «Положение о лицензировании образовательной деятельности образовательных учреждений органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации, реализующих военные профессиональные образовательные программы, содержащие сведения, составляющие государственную тайну».

О том, что в войсках, флотах, родах войск тоже существуют подразделения, осуществляющие образовательную деятельность, о том, что все офицеры и большая часть младших специалистов обязаны обучать и воспитывать подчиненных, Правительству, судя по всему, неизвестно. И поэтому Положения, регламентирующего лицензирование образовательной деятельности в войсках, до сих пор не разработано.

Если бы лицензии были, то они не являлись бы тайной за семью печатью и должны были бы вывешиваться на КПП всякой воинской части, на сайтах силовых министерств. Подобно тому, как любые образовательные учреждения предъявляют свои документы об аккредитации и лицензировании всем желающим с ними ознакомиться.

Естественно, ни в одной воинской части вам не могут показать лицензию на ведение образовательной деятельности. Однако встречный вопрос «Зачем она нужна?» после разъяснения о незаконности ведения образовательной деятельности без лицензии и обязательности принятия судам решений против нарушителей закона при поступлении к ним исков сменяется другими вопросами. «Чем ситуация чревата лично для него?», а также недоумением – «Почему, по чьей вине все офицеры силовых структур, имеющие подчиненных и работающие с личным составом, вдруг оказались виновными в нарушении российского законодательства?»

Полного ответа на последний вопрос у меня нет. Однако, уверен, что отсутствие возможности гласного обсуждения проблем армии – одна из главных к этому причин. Реформы Милютина сопровождались появлением в военном ведомстве официальной газеты «Русский инвалид», военная реформа Красной Армии после разгрома интервентов в середине 20-х годов прошлого века сопровождалось появлением газеты «Красная звезда» и масштабной дискуссией «о военной доктрине». В июне 1945 года, сразу после окончания войны были предприняты меры для обобщения опыта войны – открыли новые военные издания, а гонорары за публикации в них существенно выросли. Вплоть до прекращения существования СССР военная печать была трибуной передового опыта строительства Вооруженных Сил. Сегодня такой трибуны у армии нет.

Могут быть, наверное, предъявлены претензии к Рособрнадзору, который обязан осуществлять лицензирование образовательной деятельности в отношении образовательных учреждений, реализующих военные профессиональные образовательные программы, а также федеральных государственных образовательных учреждений среднего профессионального образования, реализующих образовательные программы среднего профессионального образования по подготовке специалистов в сферах обороны, внутренних дел, безопасности. Впрочем, разбираться в том, кто виноват, как исправлять ситуацию — это дело не журналистов, а специалистов в области лицензирования и образовательной деятельности.
И делать это необходимо как можно скорее, ибо последствия могут быть непредсказуемыми.

Некоторые казусы

Документы об образовании

Государственная регламентация образовательной деятельности включает в себя помимо лицензирования еще и государственную аккредитацию образовательной деятельности, а также государственный контроль (надзор) в сфере образования. Оно устанавливает единые требования для осуществления образовательной деятельности и единые стандарты для всех организаций. И это, в общем-то, правильно.

Курсант после окончания военного института и выпускник гражданского университета имеют равноценные дипломы. Так и солдат, обучавшиеся в учебном батальоне, в школе ДОСААФ или частной автошколе получают равноценные документы, дающие право на управление машиной, тягачом или другим транспортным средством на всех дорогах России. А окончивший окружную школу поваров должен получить свидетельство о присвоении ему квалификации, которое позволит ему работать в общепите. Связист или электрик после изучения специальности и сдачи экзаменов получает свои «корочки», а с ним после окончания армии он также имеет возможность трудоустроиться.

Однако законными подобные документы будут лишь в том случае, если образовательное учреждение получило государственную аккредитацию. «Выдача образовательными организациями, не имеющими государственной аккредитации, документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации… влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей». (п. 3 ст. 19.30 «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

 

Прием на обучение

В ходе призыва на военную службу часть юношей направляются в учебные подразделения. Причем не всегда учитывается их желание. В одном случае юноша желает служить в экзотических войсках и получить редкую специальность, а ему отказывают в этом безо всяких обоснований. А в другом игнорируется нежелание осваивать какую-либо профессию.

Эти вопросы регулирует Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». К примеру, ст. 54 предусматривает обязательность заключения в простой письменной форме Договора об образовании между образовательной организацией и обучаемым. Хочешь учиться – учись, не хочешь – найдется другой. Если же нарушено право гражданина на получение бесплатного образования, то отказ в направлении для обучения может быть обжалован, как может быть обжаловано любое нарушение установленного порядка реализации права на образование.

Организация, осуществляющая образовательную деятельность, обязана (ст. 55 ФЗ) ознакомить поступающего со своим уставом, с лицензией на осуществление образовательной деятельности, со свидетельством о государственной аккредитации, с образовательными программами и другими документами, регламентирующими организацию и осуществление образовательной деятельности, права и обязанности обучающихся. При проведении приема на конкурсной основе поступающему предоставляется также информация о проводимом конкурсе и об итогах его проведения.

Кому обучать?

Этот вопрос возвращает к необходимости скорейшего комплектования армии военнослужащими по контракту. Федеральный закон определяет, что право на занятие педагогической деятельностью имеют не всякий, а только лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям и профессиональным стандартам.

Так что, вопрос о том, имеют ли право обучать инструкторы, младшие командиры и специалисты – совсем не второстепенный. Без решения его не получить лицензии, аккредитации.

 

Выводы

В последних числах июня на заседании Коллегии Министерства обороны Российской Федерации рассматривался и был утверждён комплексный план исполнения в военном ведомстве указов Президента РФ от 7 мая 2012 года. Докладчиком по основному вопросу был начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ — первый заместитель министра обороны Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов.

Один из разделов его доклада был посвящен вопросам образования. Речь шла о научно-исследовательских организациях, центрах моделирования, инновационных разработок и других научных структур. Вспомнили и о научных ротах из числа наиболее подготовленных студентов и выпускников вузов. Говорили о дальнейшее развитие сети военно-учебных заведений. Даже о кадетских корпусах и суворовских училищах вспомнили. А вот о самых многочисленных образовательных учреждениях министерства обороны – об учебных подразделениях, об обычной роте, батальоне – не вспомнили. Видимо это и есть позиция министерства обороны в подходах к образовательной деятельности в войсках.

Эту позицию нужно менять. Как? Для начала нужно приостановить действие Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в отношении подразделений министерства обороны». Пока не приостановили деятельность самих этих подразделений судебным порядком. А затем уже предстоит кропотливая деятельность по совершенствованию системы образования в силовых структурах. И поскольку в них не сформировано представление о том, какой должна быть образовательная деятельность ведомств, речь должна идти о дискуссии с привлечением широкой общественности.
В противном случае начавшаяся перезагрузка системы образования в стране поставит под угрозу срыва многие планы реформирования военного ведомства.

СЕРГЕЙ ПОРОХОВ,

полковник запаса.


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!