МАХМУД АХМАДИНЕЖАД В ИЗБОРСКОМ КЛУБЕ

admin Статьи из газеты №32 (2013) 0 Comments

Во время визита в Москву президент Исламской Республики Иран встретился с членами Изборского клуба

Махмуд Ахмадинежад, президент Исламской Республики Иран:

Я выражаю глубокое удовлетворение по поводу того, что наша встреча состоялась. Не сомневаюсь, что она будет эффективной и полезной для наших стран. Хотелось бы очень кратко коснуться одного момента.

Мы, Россия и Иран, должны действовать сообща для создания будущего, лучшего, нежели нынешний, мира. Этот мир будет наполнен справедливостью, красотой и взаимопониманием. В нём будут учтены права всех народов и всех стран. Для этого необходимо сотрудничество и участие всех стран и всех народов. Необходимо, чтобы воля, мышление, мечта всех народов были соединены и направлены в одну сторону — сторону справедливого мира. Противоречия и разногласия должны разрешаться путём дружбы, исходя из принципа справедливости. Мы хотим преодолеть те факторы в современном развитии, которые создают для отдельных стран особые предпочтения, особые дивиденды и особые возможности в ущерб другим. Для этого нет иного пути, нежели совместное сотрудничество и единомыслие. И мы исходим из того, что современное общество движется именно в эту сторону, обретая глобальную форму и глобальное содержание.

И я готов выслушать ваши вопросы.

Александр Проханов: Господин президент, мы счастливы видеть вас, счастливы видеть ваше лицо и выражение ваших глаз. Мы знаем, что вы не просто политик — вы поэт и мистик. Вы понимаете, что история вершится не только на земле, но и на небесах. Понимание этого помогает вам постоянно выигрывать. Мир меняет кожу, как змея. Старые представления умирают у нас на глазах, а новые нарождаются. Иран предлагает миру новую ослепительную модель, в которой господствует принцип божественной справедливости. И это драгоценный вклад иранской цивилизации в современное развитие, быть может, гораздо более значительный и величественный, чем вклад ядерных физиков и ракетных технологов. 

Россия после потрясений двадцатилетней давности вновь набирает силы, начинает осмысленно глядеть как на землю, так и на небо. Мы стремимся создать евразийский союз. Президент Путин сказал, что этот союз должен простираться от Лиссабона до Владивостока. Мы добавляем, что он должен простираться от Тегерана до Северного полюса. Как вы полагаете, господин президент, в современной схватке космогонических концепций какую роль должна играть Россия, с какой основополагающей идеей она должна выступить на авансцену истории?

М.Ахмадинежад: Благодарю вас, господин Проханов, за ваше доброе отношение ко мне и слова радушия, которые высказали. Россия и Иран связаны друг с другом, по крайней мере, по двум векторам развития. Первый вектор — географический. Мы все принадлежим к восточной культуре. И второй — это человеческий вектор. Мы считаем, что мышление, которое господствует в России, и мышление, которое господствует в Иране, помимо того, что имеют общее политическое направление, имеют и общее человеческое направление. Вы справедливо отметили: мы нуждаемся в больших переменах, происходящих в мире. Тот мировой порядок, который существует на земле более 400 лет, уже не отвечает человеческим надеждам, чаяниям и потребностям. Но, быть может, изменения, которые мы хотим произвести в этом отставшем и устаревшем мировом порядке, надо начинать с самого человека. 

Существуют группы людей, которые уповают только на материальное существование, на материальные ценности. И им кажется, что чем большим количеством этих ценностей они владеют, тем в большей степени возвышаются над другими людьми. Эти люди рассматривают остальных людей не просто как конкурентов, действующих наряду с ними в материальном мире, но даже как врагов. И человеческое счастье ими трактуется как победа над ближними, как поражение своих соперников.

Мы считаем, что это рабовладельческое мышление. Оно досталось человечеству из глубокого прошлого и, к сожалению, во многом господствует по сей день. Эти люди видят источники своего процветания в нищете других людей. Они возвышаются и самоутверждаются в оскорблении и унижении других. Но существует иное мышление, и оно способно изменить сегодняшний порядок. Если люди перестанут смотреть друг на друга как на конкурентов или на врагов, то в итоге мы будем иметь совсем другой мир. Вся драма, вся проблематика современного мира — это результат античеловеческого сознания, которое господствует в узкой группе людей. Изменить современный мир — не значит установить в этом мире новые союзы и отношения. Если мы будем лишь создавать новые международные организации, новые блоки, то ничего существенного не произойдёт. Возможно, в результате этого будут перемещаться центры сил. Но человеческая общность, само человечество от этого не улучшится. Нам необходимо менять основу человеческого мышления. И тогда новая организация, новые блоки, новые межгосударственные отношения будут складываться на основе других критериев, выработанных в глубине человеческого сознания. Я солидарен с вашими постулатами, согласно которым евразийский союз будет простираться от Лиссабона до Владивостока, и от Тегерана до Северного полюса. Хотелось бы расширить пространство этого союза. Поэтому пусть он простирается от Южной Африки до Северного полюса, и от Сан-Франциско до Дальнего Востока. А также духовно пусть он простирается от земли до небес.

В основе мира лежит человек, его духовная чистота, его любовь, его искренность и вера. Человек не может достигнуть успеха без слияния с небом. Бог, который сотворил человека, определил дорогу для его благоденствия и счастья. И в этом Иран и Россия — союзники и единомышленники.

Александр Дугин: Господин президент, я являюсь лидером общественного движения, связанного с евразийской культурой, и автором политологического учения, именуемого «Ось Москва—Тегеран». 
Я бы хотел обратить ваше внимание на пять уровней нашего сотрудничества.

Первый — геополитический уровень. У России и Ирана полное совпадение стратегического направления в Каспийском регионе, Центральной Азии и на Кавказе, а также на Ближнем Востоке, что мы видим по ситуации в Сирии. Наши стратегические интересы практически идентичны. Каждая из наших стран, решая свои собственные задачи, автоматически помогает другой стране. 

Второй вопрос — многополярный мир. На уровне теории международных отношений и Россия, и Иран видят своё будущее только в условиях многополярности. На этом базируется солидарность вас, господин президент, и президента Путина в критике однополярного проамериканского мира.

Третий уровень — уровень идеологический. Если мы попробуем оценить политическую идеологию современного Ирана, увидим, что это не либерализм, не коммунизм, не национализм. Это то, что можно назвать иранской версией четвёртой политической теории (Моя книга «Четвёртая политическая теория» только что вышла на фарси в Иране). Это нас сближает, потому что и в России мы уходим от либерализма, от коммунизма, от национализма.

Четвёртый пункт — экономическое сотрудничество. У нас есть общий взгляд на подрыв империалистической гегемонии доллара, а также поддержки экономической, энергетической программы Ирана, в частности, реализуемой на иранской атомной электростанции в Бушере. Россия заинтересована в прорыве экономической блокады, сложившейся вокруг Ирана, и экономической помощи Ирану.

И последнее. Когда мы с коллегами в прошлом году посещали священный город Кум и разговаривали с аятоллой шейхом Хусейном Нури Хамадани, он произнёс очень важную фразу, что иранцев-шиитов и русских православных объединяет «культура ожидания». Культура ожидания определяет сущность духовных устремлений наших двух народов. Мы ждём лучшего мира и настроены решительно бороться с тем злом, что вокруг нас. 

М.Ахмадинежад: Благодарю вас, господин Дугин. У вас, как и у господина Проханова, очень высокая оценка моей персоны. Я со всеми вашими идеями согласен. Мы обречены быть вместе, у нас нет иного выхода. С географической, с исторической точки зрения мы являемся союзниками. Любое расхождение между нами играет на пользу нашим врагам. Наши противники были бы рады видеть какие-либо разногласия между нами. Мы должны использовать факторы, сближающие нас. Я полагаю, что четыре первых обозначенных вами пункта мы можем объединить в один общий пункт. Пятый пункт относится к миру идеальному, он связан с нашим представлением о будущем. Ожидание чудесного благополучного будущего зиждется в природе человека, находится внутри человеческого сердца. Если бы у человека не было надежды на лучшее будущее, то и не было бы стимула для существования. Это лучшее будущее наступит в том случае, когда по всему миру распространятся чистота и справедливость.

Вопрос в том, кто может создать мир, исполненный чистоты и справедливости? Разве те, кто сами являются воплощением несправедливости, могут создавать справедливый мир? Этим преобразованием должны заниматься люди, которые исповедуют принцип справедливости и духовной чистоты. Такой идеальный светоносный человек возможен. И все пророки указывали на возможность такого человека. Однажды во время заседания Организации Объединённых Наций в разговоре с одним из членов этой организации я затронул тему «культуры ожидания». Он представлял Соединённые Штаты Америки, но был индийцем по рождению. Он сказал, что в исторической культуре индийцев есть такое представление, как культура ожидания. Мы ожидаем Спасителя. Такой человек появится и спасёт, изменит мир. Это взгляд на культуру ожидания человека буддийской культуры.

Я хочу сказать, что культура ожидания свойственна человеку вообще, и эти глубинные представления объединяют всех нас — всех, живущих в этом мире. Мы считаем, что человеческие свойства, находящиеся в глубине этих ожиданий, уже реализуются, уже находятся в действии, уже присутствуют в этом мире. Человек с чистыми помыслами, с надеждой на преображение мира, человек, преобразующий мир, поддерживается Всевышним, и его помыслы направляются Всевышним. Именно это предопределяет общий для Ирана и России взгляд на международный порядок и на международную политику. Я полагаю, что нам эти идеи надо проработать в кругу глубоких учёных-мыслителей. Чтобы культура ожидания была тем полем, которое объединяло бы все народы и всех политиков.

Сегодня в мире очень много международных структур: Организация Объединённых Наций, Всемирный банк, всевозможные комиссии по правам человека… Но наряду с этими структурами можно было бы подумать о создании структуры, которая формулирует образ полноценного, всеохватывающего человека. И тогда идеи подавления, превосходства, одностороннего доминирования не выдержат моральной критики. Мы — Иран и Россия — могли бы работать вместе над созданием этой структуры, этого идеального проекта. Чтобы российские и иранские учёные работали совместно в этой идеальной духовной области. И я готов поддержать такую идею. Это и станет тем, что называется совместным управлением миром. Пусть сначала возникнут духовное поле, духовная теория. И на основании этой теории мы будем формировать новый мировой порядок. Пускай господин посол Ирана в России займётся этой идеей. Мы со своей стороны готовы взять на себя издержки.

Шамиль Султанов: Господин президент, я исхожу из того, что время правления президента Махмуда Ахмадинежада войдёт в историю как этап, когда Исламская Республика Иран превратилась в региональную супердержаву. Среди профессионалов это достаточно распространённая точка зрения. И я считаю, что главной причиной успеха Исламской Республики Иран является такой специфический феномен, как политическая воля. Эта воля проявляется и на уровне президента, и на уровне духовенства, и на уровне иранских элит, и на уровне всего народа. Сегодня в мире нет страны, которая могла бы сравниться по наличию политической воли с Исламской Республикой Иран.

Мой вопрос такой: как вы считаете, господин президент, что является основой этой комплексной системой воли — религия, традиции, заветы Аятоллы Хомейни, особое качество постреволюционной элиты? Или на это действуют условия постоянной борьбы, в которой Иран пребывает непрерывно в течение последних тридцати лет? В чём главный источник этой воли?

Я был в Иране и замечал, что количество харизматичных лидеров — в регионах, в аппарате, в корпорациях — намного превышает наличие харизматичных лидеров на Западе. В чём ваш секрет, господин президент?

М.Ахмадинежад: Благодарю за вопрос, господин Султанов. Все те составляющие, на которые вы указали, присутствуют в формировании национальной воли. У этой воли есть истоки в историческом прошлом Ирана: в нашей цивилизации, в нашей культуре. Мы полагаем, что народы, которые формировались в течение исторического времени, в той или иной степени обладают этими волевыми качествами. К таким народам, конечно, относится и Россия.

В истории наших народов было очень много трагедий, исторических препятствий, бед. Мы были подвергнуты великим испытаниям. И если мы уцелели как народы, как цивилизации, это объясняется наличием в наших народах этой исторической воли. Конечно, Иран имеет свою специфику. Эта специфика связана с великой иранской культурой, которая обнаружилась на ранних этапах возникновения нашего государства. Не военные, не силовые аспекты, а именно культурные. Это же можно сказать и о России. Мы считаем, что Иран и Россия — это столпы мировой цивилизации. 
Если силы зла объединят свою мощь, свои военные силовые факторы и направят их на Россию, они всё равно не в состоянии стереть Россию с карты мира, что было не раз подтверждено историей. Потому что русский народ — это народ глубокой укоренённой культуры, великой цивилизации.

То же самое и Иран. Воля иранского народа к историческому творчеству неодолима.

11 июля 2013

 

http://www.iran.ru

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *