ЭТНИЧЕСКИМ ПРЕСТУПНЫМ ГРУППИРОВКАМ ОБЪЯВЛЕНА ВОЙНА

admin Статьи из газеты №31 (2013)

Нападение на Матвеевской стало детонатором событий, о необходимости которых говорили так долго, что стало сложно верить даже в саму их возможность. Глава МВД поручил своим подчиненным сосредоточиться на этнических ОПГ. В случае успеха операции оздоровится не только криминальная, но и межнациональная ситуация. В Москве первое тесно связано со вторым. Субботний инцидент на улице Матвеевской вызвал не только бурную общественную реакцию, но и конкретные действия самой полиции. Министр Колокольцев подписал приказ, в котором речь идет как о декриминализации столичных рынков и проверке соблюдения миграционного законодательства, так и об усилении борьбы с организованной и этнической преступностью, пресечении деятельности «воров в законе». Еще один, уже устный приказ министр отдал начальнику главного управления МВД по Москве Анатолию Якунину – в полиции пояснили, что масштабные мероприятия продлятся в течение большого периода времени. Так что идущие уже второй день зачистки на московских рынках – это всего лишь начало большой операции. «Министр получил одобрение от руководства страны, и сейчас будет массовая зачистка, которая может реально оздоровить обстановку»

Постоянно растущее межнациональное напряжение в Москве имеет две главных составляющих – слабо контролируемый поток внешних мигрантов (в основном, из стран Средней Азии и Закавказья) и вообще неконтролируемый поток внутренних мигрантов из республик Северного Кавказа. Если переселенцы из Азии в основном заняты в строительстве и ЖКХ, то кавказцы преимущественно занимаются торговлей. На Матвеевской как раз и произошел конфликт с выходцами из Дагестана, работавшими на местном рынке. И подобные конфликты становятся все более частыми – по мере того, как все больше безработной кавказской молодежи устремляется в столицу, поражая москвичей своими манерами и большими деньгами. При этом ситуация на столичных рынках давно уже вызывала не то что нарекания, а просто массовое возмущение. Несмотря на ликвидацию в последние годы самых одиозных и крупных рынков (вроде Черкизовского), сотни продовольственных и вещевых рынков продолжают оставаться рассадниками национальной вражды в столице. При этом их деятельность носит во многом теневой и полукриминальный характер – и об этом тоже все знают. Как и о том, что их крышует полиция. «Вот простой пример, – рассказывает газете ВЗГЛЯД председатель полицейского профсоюза Михаил Пашкин. – Полицейский Дмитрий Окулов из Красносельского района Центрального округа Москвы стал доставлять в отдел всех незаконно торговавших. А их через полчаса его начальник отпускает. В итоге сейчас Окулова хотят посадить, в Мещанском суде его дело – якобы за то, что он за пять тысяч рублей отпустил своего подчиненного в отгулы. И хотя Окулов прошел детектор лжи, доказавший, что этого не было, а заявитель отказался проходить полиграф, все равно возбудили дело и хотят до восьми лет ему дать! Все потому, что человек борется с коррупцией – он сказал, что от одной до трех тысяч в день каждый из этих торговцев платит его руководству. И теперь Окулова судят, а эти 50 торговцев как работали, так и работают, как платили, так и платят».

Самой национально-рыночной проблеме уже два десятилетия. Изначально контроль над московской торговлей оказался в руках нескольких этнических мафий, сформированных выходцами с Кавказа – того, что на полицейском языке называют организованными преступными группировками (ОПГ). Постепенно между ними произошел раздел сфер влияния, как территориальный, так и отраслевой. Самыми сильными считались грузинская, чеченская, азербайджанская, армянская и дагестанская. В нулевые годы позиции закавказских ОПГ стали слабеть – северокавказцы теснили их на московском поле, в том числе и в борьбе за рынки и торговлю. Тогда же окончательно оформилась и система крышевания рыночной торговли милицией. Ушли грузинские воры в законе, и пришли дагестанские борцы. «Северокавказцы подвинули закавказцев, в первую очередь, в мелком розничном бизнесе, – говорит член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Если говорить о крупных рынках, то часть их все еще находится под грузинскими ворами в законе, а другие уже контролируют северокавказцы, в первую очередь выходцы из Дагестана и Кабардино-Балкарии. И практически все они находятся под «красной», полицейской крышей. При этом, по словам Кабанова, в последние годы появились азиатские группировки – причем не только из Средней Азии, но и китайские и вьетнамские, и они достаточно серьезно влияют на общекриминальную среду в Москве: «главная их специфика – они состоят из нищих. Сейчас возвращается то, что было в начале 90-х, когда война и стрельба могла возникнуть из-за ларька. И сейчас эти же тенденции – приезжают люди, которым нечего терять». Еще при Юрии Лужкове, теснейшим образом связанном с лидерами различных кавказских кланов, особенно т. н. азербайджанского, а точнее было бы сказать – татского, потому что его контролировала семья хозяина «Черкизона», горского еврея Тельмана Исмаилова, федеральная власть периодически пыталась навести порядок в столичном рыночном межнаце. Тот же Черкизовский рынок снесли чуть ли не по прямому указанию Владимира Путина, потом приняли решение о том, что торговать на рынке имеют право только имеющие российское гражданство. Но все это не сильно помогало – хозяевами торговых мест все равно оставались вовсе не фермеры, а приезжие перекупщики. Поэтому картошка в Рязанской области стоит четыре–пять рублей за килограмм, а в Москве продается по 20–40.

«Вот хотя бы история фермера Надежды Васильевны Барановой, она из Восточного округа столицы, – рассказывает Михаил Пашкин. – За нее вступился лично Титов, уполномоченный президента по защите прав предпринимателей – написал в московскую мэрию с просьбой выделить ей шесть мест для торговли ее собственной картошкой в столице. Департамент подтвердил, а когда она пришла к префекту округа, он ей заявил: а я не верю в то, что вы фермер. Дадим вам всего три места. А еще три ей выделили около каких-то заборов и гаражей, в доме, где никто не живет. Она спрашивает, я кому, привидениям свою картошку продавать буду? При этом те же азербайджанцы и дагестанцы торгуют в любом месте, и никто их не трогает». Конечно, трогает – просто они платят местному полицейскому начальству. Но проблема рынков не только в том, что туда не попасть со стороны: «В основном на продуктовых базах левый товар, – говорит Пашкин. – Все та же Баранова рассказывает, что когда она привозит на склад картошку и просит выдать ей накладные, то ей дают чистые бланки с печатями – заполняй сама. То есть товар-то левый весь, с него никакие налоги не платятся». Понятно, что эти деньги идут не только на «Кайены» и дома на исторической родине… «Откуда деньги у этнических преступных группировок? От торговли на рынках, – убежден Пашкин. – Вот по этому и нужно наносить удар – прав Колокольцев, нужно экономически побороть преступность, тогда ее и не будет. Потому что основной доход у ОПГ не от грабежей, наркотиков и бандитизма, а от нелегальной рыночной торговли. Нужно бить по основам, и тогда преступность свернется. И когда на рынках будут торговать русские бабушки и фермеры из Рязани, Тулы, Тамбова, тогда будет все нормально».

По оценке Кирилла Кабанова, доход от торговли (уличной и рыночной) дает до 60% всех средств ОПГ. Для того, чтобы милиция перешла от крышевания рынков, принадлежащих этногруппировкам, к борьбе с ними, нужно было сначала очистить ряды МВД от коррупции. Реформа и переименование не дали нужного результата.

Газета ВЗГЛЯД 30 июля 2013, Текст: Петр АКОПОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!