«КТО ПРАВ, КТО СЧАСТЛИВ ЗДЕСЬ, ДРУЗЬЯ?»

admin Статьи из газеты №29 (2013) 0 Comments

Петербургский театр музыкальной комедии открыл свой 84-й сезон премьерой новой постановки оперетты Франца Легара «Граф Люксембург», сочиненной композитором в 1909 году, но не потерявшей свежести и привлекательности. А какая чарующая музыка! Сергей Рахманинов, посмотревший в 1907 году оперетту Легара «Веселая вдова», писал в одном из писем: «…видел оперетку «Весёлая вдова». Хоть и сейчас написано, но … гениально. Я хохотал, как дурак. Великолепная вещь». Думаю, что если бы Рахманинов посмотрел «Графа Люксембурга», то отозвался бы о его музыке так же восторженно.

За всю историю Ленинградского-Петербургского театра музкомедии эта оперетта ставится на его сцене всего второй раз. Первая постановка была осуществлена В. Окунцовым в 1960 году. Режиссёр сегодняшнего «Графа» — Игорь Коняев.

Спектакль начинается без занавеса, на сцене расставлены мольберты, с колосников свешивается картина, изображающая обнажённую женщину – это мастерская парижского художника Бриссара (Антон Олейников), который пишет портрет натурщицы Жюльетты (Екатерина Попова). В Париже – карнавал, и к Бриссару пришли в гости его друзья в карнавальных костюмах. И вот здесь появляется первая ложка дёгтя: некоторые мужчины одеты в имитацию белых балетных пачек (при том, что торсы голые, а на шеях – нечто похожее на воротник Пьеро). Что хотела сказать этим художник по костюмам Илзе Витолиня (Латвия)? Намекнуть на модную сейчас гомосексуальную тему? Но в либретто «Графа» нет и намёка на это. Раз художница не пожелала тщательно думать над костюмами, то и я не буду пытаться расшифровывать тайный смысл её творений, а явный лежит на поверхности: безвкусно, бездарно и вносит элемент вульгарности в весёлый, яркий и жизнерадостный спектакль, в котором никакой вульгарности и близко не должно быть. А вторая ложка дёгтя, внесённая уже режиссёром и художником-постановщиком (Мартиньш Вилкарсис, Латвия), — целая поварёшка: когда Граф Люксембург, будучи в гостях у Бриссара и Жюльетты, говорит, что у него будет возможность изменять своей жене, он достаёт огромный холст в раме и показывает его Князю (Владимир Яковлев), а после поднимает над головой, чтобы и зрители в зале увидели.
А увидеть предстояло крупный портрет маслом… органа, противоположного «Мадам Сижу», в раскрытом виде, обрамлённого пышной растительностью. Не обнажённое женское тело, а именно пикантный орган отдельно. То ли вкус постановщиков дал большую трещину, то ли их скрытые комплексы так проявились… Хорошо, что Франц Легар этого не увидит. А с костюмами вышла и ещё одна несуразица: действие оперетты происходит в ХХ веке, а Анжель (Карина Чепурнова) присоединяется к гостям Бриссара в явно не карнавальном костюме века восемнадцатого, очевидно, позаимствованного у Лизы из оперы «Пиковая дама».

К счастью, не на одном оформлении держится спектакль. А подбор солистов, за исключением Игоря Ерёмина (Граф Люксембург) и Татьяны Васильевой (Клементина) был отличный. Екатерина Попова — артистка многогранная, способная играть самые разные роли, была прекрасна и в образе Жюльетты. В меру кокетливая, не упускающая из головы свою цель — выйти замуж за Бриссара, обладающая великолепным умением носить любой костюм, прекрасно поющая и танцующая, Жюльетта-Попова была украшением и одним из стержней спектакля. Единственное, что показалось странным – манера Поповой произносить текст: она делала акцент на каждом слове, как будто эти слова – последние, которые ей доведётся в жизни произнести, но это ни психологически, ни художественно не оправдано. Зрителям приходилось сильно концентрироваться, чтобы понять смысл сказанного, и такое напряжение в восприятии идущего в быстром темпе спектакля было публике явно ни к чему.

Антон Олейников – высокий, поджарый, обаятельный, когда нужно – элегантный, был очень хорош в паре с Екатериной Поповой. На протяжении всего представления у них получался весёлый и полный юмора дуэт. Игре Олейникова присуща редкая особенность – он одновременно может быть и простым парнем с развязными жестами, и красавцем-аристократом с утончёнными манерами. Он замечательно двигается и танцует и – что особенно ценно, является очень хорошим партнёром для других артистов в спектакле.

Карина Чепурнова (Анжель Дидье) – очаровательная красавица. И даже больше красавица, чем очаровательная. Оперная примадонна по роли, она нежным голосом хорошо пела свою опереточную партию, но играла несколько кукольно. А вот кто очень портил спектакль, так это Игорь Ерёмин (Граф Люксембург). Худой до сострадания, на ком все костюмы висят мешком, с выдающейся вперед челюстью и крупными зубами, из-за которых любая его улыбка превращается в саркастическую гримасу, к тому же, начисто лишённый сценического обаяния и имеющий пластику Буратино, да ещё одетый в комично-зловещие малиновые брюки и чёрный фрак с котелком (в 1 акте) – более неподходящего артиста для роли обаятельного и привлекательного Графа Люксембурга трудно найти. Что удивляет, этот же Ерёмин и так же неудачно исполнял поэта и писателя Анри Мюрже в «Фиалке Монмартра». Да и в других спектаклях его «деревянность» невыгодно выделялась на фоне отлично двигающихся и танцующих артистов труппы. Непонятно, что вынуждает художественное руководство театра ставить такого неартистичного и антипластичного актёра на главные роли.

Клементина (Татьяна Васильева), дама в возрасте, которую в своё время соблазнил Князь, с тех пор не оставляет надежды встретиться с ним вновь. Она появляется в отеле (3 акт) как нечто само собой разумеющееся, но квохчущая манера разговаривать, странные ужимки и, наверное, ещё какие-то черты, объясняют нежелание Князя продолжать с ней отношения. Трогательного и грустного комизма, который предполагается в этой роли, у Васильевой не получилось. Отличной исполнительницей Клементины могла бы стать Валентина Кособуцкая, но ей, к сожалению, не поручили работу над этим образом. Вот она бы сделала Клементину по-настоящему смешной и даже жалкой в своей вечной погоне за первой любовью. В ней были бы и юмор, и мягкость, и гротеск, и лирика…

Но к радости и даже восторгу зрителей, всеми этими качествами обладал Владимир Яковлев (Князь) — артист редкостного дарования, к которому, при одном только появлении на сцене, устремляются все взоры и всё внимание публики. У Яковлева — потрясающая, магнетизируюшая энергетика, в нём столько творческой силы и напора, что он способен рассмешить зал одним поворотом головы! Прекрасно двигаясь и танцуя, обладая превосходной, выразительнейшей пластикой, он в танце взлетает над сценой с лёгкостью воздушного шара. А гротескный комизм артиста – и в речи, и в позах — описанию не поддаётся. Это тот случай, когда лучше один раз увидеть, чтобы потом не забыть никогда. При всей своей ярчайшей индивидуальности Владимир Яковлев прекрасно смотрится в ансамбле и, более того, делает ансамбль единым целым.

Оркестр театра под управлением Андрея Алексеева играл блестяще: музыка оперетты то сверкала, как брызги шампанского, ли лилась искрящимся каскадом, то замирала на долю секунды, с тем, чтобы в следующий миг взлететь в небо ярким салютом, и всегда – всегда! – подчеркивала игру артистов, в частности, блистательного Владимира Яковлева. Появление этого актёра на петербургской сцене (Яковлев – из Иркутска) всколыхнуло в памяти воспоминания об ушедших артистах БДТ периода Георгия Товстоногова – Евгения Лебедева, Владислава Стржельчика, Ефима Копеляна… Плеяда гениев сильно поредела, но отдельные представители ещё есть, и счастье уже другого поколения зрителей видеть их на сцене.

 

Людмила ЛАВРОВА

Фото предоставлено Театром музыкальной комедии

 

На фото: Первый ряд: Владимир Яковлев (Князь), Татьяна Васильева (Клементина),

Второй ряд: Кристина Чепурнова (Анжель), Игорь Ерёмин (Граф Люксембург).

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *