НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ ЗАКОНА — ПРИНЦИП РАБОТЫ ОТДЕЛЬНЫХ ПИТЕРСКИХ СУДЕЙ!

admin Статьи из газеты №27 (2013) 0 Comments

Эту криминальную историю поведали мне несколько опытных юристов и ветеранов военной службы. Для Санкт-Петербурга случай обыкновенный, а именно судебное разбирательство по поводу наследства. Однако, сценаристы сериала Санта-Барбары могли бы позавидовал сложившемуся сюжету!

Итак — главные герои: ответчик, лишенный наследства петербуржец, пенсионер Василий Иванович Патронов, которому после смерти его двоюродной сестры Галины Михайловны Патроновой должно было отойти всё её имущество. Вместо этого пенсионер Патронов, по решению суда ежемесячно, частями выплачивает г-ну Г-ну В.Г. более четырёх миллионов рублей, которые он ни от кого не получал и в глаза не видел.

Истец, Василий Григорьевич Г-н — полковник в отставке, руководитель одного из обществ офицеров-ветеранов, который считает, что воспоминаний о «служебном романе» с женщиной достаточно для того, чтобы стать владельцем её имуще


Alevtina Ageevaства, в том числе, роскошной квартиры в зеленой зоне Выборгского района. Для этого «бравый полковник» утверждает, что якобы за пару дней до смерти, по двум договорам займа, в письменном форме, передал Патроновой на лечение в Германии 3900000 рублей?! Сын истца, Г-н Валерий Васильевич, имевший адвокатскую практику, в том числе, по гражданским делам, лично составлял договоры займа, расписки и иные документы, представленные нотариусу и в суд родителями, поскольку сам он прикован к постели после травмы. Их представитель по доверенностям Ст-ва Л.В. — мать Валерия Васильевича, и бывшая жена Г-на, энергичная женщина, которая в процессе борьбы за имущество старой знакомой мужа в суде доказывала право на её квартиру рассуждениями о том, как после реализации квартиры за долги, они бы хорошо жили вместе под одной крышей, если бы деньги помогли Патроновой вылечиться от рака. Она же, якобы, успешно отстояла права сына на баснословную сумму возмещения морального вреда в связи с травмой, полученной в ДТП. Именно часть этих денег, но без её ведома, передали в долг больной, ранее незнакомой ей женщине перед ее смертью.

Перейдем к сути дела. Из материалов гражданского дела следует, что у Патроновой Галины Михайловны были замечены симптомы онкологического заболевания, при этом она лечилась от астмы в поликлинике. В связи с этим 31.10.2010 года Г-н, по своей инициативе, имитируя внимание и заботу к Патроновой, предоставил ей займ сначало в размере 100000 рублей для прохождения обследования в онкологической клинике в пос. Песочное. На следующий день, 01.11.2010 года, он сопроводил ее в указанную выше клинику. Причем, стоит сразу отметить, что в ходе судебного разбирательства выяснилось, что медицинская помощь была оказана Патроновой бесплатно. Однако, независимо от данн


Alevtina Ageevaого обстоятельства, во время возвращения домой из клиники, Патронова якобы заняла у Г-на еще 3800000 рублей на лечение в Германии. Сын Г-на, Валерий Васильевич, на компьютере составил два договора займа от 31.10.10 года и от 01.11.10 года и расписки к ним (заранее проставив в них даты и суммы), которые, по словам представителя истца, затем были подписаны Галиной Михайловой. 03.11.2010 года интеллигентная и обеспеченная петербурженка скончалась в больнице, куда ее доставил Г-н, забрав в это же


Alevtina Ageeva время ключи от ее квартиры. А значит, с указанного момента он стал иметь беспрепятственный доступ ко всему ее имуществу!

Относительно имущества, хочу уточнить, что при жизни Патронова Г.М. получила наследство от родственников из Италии и могла распоряжаться имеющимися у нее драгоценностями и немалой суммой денежных средств. По оценке одной из знакомых Патроновой Г.М., незадолго до смерти умершая выражала желание перевести драгоценности в деньги и потратить их поправку здоровья, а так же для того, чтобы обеспечить свое существование до конца жизни. Эта знакомая (искусствовед по специальности) рассказала, что сумма исчезнувших драгоценностей, по её мнению, могла составлять 500 — 700 тысяч долларов! Однако после того, как в квартире побывал господин Г-н, все драгоценности бесследно исчезли!? В материалах гражданского дела есть только фотографии пустых коробочек и футляров, в которых хранились драгоценности. Патронова Г.М. драгоценности не продавала и по исковым требованиям Г-на в качестве залога под займ не предоставляла. Обратившись к нотариусу как наследник, Патронов В.И. узнал, что на ее квартиру претендует Г-н, который непосредственно перед смертью якобы передал ей 3900000 рублей. Причем, никто этих денег не видел, а Г-н, с которым они встретились на похоронах, ничего о долге не заявлял и в полицию по поводу сохранности имущества умершей не обращался.

Тонкость плана юриста Г-на на завладение имуществом Патронова Г.М. заключалась в том, что в соответствии ст. 808 ГК РФ: «Если договор займа заключен в письменной форме его оспаривание с помощью свидетелей не допускается». Патронова Г.М. умерла, а Г-н свидетельствовать не желает. Патронов В.И. стороной сделки не является.

Грамотно и мотивированно этот спор был решен судьей Л.В. Гребеньковой. Приведу несколько цитат из ее решения от 23.12.2011 года по делу № 2-2322/11: «Суд полагает, что истцу необходимо представить доказательства наличия волеизъявления Патроновой Г.М. на заключение договора займа от 31.10.10 года и от 01.11.10 года, а также фактическое исполнение договора — доказательства передачи денежных средств истцом Г-ным Патроновой Г.М.». Заметим, что не заверенные копии договоров и расписок появились в суде практически через год после смерти заёмщицы! Тем более, что никто так и не видел оригиналов договоров, принадлежащих умершей?! Через год! Вопросы тем более закономерные, исходя из содержания иных выдержек решения судьи Л.В. Гребеньковой: «Доводы истца о том, что он на собственные средства осуществил захоронение Патроновой Г.М. не соответствуют действительности, поскольку истец обратился по месту работы покойной, где ему были компенсированы все расходы по похоронам…». Что это, если не еще одно доказательство мошенничества? Еще раз обратим внимание, что адвокат Мазур М.В., которая в течение года боролась с злоупотреблением правом истцовой стороной, фактически уличила их в фальсификации доказательств, при предъявлении договора займа и расписки между отцом и сыном.

Оценив сомнительный характер появления данных документов, судья в решении указывает: «Суд полагает, что представленные истцом в качестве доказательства договор займа от 31 октября 2010 года (!) между Г-ным В.В. и Г-ным В.Г. на сумму 100 000 рублей, договор займа от 01 ноября 2010 года между Г-ным В.В. И Г-ным В.Г. на сумму 3800000 рублей, НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ДОПУСТИМЫМИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ, поскольку данные документы были представлены суду после того, как представитель истца под запись в протоколе заявил об отсутствии письменных доказательств в получении денежных средств Г-ным В.Г. от сына. Суд постановил, что при таких обстоятельствах данные документы БЫЛИ СОСТАВЛЕНЫ ТОЛЬКО В ДЕКАБРЕ 2011 ГОДА С ЦЕЛЬЮ СОЗДАНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПО ДЕЛУ»! Читая Решение судьи Л.В. Гребеньковой 23 ноября 2011 года, я нахожу прямые доказательства недобросовестности претендентов на наследство. Так, медицинские документы на услуги ФГУ РНЦРХТ подтверждают, что Патронова Г.М. ПОЛУЧИЛА БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ, БЕСПЛАТНО сдала анализ на биопсию и была направлена на лечение (разумеется БЕСПЛАТНО — прим. автора) в другое медицинское учреждение». Заем на 100000 руб. ей был просто не нужен!

В результате суд, под председательством судьи Л.В. Гребеньковой, законно и обоснованно пришел к выводу:«…о том, что у Патроновой Г.М. ОТСУТСТВОВАЛО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ на заключение договора займа от 31.10.10 года и от 01.11.10 года, денежные средства по данным договорам не передавались, доказательств обратного истцом не представлено. В связи с чем, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска».

Еще раз вернемся к важным деталям. В порядке гражданского судопроизводства судебное разбирательство закончено. Как сказано в


Alevtina Ageevaыше, в ходе разбирательства гр-ну Патронову В.И. стало известно, что из квартиры умершей сразу после смерти пропали многочисленные ювелирные изделия, а также документы на квартиру, на автомашину, на дачу! В пропаже имущества и документов Патронов В.И. подозревает Г-на В.Г., который имел безконтрольный доступ в квартиру после смерти Патроновой Г.М. Законный наследник же ключей от квартиры Патроновой Г.М. не имел. При этом Г-н В.Г. от встречи с Патороновым В.И. уклонялся и мер к сохранности имущества, находящегося в квартире, не принимал!

Непредсказуемо повел себя суд кассационной инстанции Санкт-Петербургского городского суда под председательством Сухаревой С.И., который по формальным основаниям, действуя в рамках закона старой редакции, отменил решение суда первой инстанции и вернул дело на новое рассмотрение, мотивируя это тем, что «ответчиком не были представлены доказательства, что договоры займа были совершены заемщиком при тяжелом стечении обстоятельств»! Такое утверждение можно отнести к «кощунству», поскольку не даются оценки факту скоропостижной смерти Патроновой Г.М., а так же игнорируются предоставленные ответчиком медицинские документы, подтверждающие наличие у заемщка онкологического заболевания, а также наличие, в момент заключения договоров приступов астмы в тяжелой форме.

При повторном рассмотрении дела, судья Николаева А.В., вместо того, чтобы установить факты, имеющие значение для дела


Alevtina Ageevaи дать им оценку, в соответствии с нормами процессуального права, как это предписано городским судом, проявила необоснованную поспешность и поверхностность, приняв противоположное, незаконное, необоснованное решение от 14.06.2012 об удовлетворении исковых требований Г-н и взыскании с Патронова В.И. суммы долга умершей сестры. Законно выяснить — куда же делись драгоценности и деньги из квартиры умершей Патроновой Г.М.; и добиваться безусловного возвращения этих вещей, либо возвращения их стоимости в наследстваенную массу, суд не стал. Сообщения в органы следствия о совершенном преступлении, как это предусмотрено ГПК РФ, суд не направил. Следует отметить, что сам Г-н В.Г. не явился ни на одно судебное заседание, и не представил документов, оправдывающих неявку в суд, а также не подписал ни одного искового требования или пояснения по обстоятельствам дела. В ходе проверки органами дознания Г-н заявил, что по ст. 51 Конституции РФ он имеет право не свидетельствовать против себя, а значит, никаких пояснений давать не намерен ни по фактам исчезновения драгоценностей, ни по сумме займов купюрами по пять тысяч рублей, ни по другим обстоятельства дела.

А ведь другого участника сделки нет. Закон допускает такую позицию участника процесса, но требует от компетентных органов раскрыть преступление и восстановить нарушенные права.

В реальности с нарушением материального права непосредственно с Патронова В.И. в пользу Г-на В.Г. взыскивают ничем не подтвержденную задолженность умершей сестры в размере 3900000 рублей?! Плюс проценты за пользование денежными средствами юриста (сына Г-на В.В.) в размере 454133-32 рублей, который также в суде никаких ни письменных, ни устных пояснений не давал и не подтвердил наличие денег для передачи их в долг отцу! При этом повторное решение принято только по материалам и доказательствам предыдущего суда под председательством Л.В. Гребеньковой! Вы, дорогие читатели, в том числе, прокуроры, можете представить себе подобную степень ангажированности и отсутствия здравого смысла и элементарной логики судьи? Кроме того, весь черный юмор ситуации в том, что кабинеты судей Гребеньковой и Николаевой располагаются на одном этаже, и при наличии профессионализма и минимальной заинтересованности в торжестве закона и укреплении авторитета судебной власти, Николаева могла бы уточнить обстоятельства дела! Но нет! У судей были явно разные задачи!

Обратим внимание, что повторное решение судьи принято за несколько часов за одно судебное заседание разбирательства по существу! Всего несколько часов сугубо выборочного оглашения многочисленных листов дела явно без всякого внимания к деталям, без надлежащей оценки доказательств — и принято противоположное немотивированное решение на основании доказательств, признанных прошлым судом недопустимыми! Решение принято без участия адвокатов представителя ответчика, без допроса свидетелей, явку которых судья Николаева не обеспечила. В результате такой «работы» судьи грубо нарушены права пенсионера-наследника Патронова В.И. Более того, он лишен средств к существованию, поскольку вынужден выплачивать деньги изворотливому полковнику в отставке Г-ну, его жене и сыну!

На протяжении года Патронов В.И. обращается в следственные органы за защитой своих конституционных прав, что можно назвать «хождением по мукам». Несмотря на то, что судами УСТАНОВЛЕН бесспорный факт пропажи денег, а также то, что Патронова Г.М. не имела возможности воспользоватьсяь деньгами, никто ее не лечил, и она умерла!

Эти факты имеют ПРЕЮДИЦИОННОЕ значение и должны приниматься следственными органами без дополнительной проверки! Но как показывает практика хождения по бюрократам от юстиции, данные требования закона не имеют на них влияния. Где же деньги, господа прокуроры, следователи и судьи?

Апелляционной суд Санкт-Петербургского городского суда, под председательством Ильичёвой Е.В., приступивший к работе с этого года, должен был стать преградой для нарушений закона. Однако, имея право рассмотреть дело в полном объёме он не выполнил своего предназначения. Нарушений закона не устранил, от допроса свидетеля-врача, у которого лечилась Патронова Г.М., уклонился и оставил без изменения решения, основанного на недопустимых доказательствах.

Суд кассационной инстанции Санкт-Петербургского городского суда под председательством судьи Савельевой М.Г. и Верховный суд РФ под председательством судьи Мамотова В.В. не истребуя и не изучая материалы дела, отказали Патронову В.И в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании. Мотивируя это отсутствием полномочий на проверку недопустимости доказательств, не считая данное обстоятельство нарушением закона.

Чтобы показать всю абсурдность судебных решений, приведу свидетельские показания, которые имеются в материалах гражданского дела и материалах проверки органов дознания, а именно показания близкой подруги умершей.

Гражданка Т.М показала, что «с Патроновой Г.М. она была знакома последние 30 лет (!) Они были хорошими подругами, близкими людьми, делились всем, встречались почти каждый день. Патронова Г.М. болела тяжелыми заболеваниями, от которых и умерла. Похороны организовывал Г-н В.Г., общавшийся с ней в последние дни перед смертью. О её болезни гражданин Г-н В.Г. узнал случайно, позвонив за несколько дней до ее смерти с просьбой о переводе аннотации лекарства для сына с английского языка. На похоронах гражданин Г-н В.Г. объявил всем, что он якобы был гражданским мужем (!) Патроновой Г.М, что не соответствовало действительности.

После похорон, гр. К-ва Т.М. возвращалась домой с гр. П-кой Е.Л. У неё были ключи от квартиры умершей. И гр. К-ва Т.М. вместе с гр. П-ой Е.Л. зашли в комнату умершей хозяйки, и увидели, что на трюмо, где всегда стояли многочисленные коробочки, в которых хранились ювелирные изделия, а в фарфоровых вазочках лежали кольца, серьги, браслеты, золотые часы, золотые цепочки, броши — НИЧЕГО ЭТОГО НЕТ! Коробочки ПУСТЫ! Кто украл миллионы, если сама хозяйка успела умереть, не воспользовавшись ни ценностями, ни деньгами? Почему по факту исчезновения ценностей и денег до сих пор не возбуждено и не расследуется уголовное дело? 07 ноября 2010 года петербурженка К- ва Т.М. позвонила господину Г-ну В.Г. Зная, что ключи от квартиры непосредственно перед смертью подруги были у него и у него же остались, прямо, спросила у него: «Куда делись драгоценности»? В ответ женщина услышала хамство. Мол, кто она такая, чтобы она пошла вон, что говорить с ней он не желает. И бросил трубку телефона! Другая свидетельница подтвердила, что он в ее присутствии взял из вазы, стоящей на тумбочке у кровати, золотые часы с золотым браслетом и серьги с бриллиантами, пояснив, что это якобы на похороны. Опознать эти драгоценности гражданка Т.М. К-ова сможет, так как видела их неоднократно»! Да вот беда! Сотрудники следствия, полиции и прокуратуры ничего опознавать и искать не желают! Тянут с возбуждением уголовного дела, не провели ни одного обыска! И с такой вопиющей «служебной халатностью» следственных органов Санкт-Петербурга мне приходится встречаться весьма часто! Аналогичные показания дали в полиции и иные свидетели исчезновения ценностей, поясняя, что Г-н В.Г. предлагал им взять что-либо из вещей умершей на память. Полагая, что это незаконно, все отказались похищать чужое имущество. Как видим, свидетели последних дней Патроновой Г.М., близкие ей люди дружно показывают на самовольное присвоение Г-ным драгоценностей умершей. А посему явно халатное отношение к смерти петербурженки органов следствия, прокуратуры и полиции может вызвать у нормальных людей лишь глубокое негодование.

Но вернемся к суду. Считаю, что Следственному Комитету России и квалификационной комиссии Санкт-Петербургского городского суда теперь будет просто неприлично (вспоминая о Конституции и о законе) уйти от расследования описанного служебного инцидента (служебного преступления?). Считаю, что имеются все признаки уголовного преступления, а именно хищения драгоценностей умершей! И чтобы это дело, как всегда в Санкт-Петербурге не заволокитили, вручаю данную публикацию и все сопутствующие материалы своим бывшим коллегам по работе в Ленсовете 21-го созыва для передачи лично Александру Ивановичу Бастрыкину и направляю в соответствующие органы.

Тем более, как я понимаю, потерпевший Патронов В.И. все местные, питерские ресурсы правосудия уже давно исчерпал и не получил конституционно положенной помощи в установленные сроки. Теперь самому суду явно нужна помощь компетентных органов, поскольку полномочий по уголовному преследованию у гражданского суда нет. А посему, к


Alevtina Ageeva письму на имя А.И. Бастрыкина вместе с этой статей прилагаются обращения от 19.12.2012 на имя: прокурора Санкт-Петербурга С.И.Литвиненко; на имя прокурора Выборгского района Санкт-Петербурга Мещерского А.С.; на имя руководителя ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Лавренко А.В.; на имя начальника 19-го отделения полиции по Выборгскому району.

Редакция ждёт аргументированных Конституцией и Законом ответов Следственного Комитета и иных перечисленных организаций на эту публикацию и принятия мер служебного реагирования, законное и обоснованное решение по уголовному делу по фактам мошенничества и хищений, что позволит Патронову В.И. по вновь открывшимся обстоятельствам обжаловать судебное решение, вступившее в законную силу. И самое важное, это нужно самой судебной власти, чтобы восстановить справедливость и укрепить доверие к ней и авторитет.

Николай АНДРУЩЕНКО

действительный государственный советник Санкт-Петербурга 3 класса

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *