ВОСПОМИНАНИЕ О ВАЛЕНТИНЕ ПИКУЛЕ

admin Статьи из газеты №27 (2013) 0 Comments

В 1955 я закончил графический факультет Института им. Репина. Темой диплома стало иллюстрирование повести Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда». Тогда обычно было устраивать Всесоюзную выставку избранных дипломных работ из всех художественных вузов страны. Мои рисунки были замечены, их одобрили в «Комсомольской правде», альманах «Молодой Ленинград» напечатал репродукцию одного из них. Поступив в аспирантуру Академии Художеств, я взял темой иллюстрирование книги Джека Лондона «Мартин Иден», прочитанной еще в школьные годы.

Я часто вспоминал ее в трудных жизненных ситуациях. Рассказ о простом парне-моряке из рабочей семьи — полуграмотном, имевшем лишь начальное образование, но проявившем волю и упорство, сумевшем самообразоваться, развившм свои природные способности, и ставшем известным писателем, сильно впечатлял. Некоторые считают, что этот роман автобиографичен. И я подумал, что Мартин Иден внешне должен походить на самого Джека Лондона, стал искать его фотоизображения.

Николай Спиридонович Тагрин был известным ленинградским коллекционером, обладал огромным собранием почтовых открыток. Полагая что, как и в СССР, в США выпускают открытки с портретами известных певцов, артистов, писателей, я обратился к нему, но, увы, он не смог мне помочь. Но кто-то подсказал, что есть в Ленинграде начинающий писатель, который также собирает материалы о писателях, способный удовлетворить мой интерес, и назвал имя Валентина Пикуля.

В один из светлых летних вечеров я направился к нему. Мне рассказали, что на 3-м этаже, на лестничной площадке, нужно будет по деревянной лесенке перейти в окно, ведущее на лестничную площадку соседнего подъезда. Так я попал в подъезд дома, где проживал Валентин Саввич Пикуль.

Дверь отпер молодой человек моего возраста, на костылях. Позже я узнал, что это был шурин Пикуля – Север Гонсовский… Передняя была большая, но не обставленная, слева напротив – дверь в комнату литератора. Молодой человек сказал, что его нет дома, спросил, зачем я пришел? Я рассказывал ему, как вдруг отворяется дверь, а на пороге появляется сам Валентин и приглашает меня пройти к нему.

Догадавшись, что он слышал разговор, вкратце повторил ему свои цели. Мы познакомились, разговорились. Он был невысокого роста, белобрысый, крепкий рабочий парень. Оказалось, мы почти ровесники – он 1928 года рождения, я – 1929.

В комнате был очень низкий потолок, скорее всего, это было получердачное помещение. Я подумал, что это его рабочий писательский кабинет, ибо кровати, видно, не было. В небольшой комнате, вся стена напротив, была занята книжными стеллажами — уставленными книгами и папками, толстыми и тонкими. Направо от входа стоял стол с пишущей машинкой, конечно, рядом листы бумаги. А над столом – чертеж эсминца в профильном разрезе. Чтоб ориентироваться в помещениях корабля, не ошибиться, куда и как бежит матрос. Еще правее, на стенке, висело изображение моряка в приморском кабаке, с девкой на коленях. Рисунок был не в строго реалистической манере, как тогда было принято, а в более гротескном, шаржевом стиле.

Хозяин сказал, что здесь у него собрано около 12 тысяч биографий известных людей. Я, честно говоря, тогда ему не поверил. Откуда у молодого человека такое собрание? Ведь это, скорей, может быть у седовласого профессора, который собирал подобное всю жизнь!? Но я смолчал…

Это было примерно в 1956 или 1957 году. Вся обстановка, и то, как сидел Валентин Пикуль за пишущей машинкой, мне показались очень похожими на жизнь начинающего писателя Мартина Идена.

Хозяин достал одну из папок — материал о Д.Лондоне у него был. Это была сшитая владельцем тетрадь-конволют, большого формата, куда были вклеены вырезки и фотографии из жизни Джека Лондона. Как раз то, что мне нужно! Я выпросил тетрадь на время, и покинул хозяина очень довольный, унося драгоценный альбом под мышкой.

Следующая встреча произошла, когда я пришел возвращать материал. Он был один. Мы еще поговорили. Неожиданно, он сказал, к моей несказанной радости, что дарит мне этот альбом…

Пикуль вышел проводить меня. Мы завернули за угол, там оказалась «забегаловка» (где пили и закусывали стоя). Была стойка с напитками и столы для закусок. Он купил бутылку венгерского «Токайского» — это были тонкие высокие бутылки, непривычные для русского глаза. Вино оказалось отличным!

Потом я долго его не видел. Однажды встретил – по дороге в «Детгиз», а он, как раз, шел оттуда. Вид у него был какой-то опущенный, мятое лицо, отрешенный взгляд, какие бывают после перепою. Потом мне рассказывали, что одно время Пикуль сильно пил, но нашлась женщина, которая увезла его в Ригу, подальше от друзей-собутыльников, он ожил и вновь сел писать… И вдруг, почти через двадцать лет – в 1973-1974 году, мне довелось выполнять иллюстрации для новой книги «Детгиза». Это была повесть В. Пикуля «Мальчики с бантиками» — рассказ о школе юнг, которую организовали во время войны на Соловецких островах, которую прошел и Валентин Пикуль. Ребята сами строили себе полуземлянки на месте будущей школы, в книжке рассказывалось о быте юнг и освоении морских специальностей. Начальство тогда придумало форму юнги: лента на бескозырке завязывалась бантиком, — хотя ребята были этим очень недовольны. После школы, выйдя на флот, Пикуль служил на эсминце на Севере.

Литературный редактор ездил в Ригу для окончательной правки текста. Автор сказал редактору авторское пожелание художнику, чтобы он не очень делал ребят домашними, аккуратными и причесанными, ибо это были дети голодного военного времени. У некоторых погибли родители, другие были беспризорниками, и не все смирного нрава. Для работы в издательстве мне дали рабочий машинописный текст будущей книги – ее рукопись. Текст был весь очень аккуратно вычитан, ошибки в словах и даже буквы тщательно исправлены. Так он работал молодой писатель!

Книга потом была переиздана в Петрозаводске (Изд. «Карелия», 1985) – с переработанными мною, уже цветными рисунками, и в новой обложке. Тираж был 150 тыс.экз., — сравните с теперешними тиражами в 2-3 тыс.. Я досадую, что рукопись не оставил у себя (рабочую машинопись набранного текста можно было не возвращать). Ведь это рукопись известного писателя библиофилы ценят необыкновенно! Зато доныне храню подаренный прежде конволют!

И сейчас вижу сходство творческого пути героя Джека Лондона и Валентина Пикуля. Он тоже начинал с 5-ю классами школы, не заканчивал исторических факультетов, но, жаждущий знать и уметь, проявил волю, упорство и огромное трудолюбие и стал выдающимся советским писателем, которого и сейчас читают миллионы!

Валентин умер 19 июля 1990 года, он похоронен в Риге. Именем его назван новопостроенный тральщик ДКБФ.

ФИЛИПП МАХОНИН, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств

Июль 2013

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *