ЧТО С НАМИ ПРОИЗОШЛО-51 ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

admin Статьи из газеты №26 (2013)

В статьях автора рассматривается прежде не упоминаемый в экономической литературе глобальный цикл деиндустриализации развитых стран на основе идеологии Римского клуба, его доктрины «Пределов роста» и «постиндустриальной экономики».

Цикл деиндустриализации начался в 1960-е гг. в США, затем в 1970-е охватил Англию, в 1980-е Западную Европу, в 1990-е Японию, Восточную Европу и страны СНГ.

Для цикла характерна системность деиндустриализации развитых стран. Создание подконтрольных правительств, подчиняющихся международным центрам и соглашениям. Повышение цен на сырье и превращение стран с запасами ресурсов в колониальные. Подрыв стабильности валют. Сокращение производства и оборонного потенциала. Разрушение промышленных центров. Постановка под контроль энергетики. Навязывание расходов и мер на «борьбу с климатом», направленных на подавление индустрии. Подрыв среднего образования, разрушение среднего профессионального и высшего технического образования. Потеря или депрофессионализация сформированных в период научно-технического прогресса рабочего класса, инженерных, научных и преподавательских кадров, индустриальной бюрократии.

Этот комплекс мер осуществлялся в прежде развитых странах.

Механизмом деиндустриализации стало банкирское соглашение «Вашингтонский консенсус», навязывающее программу «либерализации» и глобализации экономики и реализуемое финансово-кредитным органом ООН – МВФ и Маастрихтским договором в ЕС, что приводило к контролю денежного оборота «либерализованных» стран.

«Либерализация» означала вытеснение государства из управления бизнесом, финансами, ресурсами, армией, образованием, демографией, контролем качества товаров.

На практике оказалось, что ресурсы не исчерпаны, а обнаружены новые месторождения во многих странах мира, поднять же рождаемость труднее, чем понизить. «Либеральные» правила всемирной торговли, навязавшие экономическую конкуренцию социальных государств с досоциальными и асоциальными, привели к угрозе подрыва устойчивости цивилизаций и потере их ценностей.

Последствия «либерализации» вызвали глобальный финансовый кризис, социальную нестабильность, старение населения, возросшую зависимость развитых стран от развивающихся и всемирную безработицу среди молодежи. Цикл в западных мировых державах завершился в 2011-2013 гг., когда под влиянием тяжелого кризиса в Англии, США и ЕС и странах Восточной Европы, был объявлен курс на реиндустриализацию. Вместе с окончанием цикла деиндустриализации усилился процесс милитаризации стран.

В отличие от циклов Кондратьева, цикл деиндустриализации оказался разным по продолжительности и интенсивности в разных странах: в США – 50 лет, в Англии – 40 лет, в ЕС – 30 лет. В СНГ (за исключением Беларуси) цикл длится 20 лет.

(27.10.11;9.02,12; 7,15, 29.03; 26.04; 3,17.05; 28.06; 12.07;9, 23,30.08; 6,15,27.09, 11,18, 25.10; 1. 8, 15, 22, 29.11, 6.12., 20.12, 27.12, 10.01., 17.01.13, 24.01, 31.01, 7.02, 14.02, 21.02, 28.02, 14.03, 21.03, 28.03, 11.04 18, 25, 30, 8.05, 15.05, 22.05, 30.05, 06.06, 13.06, 20.06, 27.06).

Данная статья о том, какие последствия оказала на мир экологическая революция и как изменялась за 50 лет сама экология.

 

Люди и природа

    После длительного изучения природы, открытия многих видов, создания системы классификации живого человек становился все меньше на фоне разрастающейся в сознании человека же природы. Поиски «неземных цивилизаций» сформировали в сознании человека представление о Земле, как об одной из многих звезд во Вселенной. Ученые США в 1960-е обратились к работам основоположника экологии Эрнста Геккеля с его утверждением, что человек всего лишь один из видов «узконосого примата» на планете. В противоположность великому диалектику Георгу Гегелю, выстроившим пирамиду сложных объектов, в основе которой поместил космос, а на вершине человека, биолог Эрнст Геккель обосновал обратную пирамиду сложности: самый высокий уровень – Вселенная, самый низкий – человек. Возник парадокс, описанный В.И. Вернадским: человек после выдающихся по сложности и смелости научных исследований космоса и природы стал сам себя рассматривать как не только мельчайшую частицу космоса, но и лишь одним из видов животных на Земле. В.И. Вернадский призвал изучать человека, как исследуют Космос. Эта позиция не нашла поддержки в западном обществе 1960-х гг.

    Концепция «множества космических цивилизаций» оказалась крайне опасной по своим последствиям, самым главным из которых стало пренебрежение Землей во имя «контактов» с инопланетным Разумом. Например, для того, чтобы «подать знаки» инопланетным цивилизациям в США в начале XX в. был выдвинут проект – прокопать громадные каналы в виде прямоугольного треугольника в Сахаре, залить их нефтью и пожечь. Инопланетчики с Марса, увидев пылающий треугольник на Земле, поняли бы, что на этой планете есть разумные люди, с которыми надо вступить в контакт. Не отставали и российские умы того времени: они только предложили вырубить в тайге прямоугольный треугольник и, тем самым дать знак Разуму на Марсе.

    Экология, как область биологии, вернула молодежь к Земле, ее уникальности, ценности, ее живому миру, но оставила лишь биологический взгляд на человека.

    Первая концепция науки экологии основывалась на воззрениях о человеке, как обычном организме на Земле, только сильно размножившемся. Не случайно в разделе демографической экологии спокойно осуждался вопрос ограничения количества муравьев, необходимых для строительства муравейника, а следом – ограничение численности населения планеты. Молодые энтузиасты экологии назвали себя хиппи и «дети цветов» (есть версия разведчика Дж, Колемана, что такие названия были придуманы в Тавистокском институте, где изучались технологии управления молодежью). Французский журналист, пишущий об охране среды и экологии, Люсьен Матье так характеризовал эти движения в книге «Спасем Землю». «Зародившееся в США движение «хиппи» – не что иное, как протест против бесчеловечного характера современной городской жизни. Движение «хиппи» было попыткой части молодежи вернуться к непритязательной жизни первобытных людей. На самом же деле, если каждый житель Земли захочет уподобиться Робинзону Крузо, на планете на всех не хватит необитаемых островов, тихих лесных уголков и уединенных долин».

Перечитывая эту интереснейшую книгу Люсьена Матье, я обнаружил, какая борьба между сторонниками и противниками технического прогресса велась в 1980-е гг.

«Скорее объявим бедственное положение! Перестанем потреблять! Перестанем размножаться! Перестанем думать! Долой прогресс!… Не пора ли отправить ученых на костер? Не ведет ли наука к гибели человечества? Ведь она же сулила нам золотой век, изобилие, счастье. К этому под давлением проблем взывают те, кто пророчит человечеству только несчастья. Среди них встречаются молодые (и не очень молодые люди), искренне озабоченные положением дел на планете. Нередки среди них и сознательные обманщики. … Им хочется, чтобы место ученых заняли шарлатаны, гадающие на стеклянных шарах и кофейной гуще. Это они обвиняют науку, технику и прогресс единственными источниками бед человечества. Их меньше, чем сознательно заблуждающихся, но именно в их руках сосредоточена власть».

Последняя фраза доказывает, что уже к 1980-му году сторонники деиндустриализации и оккультизма сконцентрировали в своих руках власть в США и Европе.

В 1960-е гг. сторонники экологии в США проповедовали отказ от торговли, мирового рынка, когда праздновался экологический праздник «День Земли», то магазины в больших городах закрывались, а кругом играли рок-оркестры и читались лекции по экологии.

Это создало у ряда отечественных ученых-американистов представление о том, что загрязнение среды де привело Запад к кризису капитализма, он вот-вот погибнет, а экологические партии представляют объединения чистых людей, заботящихся лишь об окружающей среде и планете. Мне приходилось в 1990-е, будучи в аспирантуре, читать массу прогнозов разных «светил» о скорой гибели капиталистической системы. Они не знали то, что сказал про «обманщиков» Люсьен Матье.

 

Не только экология, но и технологии

Несмотря на «перехлесты» экологические книги, брошюры, молодежные движения, даже отрицавшие рынок, создали главную ценность для рыночной экономики – массовую озабоченность населения проблемой охраны среды. Это привело к тому, что сотни миллионов людей на планете стали недовольны средой своих городов, загородных участков, квартир, что получило общее название «энвайронмент».

Необходимо было переосмыслить многие философские концепции взаимодействия человека и природы. Философия за рубежом имеет совсем другое понимание, чем в СССР и РФ: она считается синтезатором путей развития на базе обобщения научных знаний.

Тогда из экологии начала вырастать социально-экономическая технология построения среды человека на базе законов экологии – энвайронментализм. Технология отличается от науки тем, что ориентирована на создание новых товаров, а не научных законов.

Появилась триада: биоэкология–философия природы и человека – энвайронментализм, которая стала действенным модернизатором экономики и общества. Уже в 1970-е 1980-е гг. экология из движения молодежи, отрицающей рынок и призывающих уйти «в пампасы», стала его мощным ускорителем. Это совершенно не заметили советские философы, по-прежнему предвещавшие скорый конец капитализма или пришествие «ноосферы». Такая триада, известная у нас, как «экология», и превратилась в идеологию современного глобализма. Одним из главных «подводных камней» при таком движении становилось все более обостряющееся противоречие между творчеством человека, которое требовал энвайронментализм для преображения среды, и сохранившимся биологическим взглядом на человека в самой биоэкологии.

Триада в то же время приводила к тому, что первоисточником всех идей в области охраны среды становилась область биологии, законам которой пытались придать значение «великой скрижали» человечества. Эти законы учили наизусть политики, члены клубов экономистов и интеллектуалов, ими оперировали новые философы (зачастую не поставившие ни одного биологического опыта), законы были нарасхват у математиков, чье знание биологии редко превосходило уровень философского.

Энвайронментализм очень отличался от первых идей и движений. Задачу сохранения и очистки среды энвайронменталисты перевели в плоскость модернизации технологий, обратив требование экологичности товара в фактор конкурентоспособности.

Экологичность = экономичность + комплексная безопасность – эта формула успеха буквально захватила рынок новых товаров. В 1990-е я со специалистом в области пиара И. Викентьевым опубликовал в журнале о рекламе статью на тему экологии. В противоположность прогнозам о скорой гибели всего и вся, мы назвали ее «Секрет царя Мидаса», объясняя, что экологическое движение уже трансформировало экологические угрозы в выгоднейший стимул рынка. Студентам я тогда показывал перечень фирм на экологических выставках – по 200 на каждой странице каталога и всего их примерно 2200. Еще нагляднее выглядели объявления о найме на работу в экологических журналах: «требуются химики-экологи», «требуются физики-экологи», «специалисты по экологии топлива» и т.д. Кроме того – реклама многокорпусных экологических центров, исследовательских лабораторий в тех же журналах. Вот что значит американское выражение: «проблемы – ключ к успеху».

Как формировался цикл обновления технологий? Для производств были установлены нормы содержания вредных веществ в среде и штрафы за превышение загрязнений в среде. За использование вредных веществ в технологиях предприятия платили налоги. Часть штрафов и налогов шла в фонд альтернативных технологий. Специалисты из разных областей науки и техники получали дополнительное экологическое образование, что позволяло им выявлять в уже изученных технологических процессах вредные факторы и предлагать новые решения. Эти решения становились объектами инвестиций и коммерциализировались, а затем новые технологии, как товар, предлагались разным потребителям и вытесняли с рынка прежние, опасные для среды. Далее ступенчато понижались нормы и увеличивались штрафы и налоги, что требовало новые технологии.

Экологические нормы, согласно принципам энвайронментализма, тоже производное комплекса лучших прикладных технологий, обеспечивающих допустимые концентрации вредных веществ и их контроль в среде.

Бет Турнер, президент Федерации контроля вод (WPCF, ныне WEF) выделяла несколько революций в экологии США. Первое событие относилось к 1887 г., когда была основана Лоуренсовская экспериментальная станция очистки воды в штате Массачусетс. В 1927 г. образовалась Федерация контроля загрязнения вод, объединившая работников и специалистов очистных сооружений, которая стала выпускать свой журнал, обобщающий достижения в области очистки и анализа воды. В 1962 г. писательница Рейчел Карсон выпустила книгу «Умолкшая весна», в которой рассказала об опасности пестицидов, в особенности ДДТ, обладающего канцерогенным, аккумуляционным эффектом, подобным радиации. Из книги американцы узнали, что сельское хозяйство, наука и промышленность могут стать причиной производства опасных для жизни продуктов, что положило начало мощному природоохранному движению. В 1970-е Агентство по защите окружающей среды США (EPA) сплотило вокруг себя фирмы, государственные учреждения, энтузиастов с целью выработки национальных экологических программ.

Мощный интеллектуальный штурм проблемы позволил связать чистоту среды с конкурентоспособностью продукции. Экологически чистый товар стало престижно и производить и покупать, при этом все же не решалась другая проблема – деиндустриализации, так как западные фирмы реализовывали даже многие технические проекты экологически чистой техники в странах Третьего мира.

Кстати о «конце света» в трактовке энвайронментализма. Еще дальше в области возможностей обновления всемирного рынка пошли энвайронменталисты, которые стали использовать «страшилки» глобальной экологии. Тут можно было развернуться в замене технологий не для одной страны, а для всего человечества.

Возьмем текст экологического Киотского Протокола, вводящего регламентацию использования веществ и технологий, якобы для предотвращения глобального потепления. В Таблице 1, перечисляются опасные для стабильности климата парниковые газы: диоксид углерода, метан, закись азота, гидрофторуглероды, перфторуглероды, гексафторид серы (здесь и далее – энциклопедия Кругосвет).

В Таблице 2 приведен этот обширный перечень технологий, отнесенных к источникам парниковых газов. В качестве секторов промышленности под него попадают: энергетика, энергетическая промышленность, обрабатывающая промышленность и строительство, транспорт, другие секторы. В качестве категорий источников загрязнения выделены технологии сжигания топлива, добыча твердого топлива, нефти и газа и прочих видов топлива. В качестве промышленных процессов под Протокол попадают: продукция горнодобывающей промышленности, химическая промышленность, металлургия, производство галогенированных углеводородных соединений и гексафторида серы, другие производства, использование растворителей и других продуктов.

В области сельского хозяйства под Протокол попадают: продукты интестинальной ферментации, (газообразные выделения жизнедеятельности животных), уборка хранения и использования навоза, производство риса. На сельскохозяйственных землях под Протокол попадают пал саванн (выжигание сухой травы в саваннах для земледелия и обновления экосистемы), сжигание сельскохозяйственных отходов на полях, прочее.

В области переработки отходов – удаление твердых отходов в грунте, обработка сточных вод, сжигание отходов, прочее. Охвачены все области жизни человека.

Эти таблицы изучают менеджеры и крупные инвесторы всего западного мира, чтобы выйти на рынок новых технологий, а у нас с удивлением иногда спрашивают, что это на Западе все толкуют про какие-то выбросы углекислого газа?

Обратите внимание на то, что прежде считавшийся опасным парниковым газом водяной пар, несколько лет назад выведен за рамки Протокола, как якобы не увеличивающий свою концентрацию в атмосфере. Возможной причиной его «прощения» являются большие инвестиции в технологии получения водородного топлива, которое создает в качестве «выхлопа» водяной пар. Введенные в список слова «прочие», «прочее», позволяют при необходимости объявить «опасной для климата» любую технологию, невыгодную организаторам Протокола. В Протоколе объявлено источником парниковых газов производство риса, который является основной пищей для двух с половиной миллиардов человек на планете.

 

Защита и нападение

Следующей важнейшей функцией энвайронметализма стала защита рынка, которая была особенно важна для стран с дорогой рабочей силой, таких, как США и государств Западной Европы. Они долгое время использовали в экономической политике запреты на ввоз продукции, опасной для здоровья граждан, а также для окружающей среды.

Санитарно-гигиенические требования к качеству товара объединились с экологическими для обеспечения политики протекционизма в условиях глобальной экономики. В результате на фармацевтический рынок США не могли пробиться даже европейские лекарственные корпорации.

Рынок формально был свободным, но если какой-нибудь чужак привез бы в США корабль новой зубной пасты, то его встретили бы радушно, объяснив, что американское правительство, конечно, поддерживает свободу торговли. Однако оно ответственно за здоровье простых американцев, которые могут пострадать от неизвестного товара. Вот вам тесты на 10 млн. долларов, чтобы проверить безвредность для человека и разных форм живого пасты, тюбика, его крышечки, упаковки, а также возможности утилизации всех компонентов, включая контейнеры. У вас нет таких денег? Сожалеем, но даже на свободном рынке мы не можем рисковать здоровьем американцев и их средой.

Эти формы защиты действовали до тех пор, пока американские корпорации, в том числе сырьевые, не поспособствовали включению США во Всемирную торговую организацию, которая мигом стала отвергать любые формы протекционизма, в том числе и экологические, вставая на защиту товаров стран Третьего мира. О последствиях вхождения США в ВТО писал Д. Кортен в книге «Когда корпорации правят миром».

«Природоохранные мероприятия, которые ограничивают экспорт природных ресурсов страны, таких как лесотовары, ископаемые и морепродукты – могут быть объявлены несправедливой торговой практикой, равно как и требования, чтобы древесина, заготовленная в стране или другие ресурсы, перерабатывались на месте, чтобы обеспечивать местную занятость». Через ВТО «можно также подать в суд на те страны, которые пытаются отдать предпочтение местным инвесторам, а не заграничным, или которые не могут защитить права интеллектуальной собственности иностранных корпораций». «Например, американская компания в Мексике, применяет пестициды, которые остаются на фруктах в количестве, соответствующим международным стандартам, но превышают стандарты, принятые штатом Калифорния. Эта корпорация может убедить мексиканское правительство подать в суд на калифорнийский стандарт, как не соответствующий соглашению в ВТО. У Калифорнии не будет права подавать апелляцию на несправедливое решение ВТО ни в суд Калифорнии, ни в суд США».

В свою очередь американские корпорации через ВТО добились отмены ограничений Тайваня на продажу подросткам сигарет, и «процент курящих подростков и юношей в Корее подскочил с 1,6% до 8,7%».

Мы видим, что энвайронменталисты Запада удерживали бизнес от хищнического разграбления природных ресурсов, подрыва здоровья населения и сохраняли рабочие места, но возрастающая власть корпораций и обеспечение их выгод, получаемых через ВТО, привела к резкому ограничению возможностей защиты среды.

Для ограничения распространения промышленного бизнеса была задействована общественность, проживающая в местах будущих индустриальных строек (далее из моего интервью с доц. СПбГЭТУ Кузнецовой С.Н., журнал СПб ГТУ, №20, 2002 г., с. 25-26).

«В 1998 г. в датском городе Орхусе была заключена международная конвенция «О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. В ней определены основные юридические термины, связанные с проблемой доступа к информации. К «экологической» относится любой вид информации о состоянии окружающей среды, воздействующих факторах, состоянии здоровья и безопасности людей.

Статьи Конвенции определяют порядок доступа к экологической информации (Ст.4), ее сбора и распространения (Ст.5), участия общественности в принятии решений, в планировании мероприятий и подготовке нормативных документов в области охраны среды (ст.6-8). Заинтересованной общественностью может считаться даже один человек, а тем более организация, но обязательно из данной местности, которые затронуты процессом принятия решения в области охраны среды. Перед строительством промышленного объекта проводится ОВОС – оценка воздействия на окружающую среду, один из этапов которой включает обязательные общественные слушания».

Вместе с тем защитники среды (так будем переводить слово «энвайронменталисты») вынуждены были следовать политике «Вашингтонского консенсуса», направленного на преобладание в экономике банковского сектора, сферы услуг и недвижимости. На последнюю поэтому не распространяется действие Конвенции, заключенной в Орхусе, и ОВОС. Это позволило бизнесу при уплотнительной застройке ликвидировать только в Петербурге четверть городских скверов.

В 2000-е мне довелось проходить курсы по международной программе экологического аудита – оценке объекта для иностранных инвесторов и менеджмента – методам получения прибыли от мероприятий, проводимых для сохранения среды. Вел занятия уверенный в себе немец, бывший специалист в области машиностроения, получивший дополнительное образование в области экологии и бизнеса.

Вопросы для инвесторов меня удивили: во-первых, им надо было предоставить космический снимок с координатами предприятия, во-вторых, сообщить, находятся ли возле объекта военные части, аэродромы, склады боеприпасов. Уже потом шла информация о самом предприятии. Вроде бы логично, что все эти сведения необходимы инвестору, чтобы оценивать риски чрезвычайных ситуаций, но нужна очень большая степень доверия, чтобы предоставлять такие данные в «независимые» фирмы, проводящие международный аудит. Специалист объяснил, что Западная и Восточная Европа, уже с начала «либеральных реформ», не пикнув, предоставляют сведения, и все предприятия и их окружение обозначены на картах, иначе не получат и доллара инвестиций.

Что касается менеджмента, то защитники среды видели главным в нем постоянную заботу предприятия об улучшении состояния окружающей среды. Пусть немного улучшается среда, но чтобы никто не забыл о ней. Экологический менеджмент охватывал сферу охрану среды вокруг и внутри предприятия, выполняя тем функции охраны труда.

 

Чистые или не чистые?

    Мы видим, что экологическое движение 1960-х, отрицающее рынок, трансформировалось в энвайронментализм, который как раз выполняет множество рыночных функций. Ожидать, что лишь люди с чистыми помыслами будут охранять окружающую среду не реалистично. Любая организация нуждается в финансировании, а деньги не дают просто так. Я уже писал в прошлом номере про систему «сдержек и противовесов». В этом смысле энвайронменталисты и их организации, хорошо финансируемые, получающие доход от защиты среды, имеющие выход на СМИ, представляют собой именно «сдержки» для безответственного индустриального бизнеса, который стремится укрыть свои загрязнения и отходы и получить сверхприбыли.

Если обеспечен баланс между силами индустрии и защитниками среды, это и есть форма управления, но тогда, как и в случае с «разделенными» ветвями законодательной и исполнительной власти, сшибка которых привела к военному перевороту времен Наполеона Бонапарта и Б.Н. Ельцина, одна сила не должна стремиться полностью подчинить или уничтожить другую. Нужна забота не столько иностранных сил, сколько отечественных о своей природе, понимание, что нельзя уничтожать как заводы, так и подавлять активность защитников среды. Перефразируя Д. Кортена: за чужие деньги счастья не купишь и свою природу не сохранишь. Энвайронменталисты создали множество полезных форм организации бизнеса, специалистов, населения, но ими надо уметь пользоваться.

Следует понимать, что защитники среды вынуждены подавать информацию в СМИ, учитывая сформировавшееся «общество зрелищ». Ему нужны шокирующие кадры, пугающие прогнозы, емкие и сенсационные образы. Например, цветовое кодирование распределения озона, привело к зрелищу «озоновых дыр», которые отражали порой всего-то 97%-е содержание озона в атмосфере вместо 100%-го. Так же был создан образ «тонкой пленки озона вокруг земного шара», с помощью полиэтиленовой пленки, в которую закутан глобус, легко прожигаемой сигаретой- ультрафиолетом, оставляющей «озоновую дыру». Все это инструменты воздействия СМИ, и в развитых странах давно понимают различие между спектаклем и реальностью, и никто не бежит из зала, когда на сцене восклицают «пожар»! Тогда СМИ, защитники среды и индустрия каждая сила по-своему вносит свой вклад в модернизацию экономики на благо обществу.

 

Все ли знает биология?

Биология меньше всего подходила для «великой скрижали», на которой записаны все незыблемые законы постиндустриального общества. Разнообразие свойств живых организмов побудило биологов заменить понятие «законов», которым подчиняются все организмы, «правилами», справедливыми для определенного процента видов. К тому же в биологии необычайно часто меняется классификация видов, а явления зачастую сохраняют свое название лишь по традиции, например, «витамины» уже давно могут вообще не содержать азота. Биологическое представление о человеке связано лишь с антропологией и типом размножения. В результате массовое обращение к биоэкологии привело к вульгаризации науки, когда на основе лишь начал познания биологических явлений, таких как рост-размножение, уже стремились создать законы для общества.

Между тем еще в XIX в. великий французский писатель Оноре де Бальзак создал свою знаменитую серию романов «Человеческая комедия», чтобы описать виды людей, которых разделял по профессиям. «Различие между солдатом, рабочим, чиновником, адвокатом, бездельником, ученым, государственным деятелем, торговцем, моряком, поэтом, бедняком, священником также значительно, хотя и труднее уловимо, как и то, что отличает друг от друга волка, льва, осла, ворона, акулу, тюленя, овцу и т. д. Стало быть, существует и всегда будут существовать виды в человеческом обществе, так же как и виды животного царства». Оригинальный взгляд Бальзака на общество, который показывает, что биологический взгляд на человека не исчерпывает понимания его природы.

Необходимо сосуществование конкурирующих ветвей: бизнеса, защитников среды, СМИ и ученых, чтобы защищать среду, привлекая внимание общества к фактам ее загрязнения и сверх-застройки, не уничтожая промышленность и развивая новое понимание о природе и человеке.

    Игорь Захаров

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!