МГНОВЕНЬЯ ОСТАЮТСЯ С НАМИ

admin Статьи из газеты №25 (2013) 0 Comments


В светлый день июня, когда россияне традиционно празднуют день рождения всеми любимого поэта – Александра Сергеевича Пушкина, в роскошных, наполненных светом залах Дворца конгрессов президентской резиденции в поселке Стрельна открылась выставка живописных работ заслуженного художника России, действительного члена Петровской академии наук и искусств Юрия Николаевича Лаврухина. Устроители выставки, в числе которых и начальник выставочного зала комплекса Константиновского дворца Светлана Алексеевна Янченко, на праздничном торжественном открытии выставки Ю.Н.Лаврухина сообщили, что она приурочена не только 214-летию со дня рождения великого российского поэта. Выставка явилась чудесным подарком и к 10-летнему юбилею комплекса, а также своего рода подготовительным этапом к грядущему в будущем году солидному юбилею самого художника. Уточнять, сколько лет автору необыкновенно изящных, действительно, пушкинского, классического петербургского стиля работ, не стали. Наоборот, все выступавшие на открытии выставки подчеркивали энергичность, душевную молодость автора, за плечами которого – не только многолетний труд на ниве искусства, но и участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны.

Ныне многие представители дипломатических служб мира, а также экскурсанты, которых тоже немало бывает в роскошных залах Константиновского дворца, познакомятся хотя и не в полном объеме, но в достаточно значительном и разнопланово представленном на выставке с творчеством героя Второй мировой войны. Замечательного человека с нежной, какой-то по-детски доверчивой, светлой душой, который, конечно же, хотел не воевать, а создавать неповторимую красоту, говорить о вечности. Эта вечная, нетленная красота порой бывает явлена человеку и в одном миге. Когда душа, наполненная невыразимой благодатной силой, восклицает: «Остановись, мгновенье, ты – прекрасно!». Или когда в минуты отдохновения размышляет о том, какие чудные мгновенья дарила нам жизнь, как важно хранить их в своей эмоциональной памяти. Чтобы не очерстветь, не окаменеть от неизбежных, особенно в конце земного пути, скорбей и печалей…

И где как не в царственных, залитых солнечным светом залах дворца показывать картины, связанные с именем Александра Сергеевича Пушкина? С его стихами, как будто живущими уже самостоятельной жизнью и в нашем общении с миром, с его любимыми городскими пейзажами, слава Богу, еще и сегодня неповторимо-красивыми. Выставка Юрия Николаевича Лаврухина, художника, чья жизнь и творчество теснейшим образом связано с творениями Пушкина, с замечательными портретами гениального поэта и его близкого окружения, стала своего рода живописным гимном поэзии, красоте, жизни во всей ее многогранности и многокрасочности. На открытие выставки автор пригласил близких, друзей, коллег, которые прибыли к входу в Константиновский дворец, как сказали бы в старину, в экипаже, запряженном множеством лошадей, с помощью довольно большого количества лошадиных сил, — на шикарном ярко-красном автобусе белорусского производства. И казалось даже, что в такой дворцовой обстановке вот-вот может появиться сам император. Хотя, конечно, приветствовали художника, прежде всего, устроители выставки и коллеги, послушно надевшие у входа во дворец музейные бахилы. До появления первых лиц государства на выставке пока дело не дошло, но сотрудники дворца обещали, что именно здесь будут проходить встречи на высоком уровне дипломатов многих государств, участвующих в начавшемся саммите. И что президент России обязательно выставку Юрия Михайловича Лаврухина увидит…

Поздравления звучали из уст известного искусствоведа, педагога Сергея Левандовского. Добрые слова в адрес радостного, словно именинник, художника произнес председатель творческого сектора Союза художников живописец Константин Кириллович Иванов. Счел необходимым прибыть на торжество и выступить на открытии выставки Ю.Н.Лаврухина вице-президент Петровской академии наук и искусств Николай Устинович Мартынов. Он отметил, что давно знает и высоко ценит творчество Юрия Николаевича, действительного члена Петровской академии наук и искусств. Большинство выступавших отмечали исключительные качества его оптимистичной, звонкой, по-особенному молодой, энергичной живописи, которая словно не зависит от уже вполне солидного возраста автора.

Давний друг Юрия Николаевича профессор, член Союза художников России Владимир Иванович Шестко был счастлив сообщить собравшимся, что близко знает и дружит с Юрием Николаевичем с 1951 года. Со времени совместной учебы в Академии Художеств. И что его сын, тоже ставший замечательным художником, — Николай Юрьевич Лаврухин, — унаследовал от отца не только мягкий, дружелюбный характер, но и лучшие его качества как художника. В числе таких качеств, помогающих воплощению таланта в художественные произведения, Владимир Иванович назвал не только живописное мастерство автора представленных на выставке работ, не только совершенство композиционных, колористических решений, точность и тщательность в рисунке. Он особенно отметил как важное качество художника также и внутреннюю дисциплинированность, необычайное трудолюбие, за которыми видна искренняя любовь, преданность искусству. Ко всему сказанному хотелось бы добавить, что, на мой взгляд, Юрий Николаевич Лаврухин удивительно глубоко вникает в психологический образ героев своих полотен – будь то портрет А.С.Пушкина или изображение в рост Петра I, или картина-воспоминание о фронтовых годах, иллюстрирующая бессмертную поэму А.Твардовского «Василий Теркин», — «Сын полка».

Неизменную преданность пушкинской тематике, классическим санкт-петербургским пейзажам, словно возвращающих нас в мир изысканной красоты и таинственной прелести минувших веков, отметил в творчестве Юрия Николаевича Лаврухина вице-президент Петровской Академии наук и искусств Николай Устинович Мартынов. Об исключительной порядочности и отзывчивости на различные общественные нужды Юрия Николаевича говорил долгое время практически знающий его участие в ветеранском движении депутат Петроградского района Юрий Леонидович Чернов. Он даже с долей юмора признался, что в последние несколько месяцев стал обижаться на Ю.Н.Лаврухина, думая, что художник решил игнорировать просьбы депутата. А потом, наконец, понял, что обижаться не вправе – Юрий Николаевич много работает над созданием своей очень ответственной и важной не только для него лично персональной выставки. Он добавил, что счастлив теперь вместе со всеми друзьями и родными художника разделить радость большого события – открытия выставки в президентском дворце.

Жаль, но, как выяснилось, несмотря на возможности первого лица государства, президент не покупает картин с выставок тех художников, которых находят сотрудники выставочного отдела Константиновского дворца и устраивают небольшие персональные экспозиции. По условиям работы выставки художник оставляет в качестве натуральной оплаты за предоставленные помещения и время экспозиции некоторые свои работы. То есть навсегда прощается со своими детищами в надежде, что их судьба сложится благополучно, и картины будут храниться для будущих россиян. Однако загадкой остается, где именно и как они на самом деле будут храниться. Можно ли их будет посмотреть потом, после выставки. Или они уедут за границу в качестве подарков другим первым лицам других государств…

Мой вопрос, почему на уровне государства не решить вопрос создания галереи из работ художников-ветеранов, почему не сформировать, как это было в прежние времена, государственной системы заказов на живописные, скульптурные работы, повис в воздухе. Даже как-то по-особенному угрожающе повис. Словно нет уже вообще ни государства, ни президента, который реально беспокоился бы о судьбах художников-ветеранов, их творческом наследии, а не попросту разрешал отдельным лицам заниматься в своей резиденции художественным бизнесом…

О состоянии дел в Союзе художников, о судьбах даже таких сравнительно благополучных семей художников, какой является дружная семья Лаврухиных, полагаю, высшее руководство страны не беспокоится вовсе. Между тем, в развитых цивилизованных странах думающие руководители проводят осознанную политику государственной помощи творческим союзам, объединениям признанных мастеров. О том, что советские художники-ветераны Великой Отечественной войны являются художниками высочайшего мирового уровня, специалистам в области изобразительного искусства говорить не приходится. Это общепризнанный факт. И вряд ли президент В.В.Путин не знает этого, хотя не является ни художником, ни искусствоведом по своей гражданской специальности.

Правда, традиционно престарелые петербургские художники получают лично от него ежегодно поздравительные майские открытки. Хотя это вовсе не говорит о его горячей любви к искусству. Просто – знак уважения к подвигам героев Великой Отечественной войны. Пожалуй, занятие изобразительным искусством ему вообще кажется не очень серьезным – ведь и сам президент что-то нарисовать может. Да и что изменится, если в России станет меньше художников? Они же не газ и нефть добывают. Так что проблемы Союза художников вряд ли его волнуют по-настоящему. Соответственно, его отношение проецируется и на государственных чиновников местного уровня. Так, в Союз художников даже на солидные выставки крайне редко наведываются представители городской администрации, не говоря уже о министерских госслужащих.

Конечно, если бы реально ценилось творчество петербургских мастеров, многим из которых ныне уже далеко за восемьдесят, общение их с президентом не ограничивалось бы дежурными однообразными поздравлениями с Днем Победы. Оно давно привело бы к заинтересованному актуальному диалогу о том, что и как нужно организовать и в жизни Союза художников России, и в государстве, чтобы, как в прежние времена, уважалось мастерство, труд и талант многих людей, на формирование которых как специалистов бывает нередко потрачено и десять, и двадцать лет. Эти мастера создавали и создают ценности вечные, не имеющие по-настоящему точных измерений в рублях или других денежных единицах. Некоторые из этих произведений вообще не стоило бы никуда и никогда продавать, а следовало бы заботливым и рачительным хозяевам страны искать возможности для создания государственного музея истории современного изобразительного искусства. Это и история Великой Отечественной войны, и история советских великих строек, и просто – большая история России…

Понятно, что ни Русский музей, ни Третьяковская галерея не в состоянии вместить то количество произведений поистине мировой ценности отечественного искусства, которое многие десятилетия, по всей вероятности, сознательно распродается, разворовывается совершенно безнаказанно по всей России-матушке. От местного значения ведомственных творческих союзов до некогда большого и единого пространства Союза, навсегда исчезнувшего с карты мира. Такого масштаба вандализма еще в истории, наверное, не было, — разваливались масштабные комбинаты, заводы, производившие великолепные напольные вазы, мозаичные интерьерные украшения, монументальные скульптуры. И сейчас не приходится удивляться, что абсолютно не защищенный рынок сувенирной, художественной продукции заполнили с виду веселенькие и яркие китайские товары. При том, что у большинства отечественных художников положение по-настоящему бедственное, близкое к нищенскому полуголодному существованию, а в коридорах Союза художников висят длинные мрачные списки должников за аренду творческих мастерских…

На фоне трудного существования художников в условиях современного рынка судьбы мастеров старшего поколения кажутся более-менее удачными. И дело не только в полученных ими званиях – народных, заслуженных художников России. И даже не в размерах пенсий, о которых обычным пенсионерам ныне мечтать не приходится. Есть еще очень важный фактор – у большинства художников старшего поколения сложились хорошие, устойчивые от социальных катаклизмов семьи. И как бы ни ожесточались коммерческие бури, основы личности они, как правило, не трогали. Особенно тех людей, кто с детства, пусть даже самого неблагополучного, тяжелого, был воспитан в твердой христианской вере, в добротном традиционном российском укладе. Так было и с Юрием Михайловичем Лаврухиным. Родился он в селе Важины на Свири, в Ленинградской области. Было это 21 января 1924 года. Так что в предстоящем году ожидает Юрия Николаевича весьма круглый юбилей – девяностолетие.

Рос будущий художник в семье состоятельного купца. Атмосфера в новеньком двухэтажном доме, выстроенном отцом, была дружелюбная, уютная. Метрах в трех от дома текла река Свирь, где по утрам маленький Юра мог запросто с помощью нехитрого решета наловить рыбы и покормить ею кота. Крестили Юрия в церкви, построенной в селе, в том числе, с участием его отца, который щедро пожертвовал свои золотые сбережения. Жаль, но сейчас Ильинскую церковь снесли, а от прежнего купеческого особняка остался только колодец. Водой из этого колодца, который поставлен на природном источнике — ключе, пользуется детский сад. Увы, в 1932 году, когда строили ГЭС, пострадала вся береговая зона – и купеческие красавцы-дома, и ни в чем не повинная церквушка. И кому она помешала?.. Теперь только когда открывают шлюз и вода отходит, Юрий Николаевич может видеть фундамент дома, где прошло его детство…

Детство это было счастливым и благополучным совсем недолго – в начале тридцатых годов Лаврухиных сослали на Крайний Север. Репрессировали почти всю семью – восемь человек, включая даже престарелую слепую бабушку. Не пощадили и четверых детей, отправив их в детский дом, где малышей почему-то держали за колючей проволокой, к родителям не пускали и не давали возможности родителям посещать своих детей. За все время пересылки в детский дом маленький Юра видел свою маму только один раз – когда умерла в дороге его любимая младшая сестренка Муза. До сих пор он вспоминает об этом со слезами, рассказывая, что медицинской помощи ссыльным детям не было никакой. И больной сестренке не давали никаких лекарств…

С первого класса по десятый Юрий Лаврухин учился в Якутии. А по окончании школы в 1942 году его вместе с другими выпускниками призвали в красную Армию. Рядовым полковой роты автоматчиков в составе частей Западного фронта он участвовал в освобождении от фашистов Калужской, Смоленской, Могилевской, Витебской областей. А с апреля 1944 года был переведен в танковые войска. Старшина Ю.Н.Лаврухин был командиром тяжелой самоходной артиллерийской установки ИСУ-152. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», « За победу над Германией», « Ветеран Труда» и многими другими. И сейчас, несмотря на тяжести военной поры, вспоминает свою фронтовую юность в очень трогательных подробностях.

— Вы бы знали, как нас встречали в освобожденных деревнях Белоруссии! – рассказывает Юрий Николаевич, — Угощали всем, что было в доме, чем были богаты, по тем временам. Один хлебосольный хозяин мне даже жениться предлагал. «Хватит, — говорит, — воевать. У меня две дочки – бери в жены любую!». Но если бы я не устоял перед соблазном, то стал бы, по военным понятиям, дезертиром. Так и ушел с грустью, неженатым… Везде нас, помнится, встречали радостно и от души. Но на Смоленщине было страшно смотреть на опустошенные деревни – обугленные срубы, трубы от изб, чугунки по земле валяются да коты тощие ходят…

Из военных историй, которых у Юрия Николаевича на памяти немало, чаще всего вспоминается, как солдаты и русской, и немецкой армии слушали музыку Вагнера. Дело в том, что во время окопных боев нередко использовались и средства пропаганды, — существовала агитационная машина, в ней имелось специальное радио, с помощью которого можно было вещать на передний край. Из этой машины по-немецки наши парламентеры обращались к солдатам противника с предложением, чтобы те прекратили стрельбу и добровольно сдались в плен. А потом звучала музыка Вагнера. Во время исполнения музыки, не сговариваясь, стрельба с обеих сторон прекращалась. Кончилась музыка – немцы опять начинали стрелять, — мол, еще включайте. Снова зазвучит музыка – и немцы опять затихают. Люди и в то страшное время нуждались не только в пище, был не менее сильный голод и неутолимая жажда доброго, красивого искусства, которое нередко для многих творческих натур составляет самый смысл человеческой жизни…

Для Юрия Николаевича Лаврухина и тогда, на фронте, и потом, во время учебы в Ленинградском художественно-графическом педагогическом училище, далее – в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина — занятия искусством графики были своего рода исповедью, размышлением о значении мира и человека в нем. Не случайно поэтому одной из любимых тем его творчества стал Пушкин – солнце русской поэзии, великий жизнелюб и певец всего прекрасного.

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *