ВОТ КАК МЫ СТРОИЛИ ГЭС…

admin Статьи из газеты №23 (2013) 0 Comments

Я, Староверов Геннадий Егорович, хочу рассказать всю правду о том, как строились и эксплуатировались Красноярская ГЭС и Саяно-Сушенская ГЭС.

Постройка Красноярской ГЭС была приурочена к 50-летней годовщине установления Советской власти. Меня перебросили на строительство Красноярской ГЭС с Братской ГЭС в Якутии. Плотину возвели быстро и качественно. Но как дело дошло до установки агрегатов, начались проблемы.

В то время я работал в «Спецэнергомонтаж». Он делал агрегаты и поставлял их на строительство ГЭС. Поставлял агрегаты и на строительство этой ГЭС. Как только мы начали запускать агрегаты в пробном режиме, они один за другим ломались. К тому же, Красноярская ГЭС была самой мощной в мире, и этот факт усугублял ситуацию. Мы начали думать, что случилось. Оказалось, что ленинградцы (а «Спецэнерномонтаж» находился в Ленинграде) допустили глупейшую ошибку – они поставили в агрегате кольцо из магнитного металла, поэтому агрегаты и заклинивало. В срочном порядке начали менять кольца (по моему совету) на алюминиевые. Начался марафон сварок, я днями не отходил от работы.

Справились мы с этой проблемой. Под Новый год решили провести новые испытания. Пустили на холостые обороты, но сильно начал греться шинопровод, а ведь так не должно быть. Ещё раз повторюсь, что Красноярская ГЭС – самая мощная на тот момент ГЭС в мире. Она выдавала 100 тыс. МВатт. Сами понимаете, что если шинопровод очень сильно разогревается от холостых оборотов, то что же будет, когда ГЭС выйдет на полную мощность? Огромный пожар, не иначе. Но вместо того, чтобы исправлять неполадку, началась кадровая чехорда. Меня продали в «Спецгидроэнерго», который тоже находился в Ленинграде. Другие сварщики либо уехали в Ленинград, либо ушли в отгулы. А тем временем оставалась всего неделя до того времени, как нужно было давать энергию. И снова начался марафон, и снова сутками я стоял и варил, не отходя от рабочего места. Мне даже раскладушку там поставили. Ко мне послали сварщиков на помощь. Нужно было и кольца доделывать, и с шинопроводом разбираться. Много они делали неправильно. Вот, например, находился со мной рядом пожилой сварщик. Он всё время делал ошибки, а я за ним исправлял. Я, пусть это звучит нескромно, но если делал ошибки (что было крайне редко), то исправлял за 10-15 минут. Но и качество материалов, честно говоря, оставляло желать лучшего.

Время подходило к концу. Вся страна с нетерпением ждала, когда Красноярская ГЭС начнёт давать электричество. Мы всё сделали, не спали ночами, много варили, но всё сделали. Мы гордились собой, потому что поработали на благо Родины на совесть. Телевидение хвалило нас, на весь мир пошла слава Красноярской ГЭС.

Меня попросили вернуться в «Спецэнергомонтаж». Снова стал я работать в этой организации, но не нравилась мне одна вещь. Дело в том, что она очень плохо делала ротор. Там без конца ломались полюса. Чтобы поменять один полюс надо было 8 часов непрерывной сварки. И представьте себе, какие потери несёт 400 тысяч МВаттная ГЭС, когда из строя выводятся сразу несколько агрегатов. На протяжении 5-ти лет я думал, как исправить эту неполадку. Обычным делом стали марафоны по сварке и ночёвка на работе. Я постоянно встречался с заводскими шефами. На заводах «Электросила» и ЛМЗ работали инженеры, которые воевали, а после войны отстраивали гидроэнергетику СССР по сути заново. Они тоже опускали руки.

Меня отправляли в командировки на другие ГЭС, и там были те же самые проблемы с роторами. А, значит, и по всей стране было то же самое. Ещё было много молодых сварщиков, которые неправильно варили и ремонтировали. Мне пришлось их переучивать. Я не переставал думать над идеей усовершенствования конструкции ротора и его ремонта. Много встречался с инженерами, конструкторами, изобретателями, но никакого решения не видно. А на каждый ремонт уходило много дорогостоящих материалов, что было просто разорительно. Зря уходили миллионы рублей. И тут меня осенило на десятый год работы на Красноярской ГЭС: нужно просто убрать пайки наверх, то есть поставить на ротор. Но тогда были не закреплены кольца, а значит агрегат не работал бы. Я собрал всех монтажников и обсудил с ними мой способ и предложил приспособить для закрепления колец толстые шпильки. Им всё понравилось, но дело оставалось лишь за официальным принятием способа. Мы с монтажниками втихую начали применять способ (и действительно это было проще, материалов уходило меньше, роторы больше не ломались), а за помощью в оформлении я обратился к Главному инженеру Красноярской ГЭС Б.А. Растаскуеву. Он был как раз у агрегата, когда я предложил ему стать моим соавтором. Я мелом на кожухе агрегата начертил схему улучшений, а потом сделал чертежи. Я не просто предложил стать моим соавтором, а потому, что он отказался помочь за просто так. Он уже только поэтому свинья, а за то, что было дальше, я его вообще возненавидел.

Мои чертежи он брать отказался и решил сделать свои. Отправил их в «Электросилу». Но в чертежах он сделал ошибки, и ему пришёл ответ о несостоятельности предложенных усовершенствований и улучшений. Короче, не прошёл способ. Но я так просто не сдавался. Я усовершенствовал ротор в агрегате, да так, что де-факто изобрел новую конструкцию. Сделал ещё несколько открытий и усовершенствований, необходимых для гидроэнергетики. Но неспокойно мне было за страну. Взял я отпуск и поехал в Ленинград на завод треста. Меня там хорошо знали и конструкторы, и инженеры, и шефы. С разрешения главного конструктора я прошёл по цехам завода и вижу, что неправильно они делают полюса, роторы, а, значит, неправильно действуют агрегаты. Они делали полюса сырыми, даже не лужёными. Собрал я всех этих рабочих, рассказал и показал им свои способы, нововведения, улучшения. Пошли рабочие к главному конструктору и сказали, что надо официально оформить эти способы. Главный конструктор связался с Красноярской ГЭС и спрашивает Растаскуева: «Чьи это идеи?» А тот и отвечает, что его, только его. И я человек, который на протяжении 5-ти лет не спал ночами и думал о появившейся проблеме в полном одиночестве, думал об гидроэнергетике родной страны, оказался ни при чём. Но хоть одна мысль меня радовала: после этого моего мастер-класса с рабочими завода Ленинградского треста, мой способ, мои нововведения разошлись по всей стране, принесли благо моей Родине и несут до сих пор.

По возвращение на работу, Растаскуев объявил мне выговор, за то, что я самовольно поехал на завод Ленинградского треста и «устроил там кипишь, никому не нужными выдумками сотрясал воздух». Его не интересовало, что эти «выдумки» спасли гидроэнергетику СССР. Я даже себе представить не мог, что можно быть таким хамом. Пока мои идеи расходились по стране, я уже успел переделать все 12 агрегатов на Красноярской ГЭС.

Началась работа другой, ещё более мощной ГЭС – Саяно-Шушенской. Меня и этого вора-инженера направили туда. И хотел я уже начать с ним разбираться, но Саяно-Шушенская ГЭС тоже была проблемная. Там агрегаты тоже надо было переделывать (ещё не успели полностью внедрить нововведения), да и проблема с водосбросным каналом серьёзная была. За двадцать с лишним лет до трагедии на этой ГЭС я предрекал аварию, говорил, что нужно внести несколько изменений в конструкцию водосбросного канала, и его не надо будет бесконечно ремонтировать (а насколько мне известно, ремонт этого канала до 2009 не приводился, и поток воды, падающий с огромной высоты, привёл в конце концов к гидродинамическому удару). Говорил я об этом и с Генеральным Секретарём ЦК КПСС М.С. Горбачёву, встречался с профильными министрами, но никто ничего не делал, не изменял, все словно ждали беды и разрушений.

Вот я рассказал историю этих ГЭС. Как видите, ради выполнения планов, ради хвастовства были поставлены под угрозу великие сооружения человека. Я, в общей сложности, 35 лет проработал с А.Б. Растаскуевым (10 лет на Красноярской ГЭС, 25 лет на Саяно-Шушенской ГЭС). Уже когда я стал инвалидом (потому что местные чиновники довели меня до серьёзной болезни), я решил найти Растаскуева и нашёл… Но уже в могиле. Он умер в 2011 году.

Я никогда не требовал славы, денег. Мне было достаточно только мысли, что мои идеи помогли гидкоэнергетике моей Родины. Я требую только справедливости.

К сожалению, всё это безобразие, которое я описал, продолжается и сегодня. Обидно, когда 10 долбишься, работаешь, не спишь ночами, а вокруг специалисты наступают на те же грабли. Никогда тупые начальники не сделают всё правильно. Они не знают, что такое настоящая работа. А я с трёх лет был в детдоме, и дети сами себя кормили. Я с 12 лет работаю, а они ничего не добились в своей жизни!

Г. СТАРОВЕРОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *