ЧТО С НАМИ ПРОИЗОШЛО-46 КРИЗИС СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

admin Статьи из газеты №21 (2013) 0 Comments

В статьях автора за основу анализа берется не отдельная страна, а глобальный рыночный цикл. С этой точки зрения «перестройка» и «реформы» в нашей стране являются лишь стадией глобального процесса деиндустриализации планеты на основе прогнозов о скором истощении ресурсов. Западные державы решили добровольно ограничить рост экономик. На ресурсы были подняты цены, что привело к нерентабельности продукции развитых стран мира ввиду высокой стоимости их рабочей силы, обусловившей ее замену мигрантами или вывоз производства в страны третьего мира и создание миллиардной страны-завода-Китая. Были также резко ограничены расходы ресурсов на вооружение. Установление «пределов роста» для населения Земли происходило на основе обеспечения минимальной рождаемости во всех странах мира.

Деиндустриализация началась в США и Англии, захватив Западную Европу, Японию. После образования проекта «Единой Европы» власти СССР в конце 1980-х тайно включили в него страну на правах поставщика сырья. Для минимизации объемов поставок сырья по низким внутренним ценам, был спровоцирован распад СССР на отдельные государства, что породило «геополитическую катастрофу». Эта сырьевая ориентация разрушила также социалистический блок, и привела к деиндустриализации всех бывших республик СССР. Цикл деиндустриализации развитых стран мира продолжается уже 50 лет. На практике оказалось, что ресурсы не исчерпаны, а обнаружены новые месторождения во многих странах мира.

«Либерализация» означала вытеснение государства из управления бизнесом, финансами, ресурсами, армией, образованием, демографией, контролем качества товаров.

Власть над «либерализованными» государствами международные банкиры осуществляли путем захвата права распоряжаться денежным оборотом таких государств, что позволяло управлять их торговлей, промышленностью, сельским хозяйством и обороной, не обращая внимания на внутренние законы.

Последствия либерализации вызвали глобальный кризис. (27.10.11;9.02,12; 7,15, 29.03; 26.04; 3,17.05; 28.06; 12.07;9, 23,30.08; 6,15,27.09, 11,18, 25.10; 1. 8, 15, 22, 29.11, 6.12., 20.12, 27.12, 10.01., 17.01.13, 24.01, 31.01, 7.02, 14.02, 21.02, 28.02, 14.03, 21.03, 28.03, 11.04 18, 25, 30, 8.05, 15.05, 22.05).

В данной статье анализируется, какое влияние оказали деиндустриализация и глобализация на кризис социального государства.

 

Расцвет социального государства

В статье Татьяны Мацонашвили «Проблемы перестройки социального государства в Западной Европе» (журнал «Pro et Contra №6, 2001 г.) оно характеризуется, как «государство благосостояния, которое давно и прочно укоренилось в странах Западной Европы». Автор отмечает, что «Золотым веком социального государства принято считать период с конца 40х до середины 70х годов ХХ века». Это было «время, когда экономический бум вызвал беспримерный спрос на рабочую силу, сопровождавшийся ростом заработной платы и подъемом общественного благосостояния. Динамичное развитие систем социальной защиты впервые — пусть не в равной мере — затронуло почти все слои населения, и потому экспансия социального государства получила широкую общественную поддержку».

Т. Мацонашвили выделяет следующие типы социального государства:

«Либеральная, или англосаксонская, модель (пример — Великобритания): в ней государственные обязательства сведены к минимуму — защите от бедности самых нуждающихся; потребности же остальных граждан в социальной защите приходится удовлетворять им самим и свободному рынку.

Скандинавская, или социал_демократическая, модель (пример — Швеция) предоставляет базисное обеспечение всем гражданам и финансируется за счет налогов, которые платят все граждане без исключения, в том числе и король. Важнейшие признаки этой модели — универсализм и перераспределение доходов с помощью налоговой прогрессии3. Она нацелена на борьбу с бедностью и обеспечение достойного жизненного стандарта всем гражданам — при условии, что те участвуют в системе занятости.

Континентально_европейское социальное государство (наиболее яркий пример — Германия) сочетает борьбу против бедности с обеспечением достойного уровня жизни всем гражданам. Система социального страхования строится по методу долевого отчисления взносов работающими и работодателями. Государство же вместе с социальными партнерами регулирует рынок труда, сокращая безработицу».

«Задачи социального государства постоянно усложняются. Они распространились уже на систему социального обеспечения и социального страхования, здравоохранение, семейную и жилищную политику, образование, профессиональное обучение и переподготовку. Социальное законодательство западно-европейских государств все время расширяется и обновляется — в соответствии с меняющимися условиями жизни и внутренней ситуацией в отдельных странах».

 

Судьба «англосаксонской модели»

Очень важно выделение англосаксонской модели, как самой жесткой по отношению к человеку. Это и было уже в 1970-е гг. следствием проявления доктрины М. Тэтчер, основанной на деиндустриализации страны и развитии власти финансового капитала, который, в отличие от промышленного, вообще не заинтересован в сохранении рабочей силы в своей стране. Как показывает практика оффшоров, финансовый капитал может существовать и развиваться на совершенно безлюдных островах, чья поверхность покрыта слоем птичьего помета, но где зарегистрированы фиктивные банки. Доктрина Тэтчер предполагала подавление профсоюзного движения (тред-юнионов) с помощью спецслужб и установление экономики, основанной на финансовых спекуляциях (в том числе путем привлечения криминального капитала) и сфере услуг.

Англичане, хлебнувшие этой доктрины, и их дети хорошо запомнили роль М. Тэтчер в лишении народа социальных гарантий. После смерти М. Тэтчер произошло то, что не встречалось давно ни в одной стране Европы. Это было ярко описано в Lucertolo’s journal Михаилом ЕС 9.04.2013 (в сокр.).

«Народ Британии ликует! Люди вчера спонтанно, сразу как услышали благую весть, хлынули многими сотнями на улицы Брикстона, на Трафальгарскую, в Глазго, в Ливерпуле, в Манчестере, в Лидсе, в Бристоле, в Ньюкастле — с шампанским, с сидром, барабанами, с музыкой. Все плясали и орали — «ура, как долго мы этого ждали!»

Презрительно и с полным счастьем на лицах жгли её портрет из вчерашней газеты (портрет на всю обложку) Можно сказать, что 8.04. будет в будущем красным днём календаря. В Шотландии символически пляшут на её костях. Съезд медработников, услышав [весть] устроил овацию с улюлюканьем, с ещё большим энтузиазмом отреагировал Съезд студентов. Ненависть к этой даме переполняет сердца всех прогрессивных людей в ЮК. Звонившая на радио работница сказала, что они плакали, когда Татчер избрали.

А что же официоз? Официоз, в лице миллионера Камерона, сказал, что усопшая «спасла» страну. Это для кого же? В общем, приспустили флаги и готовятся хоронить её по высшему разряду. Памятник поставят (народ орёт: на куски разобьем этот памятник). Похороны на следующей неделе в Сент Пол Кафедрал. Если только в 3 ряда поставят тыщ 6 гвардейцев со штыками + водомёты. Охх! Страшно далеки они от народа.

«Она столько сделала для своего народа!» Ммм? Для какого такого народа?
Как сказал бывший мэр Лондона, уважаемый мною и не только, Кен Ливингстон: ‘She created today’s housing crisis, she produced the banking crisis, she created the benefits crisis.’ = она создала жилищный кризис, она устроила банковский кризис, и кризис денежных пособий нуждающимся. В ЧЁМ суть татчеризма? В том, чтобы воровать народные деньги». После этого позора британские политики, поддерживающие Тэтчер, должны быть лишены права рассуждать о «демократии», ибо только в странах с антинародными диктатурами люди радуются смерти глав государств.

Растет ненависть к властям Италии, настолько, что безработный итальянец 28 апреля этого года тяжело ранил у правительственного дворца двух карабинеров и случайную прохожую во время, когда принимало присягу новое правительство, приняв их по ошибке за политиков.

Именно доктрина Тэтчер более всего понравилась большинству режимов и их официозным партиям в «либерализованных» странах СНГ, так что там уже изначально внедрялась даже при закреплении в Конституциях положения о социальном государстве тэчеровская англосаксонская модель с засильем на практике финансовых спекулянтов и силовых структур. И она создала целые полки продолжателей, псевдо-экономистов, которые уверовали в полную безнаказанность подобной политики. Политика Тэтчер показала, что женщина у власти отнюдь не гарантия гуманного социального государства, а может быть лютее мужчины. После проявленной массовой ненависти англичан к М. Тэтчер быстро отказались лично участвовать в ее похоронах те из «либерализованных» стран СНГ, кто «окормлялся» возле нее в 1990-е гг.

 

Распространение кризиса социального государства

Т. Мацонашвили считает причиной кризиса социального государства прекращение экономического роста в Европе 1970-х и особенно глобализацию 1990-х.

«В середине 70х в Западной Европе начался спад конъюнктуры, а вместе с ним закончился золотой век экономического роста. Стагнация, рост безработицы и демографические проблемы уменьшили возможности финансирования социальной сферы, заметно усилив сопротивление дальнейшей экспансии социального государства. Сейчас в Старом Свете оно проходит испытание на прочность. Критики винят его в чрезмерной расточительности, неэффективности социальных услуг, поскольку оно не решает накопившихся социальных проблем; отмечают, что его деятельность стала фактором снижения конкурентоспособности. Говорят при этом, однако, только о «приспособлении» или «перестройке»; вопрос о демонтаже социального государства даже не ставится».

Учитывая 50-летний цикл деиндустриализации, исследуемый автором данных статей, можно указать другие причины прекращения роста в Европе. Политика деиндустриализации Тэтчер, поддержанная банкирами и сырьевиками, поднявшими цены на ресурсы, привела к падению рентабельности производства товаров в Европе. Кроме того, на основе соглашения политиков Европы был ограничен рост экономик, по мнению руководства стран Европы, не имевших перспектив развития из-за будущего исчерпания ресурсов. В то же время частные банки Европы не собирались финансировать социальное государство, а устремились на поиск прибылей в Индокитай. Мигрантов ввозили не только как рабочую силу, лишая мест европейцев, а для понижения рождаемости одновременно в южных и северных странах.

Глобализация («Первая глобальная революция» как ее назвали А. Кинг и Б. Шнайдер) нанесла новый тяжелый удар по социальным государствам Европы, отмечает Т. Мацонашвили: «В начале 90х годов в связи с развернувшейся дискуссией об экономической глобализации был поставлен и вопрос о судьбах социального государства. Несколько европейских ученых, политиков и промышленников во главе с Риккардо Петреллой («Лиссабонская группа») опубликовали работу, название которой — «Пределы конкуренции»
— указывает на идейную связь со знаменитым манифестом Римского клуба. В условиях глобальной конкуренции, утверждали авторы, правительства все более склонны считать справедливость и экономический успех несовместимыми друг с другом; протежируя национальным компаниям на мировом рынке, они тем самым вместе с ними разрушают социальное государство».

Чтобы читатели лучше поняли идеи Риккардо Петреллы о «пределах конкуренции», приведу материал о сути процесса глобализации с очень интересного сайта «Монд дипломатик», где публикуются статьи или краткие аннотации работ отечественных и французских исследователей пороков глобализма.

«Значит так, глобализация, это как если бы кто-нибудь ну, скажем, Вася занял у меня денег в долг. А потом за мои же деньги нанял меня поработать на него. Да так, чтобы я ему этот долг отработал. А потом сказал, что больше не будет меня нанимать (за мои же деньги, то есть, долг возвращать не будет), потому что дорогой я очень. Сунь-Чин-Вчан, мол, дешевле. И что мне надо с ним конкурировать. А так как всю нашу работу мою, Суня и таких же, как мы лохов скупает один только Вася и он же нам её и перепродаёт, то получается, что мы свою работу продаём Васе всё дешевле, а покупаем у него всё дороже. Работаем всё больше, а получаем всё меньше. И окажемся у   Васи скоро все в долгу. А чтобы долг Васе выплатить, придется продать мебель, квартиру, дом, землю, на которой дом стоит… телевизор… Всё продать…И себя продать… как некоторые наши девки уже делают… или которые кровь свою продают. А что ещё остаётся подыхать только!? А началось с того, что я дал Васе денег взаймы…», – так понял суть процесса глобализации мой сосед, плотник Петрович, по ознакомлению с нижеследующим материалом.

«Инвестиционные фонды, пенсионные фонды, банки, страховые компании, крупные закупочные организации, расплачивающиеся с поставщиками с трёхмесячной отсрочкой, маклерские конторы, крупные финансовые биржевые фирмы, хедж-фонды – одним словом, все те, кого принято называть «институционными инвесторами», живут исключительно в кредит, или, вернее сказать, за наш с вами кредит. Есть даже целые страны, чей экономический бум последних лет в действительности опирался на залезании в долги» (Фредерик Ф. Клермон, экономист).

На эти деньги они нанимают нас на работу и заставляют работать столько, сколько необходимо, чтобы мы им эти деньги отработали и начали создавать для них прибавочную стоимость. Из расчета, как минимум, 15% чистого дохода в год. «Рынки» не покупают, кого ни попадя. Им нужны наиболее конкурентоспособные «стахановцы» капиталистического труда, так как в «мире едином поселке» мы обязаны биться друг с другом за право быть купленными за собственные же деньги. «Глобализация направлена (…) на сведение в непосредственной конкурентной борьбе наемных работников со всей планеты. Абсолютная свобода хождения капиталов служит основным рычагом для получения этого результата»(Мишель Уссон).

Цель – снижение оплаты труда. Это «стало навязчивой идеей во Всемирной торговой организации. В одном из документов ВТО, предназначенных, прежде всего, для внутреннего пользования, указывается: наиболее значительные преимущества торговли происходят от… возможности использовать более квалифицированный, более эффективный и/или менее дорогостоящий персонал, по сравнению с тем, что можно найти на местном рынке труда» (Сьюзан Джордж и Эллен Гулд)».

Эта опасность уже нависла над трудящимися «независимой» РФ, так как после вхождения государства в ВТО, ее верхушка, видимо, посчитала, что россияне стали много получать денег. На сайте Gold.ru 22/11/12 была помещена статья «Россия может попасть в ловушку среднего дохода», где сообщалось, что «в следующем 2013 году Россия рискует оказаться в так называемой «ловушке среднего дохода», которая будет характеризоваться экономической стагнацией и падением темпов роста. Об этом сообщает «Финмаркет» со ссылкой на исследование «Ренессанс капитал». Избежать её РФ сможет лишь за счёт комплексных экономических реформ. Согласно исследованию, «ловушка среднего дохода» обычно наступает при ВВП на душу населения в 16,7 тысячи долларов в ценах 2005 года. При достижении этой отметки средние темпы роста резко замедляются — с 3,5 до 1,5% в год. Этот рубеж тяжело проходили большинство стран мира, ныне отличающихся высокими доходами, включая США, Великобританию и почти все страны Евросоюза». Оказывается все трудящиеся РФ получают ежемесячно 1400 долл, поэтому и нам надо затянуть пояса. Откуда цифирки? Однако в 2012 г. еще говорили о том, что Россия лишь «рискует». В мае же 2013 г. была опубликована вторая статья (http: //www.burocrats.ru/ economy/ 130522202126.html) «Россия попала в ловушку «среднего дохода» и что «в нее попадают развивающиеся страны: они не могут наращивать экономику, так как лишаются своего главного преимущества — низких издержек».

 

Социальное и асоциальное государство

«Лиссабонская группа» ученых из 20 университетов мира под руководством Риккардо Петрелла, профессора Католического университета в Левене стала вести систематическую критику глобального ультралиберального проекта. Противодействие группы глобализму начиналось, как отражено в статье Т. Мацонашвили, с книги «Пределы конкуренции» («Limits to the Competition», 1994), переведенной на 10 языков мира (на русский не переведена), которая была не случайно похожа по названию на доклад Римского клуба о «Пределах роста». Книга выявила новые проблемы глобализма.

До какого предела реальна конкуренция жителей цивилизованного социального государства с экономиками Третьего мира?

. Немецкий политолог Ханс Юрген Урбан, концепцию которого приводит Т. Мацонашвили, насчитывает в современных условиях четыре
функции такого государства.

1. Компенсаторная функция, или функция возмещения, обусловлена двумя тенденциями. Во-первых, расширяется деятельность и растет занятость в различных секторах сферы услуг — при одновременной поляризации их оплаты (к примеру, бум в информатике). Во-вторых, увеличивается численность самодеятельного населения с неоднородным имущественным положением (в Германии, например, только 23 проц. этой группы участвуют в пенсионном страховании). Урбан настаивает на том, что система обязательного социального страхования должна охватывать все формы занятости, а не только традиционные. Ведь люди все чаще по доброй воле меняют свой статус: порой наемные работники превращаются в самостоятельно занятых или отдают предпочтение не полной занятости и высокой заработной плате, а свободному времени, порой же делают прямо противоположный выбор.

2. Инвестиционная функция служит созданию социальных предпосылок модернизации, развитию общественной инфраcтруктуры, образования и науки. В 1980—90е годы прошлого века такими стратегическими инвестициями пренебрегали, однако от них зависит будущее развитие, и потому инвестиционная функция становится все важнее.

3. Эмансипаторская функция заключается в защите личности от социальных рисков, возникающих в условиях рыночной экономики под влиянием зависимости работника от размера заработной платы. Социальное государство всегда служило обузданию рынка. Однако в современных условиях ключевым ресурсом развития личности становится право человека не только на социальную безопасность, но и на образование. Поэтому эмансипаторская функция предполагает помимо превращения культурного капитала в экономический еще и предоставление каждому гражданину возможностей для индивидуального развития.

4. Функция распределения и перераспределения сохраняет свое значение, меняется лишь соотношение между средствами на социальные расходы, поступающими от наемных работников и работодателей. До сих пор главным источником этих средств были первые. Однако по мере снижения трудоемкости и повышения капиталоемкости производства значение этого источника финансирования падает. Ключевым вопросом для социального государства ХХI века становится перераспределение расходов».

«Важная область германской социальной политики — предупреждение бедности. Правда, бедность в Германии не абсолютна, а относительна, речь идет не о физическом выживании, а о достойной жизни. Комиссия европейских сообществ (КЕС) установила «порог бедности» в 50 проц. чистого среднего дохода по стране.

В этом перечне функций социального государства опущены его интегративная функция и функция легитимации; они как бы подразумеваются. Однако если понимать социальную государственность широко, возникает вопрос о новом общественном договоре в будущей Европе, который гарантировал бы всему населению — без какой бы то ни было политической, социальной или иной дискриминации — достойное качество жизни и социальную безопасность».

С социальными государствами в условиях глобализма происходит та же история, что и с корпорациями, заботящимися о качестве продукции, здоровье и социальной защите работников и сохранении окружающей среды. Они проигрывают на глобальном рынке.

24 апреля этого года рухнула ткацкая фабрика в Бангладеш, жертвами трагедии стали 1127 человек. Управляющие экономили на всем: на площади мест для работниц, на безопасности, на подавлении вибрации оборудования, на том, что набирали молодых девушек, которым можно еще меньше платить, чем мужчинам и даже взрослым женщинам. На фабрике не было ни реального профсоюза, ни охраны труда. Эта фабрика работала с прибылью, ее товар был очень дешев, что позволяло наживаться и банкирам-инвесторам, и перекупщикам. Это экономика досоциального государства.

Социалистические страны и не собирались конкурировать с асоциальными странами типа Южной Кореи Пак Чжон Хи и Ро де У или пиночетовским Чили с профашистскими режимами, применяя, как и вся Европа, политику протекционизма, а не глобализма.

Вместо введения налога на продукцию фирм и стран Третьего мира, нарушающих условия труда, псевдо-нобелевские лауреаты М. Фридман и В. Леонтьев распропагандировали досоциальную и асоциальную экономики, как образцы глобальной.

Нынешний кризис в Европе привел к дальнейшему закрытию заводов и комбинатов. Автоконцерн Ford закрывает свои заводы в Бельгии и Великобритании. В Бельгии закрываются 6 металлургических заводов концерна «Арселор-Миттал». Прокуратура Италии приказала металлургическому предприятию в городе Таранто прекратить работу из-за загрязнения среды. Компания Alcoa решила закрыть алюминиевый завод на Сардинии, и на него ищут новых покупателей. За 2010-2012 гг. в Испании закрылись промышленные предприятия концернов Sony, Suzuki, Opel, Visteon, Yamaha, Derbi. Greek.ru от 01.03.2013 сообщает, что Европейский суд в Люксембурге, «постановил, что Греция должна вернуть 310 миллионов евро, выделенных в качестве субсидий местным верфям. Суд отверг аргументацию греческих властей, которые заявили, что коммерческая деятельность верфей была важна также и для национальной безопасности страны». 4.10.12 рабочие верфей Греции, обслуживающие преимущественно военные заказы и месяцами не получавшие зарплату, в отчаянии предприняли штурм здания Минобороны. Это были рабочие ферросплавных заводов (http:// ria.ru/ world/ 20121004/ 766389786.html).

Куда обычно переводят заводы? Туда, где более дешевый подневольный труд, пресса с заткнутым ртом. Асоциальное государство выигрывает на диком глобальном рынке, минимально расходуя средства на культуру, науку, медобеспечение, пособия для безработных, охрану труда, этим понижая издержки бизнеса.

 

«Либерализация труда» против социального государства

На сайте «Монд дипломатик» упомянуты соглашения, разрушающие социальное государство. Требование практического запрещения государствам кредитовать свой общественный сектор, «было в явном порядке сформулировано в 1989 г. в рамках «Вашингтонского консенсуса» американским экономистом Джоном Уильямсоном, который настаивал на сокращении бюджетных ассигнований. В Европе такое «пожелание инвесторов» было оформлено в Маастрихтском договоре в виде основных критериев объединения стран Европы. Это «сокращение государственного бюджетного дефицита и государственной задолженности». Применительно к Третьему миру и к странам с «переходной экономикой» речь идет просто о непререкаемом условии выделения кредитов МВФ». Выявлен еще один механизм «либерализации» – Маастрихтский договор, помимо МВФ и консенсуса банкиров.

В свою очередь, есть в перечне требований «Вашингтонского консенсуса» редко упоминаемый пункт, о котором пишет в журнале wedmack (http:// wedmack. livejournal.com/468444.html, в сокр.). «Либерализация труда – в переводе на человеческий, означает уничтожение всех законов и организаций по охране трудящихся. Уничтожение профсоюзов. В центре Банкирской Империи, в США, например, можно уволить работника в тот же день без объяснения причин. В СССР этого сделать было нельзя. Во Франции, когда во власть смогли поставить Саркози, и банкирские холуи капали слюнями, радуясь, что «теперь начнутся реформы», первые попытки ввести подобные законы вызвали забастовки по всей стране. Все прежние представления о цели труда «обязаны замениться на принцип примата прибыли при абсолютном безразличии к вопросам выживания населения – в рамках того, что колонизатору потребно для извлечения прибыли». Это подтверждает интервью международного профсоюзного деятеля Асбьорна Вола: «Профсоюзное движение находится под огромным давлением в Европе. Европейский Суд ограничил право на забастовку. Коллективные соглашения в государственном секторе были аннулированы правительствами, по крайней мере, в десяти странах-членах ЕС, в то время как зарплаты были сокращены, и все это без переговоров с профсоюзами» («Профсоюзы сегодня». 29.03.13).

Из статьи Т. Мацонашвили следует, что проекты «либерализации» пенсионной реформы в Европе задумывались еще в 1999 г., когда был подготовлен доклад Жана Мишеля Шарпена, руководителя французского комиссариата по планированию. «Особенно острую дискуссию вызвали его предложения: постепенно повысить пенсионный возраст с 60 до 65 лет; отменить право досрочного выхода на пенсию; продлить период уплаты взносов, необходимый для получения полной пенсии, до 42,5 лет; постепенно унифицировать многообразные специальные системы обеспечения по старости и приспособить их к общей системе социального обеспечения; ввести дополнительную форму социального обеспечения по старости в форме фонда накопления капитала. О проекте в целом говорят, что он вызовет «ползучую либерализацию» социальной защиты». Ограничение рождаемости для обеспечения «пределов роста» привело к старению населения ЕС. Неоткуда стало брать средства для пенсий, а государство экономит бюджет. Пока от «реформы» жителей ЕС защищают профсоюзы.

Диктат МВФ и банкиров демонстрируют следующие примеры. Еще в 2009 г. «Международный валютный фонд (МВФ) предложил Латвии начать снижение пенсий, когда уровень безработицы в стране достигнет 13 процентов (25.02.09, http://respublikabelarus.com/component/content/article/1596). «Миссия МВФ требует, чтобы до 10 декабря в Украине была начата пенсионная реформа, введена пеня за долги по услугам ЖКХ и одобрено очередное повышение цены газа. Ранее МВФ требовал уже с 1 января 2011 года увеличить повышение срока выхода женщин на пенсию (с 55 до 60 лет) (04.04.2012, http://bankirsha.com.ua/novosti/mvf-ne-dast-poblazhek-s-pensionnoj-reformoj/).

Представление о пенсиях, как главном источнике долга страны – ложь, – считает Ю. Гаврилечко. «В структуре госдолгов капиталистических стран социальные расходы не составляют практически ничего, потому что они априори не предусмотрены. Почему-то никто не обратил внимания на тот факт, что ни в Греции, ни в Италии, ни в Португалии, ни в Испании государство последние десятилетия не занималось дотацией пенсионных программ. Точно так же, как и США не дотировало частные пенсионные фонды. Тем не менее, можно услышать массу заявлений о том, что необходимо поднимать пенсионный возраст или сокращать государственные расходы на содержание бюрократического аппарата, ставя между этими статьями расходов знак равенства» (http://www.kpe.ru/sobytiya-i-mneniya/).

Оказалось, что если превышение верхнего «предела роста» населения социального государства приводит к неустойчивости развития из-за нехватки ресурсов, то нижняя граница роста в условиях глобализма определяет цивилизационную устойчивость на уровне «предела конкурентности» рабочей силе и товарам из асоциальных или досоциальных государств.

ИГОРЬ ЗАХАРОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *