РЕЖИССЕР БАЛАБАНОВ СКАЗАЛ ФИЛЬМАМИ ВСЕ

admin Статьи из газеты №20 (2013) 0 Comments

Он никогда не входил в приблатненный мир гламурной артистической тусовки. Одевался, как придется: кеды, джинсы. Не за формой следил, а за содержанием. Пару лет назад его, приняв за бомжа, даже избили менты на Московском вокзале, ну, в общем, каждый с этим сталкивался. Он всегда удивлял своими фильмами, оставляя за каждым зрителем право самому делать выводы, такие, на которые способен каждый. Кто-то видел в фильмах Алексей Балабанова кровь, грязь и безысходность, а кто-то, словно оттолкнувшись от дна, находил в себе силы всплывать наверх, вздохнуть чистым свежим воздухом. Его кино всегда било в точку, возможно, мы даже не всегда понимали, куда нацелен его творческий замысел. С «Братом» все понятно. Эти фильмы появились в самые тяжелые годы современной русской истории, пока вся демократическая шобла во главе с нынешними правителями резвилась, раздербанивая страну и уничтожая русских, когда  войну в Чечне сдали врагам предатели типа Березовского и Лебедя. Балабанов сделал фильм, где показал настоящего героя нашего времени. Данила Багров, придуманный режиссером и исполненный Сергем Бодровым, стал надеждой русских на возрождение. Брошенный и никому не нужный, замерзающий на набережной Невы в пасмурный питерский вечер, смолящий в кулак, дабы не светить огоньком, но сумевший победить, таким мы запомнили «Брата». Мне кажется, что и сейчас я чувствую холодящий ветерок, закрадывающийся под куртку персонажа.

Многие ждали от него крутых боевиков, в стиле «Данила Багров уделывает Америку», но он понял, история с Америкой уже проиграна, можно сколь угодно клеймить тупых американцев и рассказывать истории о победе русских богатырей, но в той битве нас, русских,  уже сдали. Линия фронта  давно перешла границы нашей страны. Теперь Балабанов словно переписал новейшую историю, были «Жмурки», вроде как угарная комедия, а на деле фундаментальная основа для того, что было потом в его фильмах и нашей жизни. Откуда все те, кто сейчас олигархи и уважаемые люди? Да вот оттуда, такие, смотрите и помните. Никакого истеблишмента, никакой элиты. Простые и жестокие убийства, передел награбленного, предательства интересов страны и друг друга  – вот основа всех без исключения капиталов, правящих нынче в России.  Ну, и что мы хотели, чтобы они и их потомки служили на благо Родины? Балабанов все это показал, рассказал, донес до нас и до наших потомков эту сакральную правду в развлекательной и смешной форме. В такой ироничной, чуть ли не комедийной ужастиковой смешилке. Смеяться или плакать, решит каждый сам.

Если кто не понял, то тогда примочка похлещи скипидара – «Груз 200». Вот от чего содрогнулись все, кто смотрел фильм. А что мы думали, другое придворное офицерье повылезало на волне реформ и прочего из таких глубинок и заняло высокие правительственные кабинеты? Да, нет, конечно же. Именно такое.

 Автор сих строк в свое время одолжил съемочной группе Алексея Балабанова свой красный запорожец, теперь уже увековеченный в самом противоречивом фильме режиссера, ну, тот самый на котором ездит главный герой фильма.

Мне думается, что Балабанову всегда было безразлично, что скажут о его шедеврах критики, журналисты, коллеги по цеху, даже зрители. Он гнул свою линию, так как считал нужным, адресуя потомках не столько информацию о нашем времени, сколько эмоциональную окраску происходящего, ощущения. Помните финал «Груза»: двое идут по утреннему городу. Да, именно таким и был Питер в конце 80-х, именно так веяло утренней прохладой в канун приближающейся смуты. Он, Балабанов, это помнит, я тоже помню, и зрители из поколения сегодняшних детей тоже будут знать и чувствовать это ощущение. Тогда и становится ясно, из чего и как все докатилось до сегодняшней катастрофы.

Затем он снял и «Морфий» по произведениям М.А.Булгакова, целая история о деградации человеческой души, всего от одного укола, якобы, спасительного наркотического раствора, капля по капли из хранителя человеческого здоровья, земского врача уходит все человеческое, он теряет все, опускается на самое дно. И вот уже картавый комиссар, не годный год назад ему и в подметки, уже  указывает ему что делать, унижает его и приводит к погибели. Ничего не напоминает? У Булгакова этого нет, а вот у Балабанова есть, не о судьбе ли многострадального русского народа поставил свои фильмы Алексей Октябринович?

Теперь один в поле не воин, любой герой всегда падет перед мощной административной машиной, многие сами сдались нашей чудовищной системе, убивающей, по-сути, все живое.  Героев  хватает, но не просто вырастать из под гнета невежества, лжи и пустоты, которыми наградили наше время нынешние правители России. Но Балабанов и здесь, видно, считал иначе. Появился «Кочегар». Страшный тяжелый фильм. И смерть человека, смерть не такая, как с Бельмондо в «Профессионале». Никаких бравурных слов, вскидывания рук и прочей чепухи. Просто и быстро, жестко и действенно. Полагаю, те, кто давал Алексею это понимание, знали, как это на самом деле происходит. Да, и он, приехавший в начале 90-х в Питер из далекой свердловской глубинки, понятное дело, имел представление. Пусть знает и зритель. Сколько мальчишек, насмотревшись советских  фильмов про войну с криками «Ура!», бежали в полный рост из разбомбленных домов Грозного на автоматы боевиков и пули снайперов? Кто ответит за их бессмысленную погибель, где те режиссеры, что снимали смерть, не зная, как это бывает на самом деле? После фильмов Балабанова не побегут, будут бороться и побеждать. Хотя бы только за это ему, ушедшему гению наш земной человеческий поклон.

Я сразу же посмотрел последний фильм Балабанова «Я тоже хочу». Лично для меня его кино всегда было событием, я ждал его, всматривался в кадры, отмечал детали, вслушивался в диалоги, точные, емкие, ничего лишнего. И каждый раз я получал совсем не то, что ожидал. Всякое новое кино направляло мои мысли и мои рассуждения совершенно по-иному, порой по неведомому мне самому маршруту. Вроде, и люди те же, те самые, каких я вижу вокруг себя, такие же, а выводы выходят совсем другие. После просмотра фильмов Балабанова им нужно было еще дозревать внутри сознания, они как будто начинали произрастать зерном, брошенным в благодарную почву. Что вырастет и какие мысли будут рождаться зависит и от зерна, и от почвы. Поэтому и оценки творчества Алексея Октябриновича разные. Но наши враги его сразу идентифицировали, они сразу поняли, этого выпускать нельзя. Он как великие русские герои — Есенин, Гагарин, Матросов, Багров, — те, до кого еще недавно можно было дотянуться рукой, способен что-то перевернуть в сознании людей, чтобы не шел народ, как стадо баранов на убой, считая великой радостью ипотеку на сто лет вперед и право разок смотаться на недельку в Египет.

Последний фильм, как и водится пророческий. Он знал, что уходит. В финале фильма, он сыграл сам себя, режиссера, пришедшего на край света в старую заброшенную церковь в поисках счастья. Счастья там хотели все, отсюда и название фильма. Не нашел он там своего счастья, умер на пороге церкви. Может, в этом и есть последнее послания творца. Будем искать счастье здесь, среди своих близких, среди нас самих, пока живы и способны бороться. Каждый поймет сам то, что произрастет. Вечная память.

Денис УСОВ

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *