РЫНОЧНЫЙ ГЕНОЦИД РОССИИ

admin Статьи из газеты №18 (2013) 0 Comments

1. «Нас просто перерабатывают»

 

Вал критических заметок, исследований, статей по поводу реформ, коррупции, роста преступности, демографической ситуации, мирового финансового кризиса и т.п. во втором десятилетии XXI века нарастает. Критический пафос по поводу рыночных реформ в России, второй волны приватизации, образовательных и военных реформ звучал и на первом Московском экономическом форуме, состоявшемся в Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова 20-21 марта 2013 года. Он собрал на свои конференции, семинары, «круглые столы» более 600 человек, в том числе видных отечественных и зарубежных ученых – экономистов и обществоведов. Принял участие на этом Форуме и автор, в качестве слушателя и в качестве руководителя научного семинара «Ноосферная парадигма глобального развития общества».

Главный мотив Московского экономического форума, который был задан Программным комитетом во главе с Р.Гринбергом, директором Института экономики РАН и председателем Форума, – это необходимость трансформации современной экономики в «экономику для человека», которая и должна стать символом «новой экономической стратегии России». При этом подразумевалось, что «экономика для человека» должна собой демонстрировать эффективное сочетание социальной справедливости и экономической свободы. Развернувшаяся дискуссия включала в себя в качестве своих полярных «полюсов» как апологетику рынка и рыночной экономики, так и признание необходимости их полного отрицания.

На одной из дискуссий Форума был поставлен вопрос «Есть ли альтернатива рынку?», на что Р.Гринберг жестко ответил – «Альтернативы рынку нет!», а профессор А.Бузгалин этот ответ поправил: «Сейчас нет альтернативы рынку», что означало собой намек, что в недрах переживаемой эпохи основания для такой антирыночной альтернативы созревает.

Известный экономист М.Делягин, выступая на этом Московском экономическом форуме, пришел к пессимистическому выводу, что рыночная реформа в России, в моей оценке – рыночно-капиталистическая контрреволюция, создала социально-экономическую систему, перерабатывающую жизни людей, в целом – большинство российского общества, «в личные богатства». Он жестко оценивает: «Социально-экономическая политика России – это либерализм, то есть фашизм в его современном проявлении. Никто не хочет уничтожать нас сознательно: нас просто перерабатывают в личные богатства. «Ничего личного – только бизнес». Если бы на дверях Бухенвальда вместо «Работа делает свободным» было бы написано это, он работал бы и сейчас, и его акции обращались бы на биржах. Такая система нежизнеспособна.. эта система не допускает возможности развития…».

Для меня здесь важно признание де-факто, что в России сложился рыночный геноцид, т.е. механизм ликвидации у значительной части общества с помощью рынка прав на жизнь, на продолжение рода, – и этот рыночный механизм ликвидации «лишнего населения» в России неотвратимо действует, и так называемый «русский крест», т.е. превышение уровня смертности населения над уровнем рождаемости уже в течение почти 20 лет в России, – явление не случайное, а закономерное, и оно есть форма проявления рыночного геноцида.

Этот рыночный геноцид уже присутствует в фермонтской модели мировой финансовой капиталократии, запущенной ею в мировое общественное сознание в 1995 году. Ганс-Питер Мартин и Харальд Шуманн, тех, кто собрались в отеле Фермонт в конце сентября 1995 года, называет «новыми хозяевами Земли». Эти «новые хозяйства Земли» предложили тогда модель «20% : 80%», по которой в XXI столетии для мировой экономики, то бишь для мирового рынка, достаточно 20% населения Земли, а 80% – лишние, их труд – лишний, он не нужен для воспроизводства мирового капитала и, следовательно, – для воспроизводства строя мировой финансовой капиталократии, который Ж.Аттали назвал «Строем Денег» или «Цивилизацией Рынка».

Это «лишнее» население Земли мировой капиталократией обрекается на скрытую форму умерщвления, в том числе с помощью мирового рынка, его мировых механизмов, одним из которых является и Всемирная Торговая Организация – ВТО.

Подсоединение к ВТО таких стран как Эфиопия, Филиппины привело к кризису (а в некоторых случаях – к катастрофе) сельского хозяйства и системы продовольственного обеспечения хозяйства и системы продовольственного обеспечения, что обернулось массовым голодом в Эфиопии и гибелью более миллиона людей. После присоединения России к ВТО в июле 2012 года, когда «заработали» правила и нормативы ВТО, Министерство сельского хозяйства РФ, исходя из требований ВТО и ее методики оценки пригодности территорий для ведения сельского хозяйства, признало непригодными для земледелия (вопреки тысячелетней практике ведения сельского хозяйства на территории России) ¾ Субъектов России. В список территорий, неблагоприятных для ведения сельского хозяйства попали такие регионы как Северный Кавказ, Амурская область (крупнейший производитель сои на Дальнем Востоке), Калмыкия, Волгоградская, Оренбургская, Саратовская и Воронежская области, даже Алтай, который является крупнейшим производителем зерна на востоке России.

Как тут не вспомнить публичное выступление М.Тэтчер, недавно ушедшей из жизни, в конце 80-х годов ХХ века, когда она, касаясь перспектив СССР, и ничего не поясняя, сформулировала тезис, явно коррелируемый с каннибалистской моделью «20% : 80%»: «на территории СССР экономически оправдано проживание 15 миллионов человек». Если взять население России после раздела СССР за 150 млн. чел., то получим модель 10% : 90%», а если взять все население СССР в конце 80-х годов, то получим модель «5% : 95%», т.е. объявлялись мировой капиталократией, через уста М.Тэтчер, которую Э.Лимонов назвал «Кровавой леди», 90 – 95% советского народа лишними, точь-в-точь, как об этом мечтал Гитлер, идя войной против СССР с целью освобождения на его территории «жизненного пространства» для «истинных арийцев» из Германии и стран Западной Европы.

Развернувшийся рыночный геноцид в России, когда на мировом рынке неконкурентоспособной становится почти вся экономика России, из-за холодного климата и растянутых транспортных коммуникаций, кроме сырьевых отраслей, – не есть ли зловещая стратегия мировой финансовой капиталократии, озвученная М.Тэтчер по отношению к СССР и в отеле Фермонт (США) в 1995 году по отношению ко всему миру, и к России в том числе?

 

2. Механизм рыночного геноцида

 

Что стоит за рыночным геноцидом в России?

– Рыночный геноцид всей России, что означает, что Россию на «рыночном» пути ждет в XXI веке гибель. Рынок, капитализм и цивилизационные основания бытия России (сама историческая логика ее развития как евразийской, общинной, самой холодной цивилизации в мире) – вещи несовместные.

Мною в серии работ, например в монографическом обобщении «Владимир Ильич Ленин: гений русского прорыва человечества к социализму» (2010), показано, что революции 1905 – 1908, 1917гг. в России носили в первую очередь антикапиталистическую направленность, становление капитализма и капиталистического рынка в России конца XIX века и начала ХХ века фактически сопровождалось ее экономической колонизацией Западом, в первую очередь, французским, немецким, английским, бельгийским, американским капиталами и вступало в конфликт с цивилизационными основаниями ее бытия, с ценностным геномом русского народа.

Советская цивилизация, советский социализм, плановая советская экономика находились в историческом «коридоре» действия цивилизационной матрицы России. Н.Бердяев это почувствовал, когда писал: «Русский коммунизм есть коммунизм восточный. Влияние Запада в течение двух столетий не овладело русским народом». В работе «Владимир Ильич Ленин…» автор подчеркивал: «Русский коммунизм» есть коммунизм российско-цивилизационный, потому что Россия есть и не Запад, и не Восток, а отдельный цивилизационный континент под именем «Россия», где «Восток» и «Запад» в своем синтезе на просторах Российской Евразии образуют новое качество, не сводимое по структуре ценностей ни к «Востоку», ни к «Западу». Наверное, это первыми поняли евразийцы, но это осознавал по-особому и Ленин. Он указал на «Восток», на такие страны, как Индия и Китай, как важнейшие союзники мирового социалистического движения».

На связь цивилизационных основ России и социализма по-своему указал А.Бэттлер: «…Ленин восстановил исконно российский строй – социализм, придав ему коммунистическую перспективу…». В «Декларации Петровской академии наук и искусств «Современный мир и пути решения проблем России на этапе движения к устойчивому развитию» (2005) автор подчеркнул: «Россия – цивилизация «цивилизационного социализма», что означает, что она в своих цивилизационных основаниях всегда была цивилизацией антикапиталистической, исторически была устремлена к правде, взаимопомощи, к любви, к трудовому созиданию, к заботе о социально ущемленной части населения. В этом ее качестве большая заслуга принадлежит русскому народу. Русский народ – не только государствообразующий народ, но и исторический строитель российской цивилизации, носитель культа правды, защиты Отечества, народ, постоянно жертвующий собой ради сохранения жизни и мира между народами и людьми на территории России. Всечеловечность, как характеристика русской духовности, обозначенная Ф.М.Достоевским, отражает эту роль и эту характеристику русского народа в цивилизационном и государственном строительстве России. Русский народ – носитель «цивилизационного социализма». В характеристике «цивилизационного социализма» есть еще одна важная характеристика России – политэтническая (межэтническая) кооперация. В основе этой политэтнической кооперации лежат принципы социальной справедливости и взаимной помощи».

Можно утверждать, что в России всегда существовал механизм экономического развития, в определенном смысле альтернативный рынку, – механизм, выражающий собой особенности цивилизационного развития России на обширной холодной евразийской территории.

В.Т.Рязанов, известный отечественный ученый-экономист, в монографии «Экономическое развитие России: XIX- ХХ вв.» (1998) обратил внимание на тот факт, что в «экономическом строе» России на протяжении ее истории действовал своеобразный закон мобилизационности ее экономики, вследствие суровых климатических условий, частых войн с Востока и Запада, и других экстремальных факторов. Он назвал этот закон «мобилизационностью» российской экономики». В.Т.Рязанов отмечает, что «присутствие черт мобилизационной экономики на всем протяжении хозяйственного развития [России] объясняется не только исторической реальностью внешней угрозы для безопасности страны, которая заставляла подчинять производство потребностям непрерывного укрепления обороноспособности и оборачивалась той или иной степенью ее милитаризации. Надо учитывать и другое немаловажное обстоятельство. То, что производственные процессы в нашей стране происходят в значительной мере в зоне критического ведения хозяйствования, также предопределяет необходимость погашать последствия от действия стихийных природных сил (засух, суровых зим и других периодически возникающих природных катаклизмов). Отсюда, к примеру, важность иметь постоянный страховой запас в хозяйстве и сохранять способность экономики к своевременному реагированию на ввод в нее неэкономических факторов, потребность в соответствующем контроле за ресурсами и в широком использовании специальной компенсационной системы».

Мобилизационность российской экономики предопределяла, по В.Т.Рязанову, другую ее важную черту – государственность. Что собой это означало? Это означало, что на всех этапах развития России, отмеченные рисково-мобилизационные факторы, обусловленные суровым климатом, протяженностью коммуникаций, разнообразием природных условий хозяйственного воспроизводства, определили «чрезвычайно высокую институциональную роль государства» и способствовали «возникновению государственного (казенного) уклада с тенденцией нарастания его масштабов». За этим следовало постоянное ограничение и торможение развития конкурентно-рыночных отношений, за которыми скрывалась «объективная потребность использовать более высокий уровень концентрации производства в целях реализации экономии затрат от масштаба. С учетом экономического пространства России эффект масштаба в принципе выступал важным фактором укрепления конкурентной позиции отечественного производства в мировой экономике».

А это в свою очередь требовало развития хозяйственного монополизма. «…среди монополий в России большую роль играли государственные (казенные) монополии, – отмечает В.Т.Рязанов. – Причем как на социалистической фазе, так и в докапиталистический период они вообще преобладали в экономике».

Кадровый разведчик ГРУ, проработавший 30 лет в Китае, крупный мыслитель на рубеже ХХ и XXI веков А.Девятов в книге «Красный дракон. Китай и Россия в XXI веке» (2002) подметил одну закономерность, выражающую собой одну из сторон географического детерминизма, состоящую в том, что рыночная демократия, развитой капитализм, оказались возможными только в благодатных географических условиях (на средних широтах) в Западной Европе и Северной Америки, которые позволили создать систему, где «идеалом» является «жирное счастье, сон наяву с облегченным до предела мыслительным процессом пассивных масс, занятых безмерным «производством – потреблением»», где убеждение — движитель состоит в «личном материальном благополучии, богатстве», которые определяются как «признак праведности и угодности Богу», где пассивное большинство признала за главную идею – «идею частного капитала как критерия богатства и общественного статуса».

На территориях с суровым климатом – в Тибете, Монголии и России, как показывает А.Девятов, рынок и демократия в западном обличье невозможны по природным условиям воспроизводства жизни. Суровый климат на большей части территории России определял совершенно другие механизмы воспроизводства жизни, с приматом идеала над потребностями, с принципом «ограничения размера богатства нравственным пределом довольства и достатка…». «Идеал, символ веры, через совесть умерял потребности. «А без православной веры русский человек просто дрянь», – здесь я опираюсь на авторитет Ф.М.Достоевского», – замечает А.Девятов.

Именно вследствие холодного климата Россия была всегда более закрытым обществом, чем капиталистические страны Запада, именно, в связи с тем, чтобы обеспечить воспроизводство жизни с необходимым уровнем качества жизни, позволяющем расширенное воспроизводство численности населения, т.е. прогрессивный репродуктивный поток. «От разорения своего неконкурентного по условиям климата и сухопутных расстояний хозяйства» в России всегда был «нужен протекционизм, государственная защита внутреннего рынка от агрессии мирового рынка», «государственное регулирование всех сторон применения и перемещения капитала».

Подводя итоги анализу этих особенностей России, А.П.Паршев в своей нашумевшей книге «Почему Россия не Америка?» (2000), вывел «горькую теорему» для бытия России: «в конкурентной борьбе за инвестиции, если игра ведется по правилам свободного мирового рынка, почти любое российское предприятие заведомо обречено на проигрыш». Рыночный геноцид России – это и есть форма реализации «горькой теоремы» А.П.Паршева применительно ко всей производительной экономике России.

При этом, свободный мировой рынок означает ситуацию, «когда товары и капиталы могут свободно перемещаться по всему миру» (Дж.Сорос в своей работе «Кризис мирового капитализма» (1999) назвал мировой капитализм глобальной системой свободного перемещения капитала), «валюты свободного конвертируются, пошлины на границах невелики, или вообще ни пошлин, ни границ нет, и предприятия, независимо от форм собственности, торгуют самостоятельно». Чтобы мировой свободный рынок действовал именно в таком режиме в интересах мировой финансовой капиталократии, обеспечивая экономическую колонизацию «периферии» системы мирового капитализма – глобального империализма, обеспечивая приток прибыли (приращения капитала) в страны «метрополии», и созданы системы организаций типа МВФ, ВТО, Мирового банка, которые и задают правила такого рынка.

Итак, в странах с экстремальными формами хозяйствования, и в первую очередь, – в России, как самой холодной, с самой большой территорией (на Севере Евразии) в мире, рынок в чистом виде, как и капитализм, противопоказаны, в них складываются, наряду с рыночными отношениями, нерыночные механизмы воспроизводства, включая мобилизационность, государственное регулирование, стратегическое резервирование ресурсов, доминирование закона кооперации, в том числе наличие межэтнической кооперации, государственное регулирование земельных отношений, доминирование долгосрочных целей развития, требующее в свою очередь примата идеала над потребностями, примата духовных потребностей над материальными, планирования.

 

А СУББЕТО доктор экономических наук, доктор философских наук, Заслуженный деятель науки РФ, профессор

http://www.polit.ru/news/2013/05/03/zuravli/

(Продолжение следует)

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *