НУЖЕН ЛИ ПЕТЕРБУРГУ ПАМЯТНИК-ПАСКВИЛЬ?

admin Статьи из газеты №17 (2013) 0 Comments

Очередной день рождения В.И.Ленина наше губернаторство отметило оригинально. Депутатам ЗС СПб пришло письмо за подписью вице-губернатора Василия Кичеджи с предложением вернуть на Знаменскую площадь памятник государю Александру Александровичу, с 1937 г. находящийся в фондах Русского музея.

Стремление властей восстановить ансамбль Знаменской площади, обезображенный за 70 лет, похвально. Не огорчимся, если покинет его стела, создававшаяся для установки в 1985 г. на пл.Мужества, номинально имитирующая красноармейский штык, однако, почему-то, вместо четырех граней штыка винтовки Мосина, получившая сечение шестиконечной звезды. Не подобно, если акты снесения православных церквей удостоверяются «печатью» в виде герба иностранного государства, чьи отцы-основатели (кроме Х.Вейцмана) воевали в годы Второй мировой войны против сил Антигитлеровской коалиции.

 

Остаются лишь вопросы: будет ли стоять памятник на грунте (в прошлом здесь находился пьедестал), будет ли на пьедестале восстановлена оскорбительная эпиграмма Демьяна Бедного, наконец, уместно ли «украшение» Петербурга монументальным памфлетом итальянского скульптора Паоло Трубецки, из бывших князей Трубецких («бывшие», утратившие отеческую веру, как видим, появились задолго до 1917 г.)? Особенно учитывая, что Александр Александрович, после царя-мученика Павла Первого, был первым (и последним) императором, стремившимся к превращению России из сословного в общенациональное государство. Напр., именно он, еще будучи цесаревичем, ввел обычай обращения на «вы» к нижним чинам – забытый после его смерти, проигнорированный не только дворянами, но и коммунистами. При нем власти выпустили циркуляр о кухаркиных детях – направленный не против народа, как принято представлять, а против лавочников, лакеев, кучеров и т.п., входивших в это определение, оттеснявших от гимназий работяг, пополняя далее, наряду с недоучившимися семинаристами, ряды так называемой «русской интеллигенции».

Русскому музею скульптура была передана тоже со смыслом – именно он являлся учредителем музея, целенаправленно создававшегося, как музей русского искусства.

С характерным для эпохи «Вех» — эпохи социального дарвинизма и мистического декадентства – цинизмом, либеральная верхушка Петербурга начала ХХ века выразила свое отношение к памяти этого императора, заказав и установив в основании дороги из Петербурга в Москву, перед Николаевским ж\д вокзалом, в 1909 году эту карикатуру. «Тяжеловесная, грузная скульптура коня и всадника стала в данном случае обличительным символом всей мрачной эпохи Александра» [Н.Ф.Хомутовский «Петербург — Ленинград», Лениздат, 1958, с.160]. Потому вдовствующая императрица Мария Федоровна (ныне за деньги газпрома извлеченная из могилы на своей родине, перезахороненная в «Петропавловской крепости») — была решительной противницей сего «памятника» мужу.

 

Уже спустя три года в Городской Думе СПб ставился вопрос о демонтаже [Р.А.Сомина «Невский проспект», Лениздат, 1959, с.145]! Увы, не удалось. Революционный демократ Репин писал о нем: «с тупой ограниченностью, самодовлеющей тьмою — всё так же будет стоять за всё отжившее, невежественное на своем буйволе» [«И.Е.Репин», 1940, с.8]. Действительно, уничтожив памятник его отцу, этот монумент большевики не только сохранили, но и «расширили». Вот что сообщает о нем путеводитель по Музею городской скульптуры: «В музее можно увидеть подлинную бронзовую модель конной группы. Она дает возможность оценить высокое мастерство скульптора, жизненную правду образа, остроту беспощадной характеристики царя-солдафона. Грозная фигура верхом на тяжеловесном битюге олицетворяет собой гнет и тупой деспотизм самодержавия. «Я изобразил одно животное на другом, — говорил П.П.Трубецкой», а И.Е.Репин, присутствовавший при открытии памятника, оценил его как гениальное произведение искусства. Народ назвал этот монумент «пугалом». Демьян Бедный нписал стихи, которые после революции были выбиты вместо старой надписи на пьедестале памятника:

Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я, пожав удел посмертного бесславья,
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

В 1937 году памятник АлександруIII был разобран, а конная статуя передана Государственному Русскому музею» [Г.Д.Нетунахина, Н.И.Удимова, 1972, с.31].

 

Невысокая искусствоведческая ценность изделия-памфлета и ансамбля с его участием хорошо сознавалась. И в 1936 г., когда, по определению Есенина, Демьян Лакеевич Придворов (пролетарский поэт Д.Бедный) сочинил для Камерного театра Таирова похабное либретто «Богатыри», на музыку А.П.Бородина, терпению А.А.Жданова пришел конец. Глава Ленинграда — исправил градостроительную ошибку Самодержавия, демонтировав идолище, отправив его в запасники Русского музея.

 

Художественная цена его видна из того, например, что ни в альбоме «Памятники архитектуры Ленинграда» [«Стройиздат», Л., 1958], ни в специальном путеводителе «Скульптура Ленинграда» И.И.Лисаевич и И.Ю.Бехтер-Остренко, выпущенном издательством «Искусство» [М.-Л., 1965], ни во многих других подробных описаниях, эта скульптура даже не упоминается. Нужен ли Петербургу памятник-пасквиль?

 

РОМАН ЖДАНОВИЧ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *