ПРОНИКНОВЕННОЕ ЧУДО

admin Статьи из газеты №16 (2013)

В Большом зале филармонии состоялся концерт выдающейся певицы нашего времени Марии Гулегиной. Гулегина – одно из лучших драматических сопрано века, но помимо уникального голоса, она наделена великим актерским дарованием, и её участие в спектаклях самых знаменитых театров мира, как правило, заканчивается стоячей овацией. Мария Гулегина пела в пятнадцати постановках Театра Ла Скала, более ста пятидесяти раз выходила на сцену Метрополитен Оперы, и, конечно, выступала практически во всех крупных оперных театрах и концертных залах Европы, Азии и Америки. Марию называют «русской певицей с вердиевской музыкой в крови», но, как еще и еще раз показал ее петербургский концерт, русскую музыку она постигла с той же тонкостью и глубиной, что и вердиевскую. Программа концерта состояла из романсов Сергея Рахманинова, партию фортепиано исполнял великолепный пианист Александр Гиндин.

 

С тех пор, как ушла со сцены блистательная плеяда советских певцов, среди которых Зара Долуханова, Ирина Архипова, Елена Образцова, русская камерная музыка в концертах в исполнении вокалистов мирового класса стала звучать крайне редко. Неудивительно, поэтому, что Большой зал был полон, но чувствовалось, что публика пришла именно на Гулегину, а то, что она исполняла романсы Рахманинова – это дополнительный бонус слушателям. Известная человеческая и творческая щедрость Марии Гулегиной, очевидно, обусловила и объем программы – более двадцати романсов плюс «бисы», среди них, такие шедевры, как «Я не пророк», «Христос воскрес», «Вокализ», «Островок», «Черемуха», «Отрывок из Мюссе» и другие. В «Островке» на стихи К. Бальмонта поразили жемчужные переливы звука, а сердце наполнилось радостью и умиротворением, которыми были «пропитаны» и музыка, и слова, и голос певицы: «Здесь еле дышит ветерок, /Сюда гроза не долетает». Нежнейшие интонации и невероятная чистота и легкость звука ласкали душу в романсе «Черемуха» на слова Г. Галиной: «Ее трепещущих воздушных лепестков/
Я радостно ловлю веселое дыханье». Этими романсами Мария Гулегина погрузила слушателей в состояние, в котором нет повседневности – только внутренняя жизнь человека, напоенная радостью, нежностью и светом любви. По контрасту – трагичный, исполненный с большим чувством романс на слова Д. Мережковского «О, нет, молю, не уходи», в котором – мольба, и вера, и надежда. «Мелодию» («Я б умереть хотел на крыльях упоенья») на стихи С. Надсона Мария пела на пианиссимо, красивом и легком, как и желание героя романса, где он мечтает о том, чтобы его уход в мир иной прошел так, будто он «сладко задремал» и «волна немая беззвучно отдает {его} другой волне». Следующее произведение, «Я жду тебя», Гулегина спела глубоким, объемным звуком, способным укрыть влюбленных от посторонних глаз, а фразу «Считая каждое мгновенье» – сильно, громко, зазывно. «Ночь печальна» получилась, как грустный разговор с самой собой с затаенной искренностью, которую можно открыть только пустынной ночи.

В «Сирени» певица тонко восхищается и радуется своему счастью, вдруг обнаружившемуся в кусте сирени.

«Не пой, красавица, при мне» – такая красота каждой ноты, каждой интонации, словно слова Марии нашептывает сам Пушкин, и специально для нее здесь и сейчас пишет музыку Рахманинов. «Молитва» на стихи А. Плещеева – трудный разговор с Богом, рождающийся в глубинах души, а в «Весенних водах» на стихи Ф. Тютчева – будоражащая сила пробуждения природы и упоение радостью от наступившей весны – палитра драматического дара певицы безгранична, ярка и проникновенна. Держалась Мария очень просто и благородно, и при этом не покидало чувство, что она обращается не только к присутствующим в зале, но ко всем людям Земли.

На бис Гулегина исполнила арию Лизы из «Пиковой дамы» и, подтверждая великий титул – что музыка Верди у нее в крови – несколько арий из опер Верди. Такая чрезвычайная щедрость души Марии – от того, что она «Божьей милостью певец», поэтому ей хочется петь и петь.

 

Замечательный ансамбль с певицей составил пианист Александр Гиндин, тонко чувствовавший музыку Рахманинова, Марию Гулегину и восхитивший публику филигранной техникой и одухотворенностью своего пианизма. Гиндин включил в концерт и свою сольную программу, исполнив в каждом отделении произведения Рахманинова для фортепиано. Фортепианные пьесы органично вписались в структуру концерта, которая стала идеальным единением музыкального замысла двух выдающихся мастеров.

 

ЛЮДМИЛА ЛАВРОВА

 

Фото из архива Марии Гулегиной

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!