ВЕЧЕР ПАМЯТИ ПОЭТА

admin Статьи из газеты №15 (2013) 0 Comments

21 марта в Доме Учёных состоялся вечер, посвящённый памяти поэта Крюкова А.Н. (К его юбилею. До своего 80-летия он не дожил немного больше года).

Это был светлый человек. Кроме несомненного поэтического дарования, особым даром Александра Николаевича было чувство доброты, уважения ко всему живому, непреодолимое стремление к истине, желание увидеть, узнать, осмыслить. Общение с ним приносило радость: умение слушать собеседника, отсутствие закостенелых догм, тактичность и деликатность (эти же черты присущи и его ближайшим родным).

Александр Николаевич – журналист. Согласно своей профессии объездил всю страну: работал в газете «Тувинская правда», писал очерки о рабочих Невского машиностроительного завода, создававших турбины. Многие годы проработал в издательском отделе Санкт-Петербургского Университета МВД России.

Конечно, стихи Александр Николаевич писал всегда. Познакомилась я с ним лет восемь тому назад. Он весь был устремлён в будущее и в свои замыслы, которые он с любовью и энергией осуществлял в настоящем.

Заметим, что в наше время многие русские таланты проявили себя в полную силу, будучи уже зрелыми и даже пожилыми людьми. Сразу на ум приходят поэты, писатели Золотого века, наши великие гении и не столь известные литераторы: ведь прославившие их произведения они, в основном, написали в молодости. Почему? Потому что начинали они не с нуля. За ними стоял опыт предыдущих поколений, они естественным образом занимали своё место в исторически созидательном развитии русской литературы. Не так обстоит дело у наших современников: не только Пролеткульт с его лозунгом «Искусство прошлого – на свалку», но и последующие десятилетия не общенационального, а классового подхода к русской литературе заставили русских литераторов идти к истине долгим тернистым путём. А когда в 80-90-ых годах стало возможным что-то прояснить, чёрным вихрем налетел на наши головы либеральный террор; тут расправлялись с русской культурой «по-быстрому», нагло и примитивно, как будто замаячил лозунг Пролеткульта.

Но все-таки русская культура выстояла, и вот теперь, уже несколько лет, мы видим, как расползается смог, и возникают очертания Истины. Пошлость, бессовестность, безнравственность разбились об архетип русского народа, об устойчивость моральных и эстетических принципов тысяч и тысяч таких людей, как Александр Николаевич.

Итак, свои самые значительные произведения поэт написал в последние годы, когда после деятельной жизни, встреч, поисков человек обретает цельное мировоззрение и в его сознании возникает идея, которая и делает произведения значительными.

Какая же идея, к которой поэт шёл всю жизнь, владела автором? Какая идея помогла ему создать искренние высокохудожественные произведения? Любовь к России и русскому человеку. Он любил всё, что было созидательным и честным в Советской России, до самозабвения любил историческую православную Россию, русский язык, интересовался дохристианской Русью. Он как бы воплотил в себе призыв А.А.Проханова: красным и белым патриотам протянуть друг другу руки для сбережения единой, свободной России и сохранения русского народа, его архетипа.

Многие планы поэта остались неосуществлёнными, но сделал он, действительно, очень много. Самое главное его достижение – «Блокадное кольцо». Нам как будто бы всегда не хватало этого произведения, когда человек, обладающий поэтическим даром, русским восприятием жизненных устоев, сам переживший в сознательном возрасте блокаду, достоверными художественными образами отвечает на вопрос: почему в нечеловеческих условиях эти люди не потеряли человечность, кто были эти люди.

Спокойно, честно, немногими, но точными штрихами, рисует автор портреты матери, старшего брата, соседей по коммунальной квартире, соседей по лестнице, знакомых. Это были обычные русские люди с врожденным чувством справедливости, порядочности, невозможности перешагнуть через нравственные принципы. Широкий кругозор, ощущение родственности людей перед законами жизни, бережное отношение даже к чужим детям. Впечатления мальчика от происходящего вокруг, поступки окружающих людей, выраженные ясным живым языком, дают картину блокадной жизни, которой мы верим так, как не верили никому раньше. Пережил блокаду Александр Николаевич ещё в отрочестве, а написал о ней только несколько лет назад, когда, я думаю, смог продумать ответ на поставленный историей вопрос: какие люди жили в блокадном Ленинграде?

Можно остановиться и на другом произведении Крюкова «С добрым взглядом на мир». Это признание в любви к своей «малой Родине», к костромской земле – земле своих предков. Здесь, среди пустых деревень Александр Николаевич, когда стало возможным, сумел построить ферму, развести хозяйство. Природа родного края и вдохновила поэта на создание таких милых чистосердечных стихов. Полянка очаровательных одуванчиков, небольшая опушка, а на ней снегири… — всё разнообразно, подвижно, радостно. А радостно потому, что поэт обладает удивительным даром одухотворять природу. Это непроизвольное состояние его души.

Восприятие красоты как изящества, легкости, радости – прекрасная для читателей черта характера автора. Даже в описании славной истории костромского городка Чухломы вырисовываются трогательные, «с удивительной резьбой» домики.

Стремление к «своим корням» занимало в душе и в творчестве поэта огромное место, именно они питали его произведения «живой водой». Александр Николаевич гордился своими предками, вникал в их жизнь и мировоззрение. Замечателен образ его деда, Александра Петровича, костромского рыбака, сильного, умного человека, организовавшего большой промысел. В Первую Мировую войну был награжден георгиевским крестом. Вот слова, которые вкладывает поэт в уста своего деда, думающего о внуках (уже после революции):

«Какими придётся дорогами,

Куда им придётся идти?

Одним без царя и без Бога им

Легко заблудиться в пути»

Наверное, пришло для поэта время в полную силу понять и оценить своего деда.

Большой интерес проявлял Александр Николаевич к памяти прославленных деятелей прошлого – костромичей, в журнале «Невский альманах» опубликовал статью о П.А.Катенине, поэте, герое войны 1812-года. Узнавать, писать о своих дорогих костромичах, вырывать их имена из забвения он считал своим долгом.

В Петербурге Александр Николаевич создал Костромское землячество, которое вошло в Конгресс русских общин. Мне кажется, что большую часть года он вместе со своей женой Галиной Васильевной проводили в работе на ферме, меньшую – в городе.

«Если б знала ты, как ты любима» — это музыкально-поэтическая композиция, где отдельные романсы-песни, следуя друг за другом, дополняя друг друга, связанные единым настроением, образуют цельное произведение. (Стихи и музыка А.Н.Крюкова. Посвящение Крюковой Галине Васильевне). Это произведение о любви, как её понимали поэты Золотого века: любовь как вдохновение, окрылённое состояние души.

Надо отметить, что отношение к Пушкину – это лакмусовая бумажка для определения мировоззрения и морального уровня человека. Ещё в отрочестве будущего поэта потрясла картина «Прощай, свободная стихия». Вероятно, образ Пушкина всегда жил в его душе, становясь с годами всё выше, глубже и понятнее. Перед самым «Вечером памяти» дочь поэта Белла Александровна Крюкова прочла мне по телефону одно из последних произведений отца «Величальная Пушкину». Я попросила её никому не доверять прочтения этого стихотворения на вечере, а прочесть самой. Потому что здесь даже опасен артистизм, необходимы только искренность и непосредственность. Так она и сделала. Зал буквально взорвался аплодисментами. Почему именно это произведение вызвало особенное единение собравшихся, одарило их общим чувством вдохновения? Почему это произведение оказалось столь действенным?

Во-первых, основная мысль «Величальной!» – видеть в Пушкине не только выразителя, но и защитника духовной сущности русского народа, борца с современной ему либеральной чернью, очень напоминающей сегодняшнюю. Эта мысль, естественно, нашла в нас отклик.

Во-вторых, на слушателей, конечно, подействовал талант автора. Мысль была выражена художественно, прямолинейно, современно, со страстью первооткрывателя.

Добавим ещё, что поэт эмоционально провёл резкую границу между теми, кто любил и любит Пушкина, и злобствующими.

Вечер кончился, остроту потери смягчили собравшиеся на вечере люди. Но главное, снимало уныние присутствие родных Александра Николаевича: жены, сына, дочери, четырнадцатилетней внучки Лизы. Она выступала на вечере – играла на фортепиано. Играла с таким уважением к музыке и слушателям, что напомнила мне это же качество в Александре Николаевиче – уважение к людям и искусству.

 

Н.А.БЕЛИЦКАЯ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *