ЧТО С НАМИ ПРОИЗОШЛО-39 РАЗВЕ РОССИЯ НЕ АМЕРИКА?

admin Статьи из газеты №14 (2013) 0 Comments

Что с нами произошло-39

разве россия не америка?

 

В статьях автора за основу анализа берется не отдельная страна, а глобальный рыночный цикл. С этой точки зрения «перестройка» и «реформы» в нашей стране являются лишь стадией глобального процесса деиндустриализации планеты на основе прогнозов о скором истощении ресурсов. Западные державы решили добровольно ограничить рост экономик. На ресурсы были подняты цены, что привело к нерентабельности продукции развитых стран мира ввиду высокой стоимости их рабочей силы, обусловившей ее замену мигрантами или вывоз производства в страны третьего мира и создание миллиардной страны-завода-Китая. Были также резко ограничены расходы ресурсов на вооружение. Установление «пределов роста» для населения Земли происходило на основе обеспечения минимальной рождаемости во всех странах мира.

Деиндустриализация началась в США и Англии, захватив Западную Европу, Японию. После образования проекта «Единой Европы» власти СССР в конце 1980-х тайно включили в него страну на правах поставщика сырья. Для минимизации объемов поставок сырья по низким внутренним ценам, был спровоцирован распад СССР на отдельные государства, что породило «геополитическую катастрофу». Эта сырьевая ориентация разрушила также социалистический блок, и привела к деиндустриализации всех бывших республик СССР. На практике оказалось, что ресурсы не исчезли, а обнаружены новые месторождения во многих странах мира.

«Либерализация» означала вытеснение государства из управления бизнесом, финансами, ресурсами, армией, образованием, демографией, контролем качества товаров.

Последствия либерализации вызвали глобальный кризис. (27.10.11;9.02,12; 7,15, 29.03; 26.04; 3,17.05; 28.06; 12.07;9, 23,30.08; 6,15,27.09, 11,18, 25.10; 1. 8, 15, 22, 29.11, 6.12., 20.12, 27.12, 10.01., 17.01.13, 24.01, 31.01, 7.02, 14.02, 21.02, 28.02, 14.03, 21.03, 28.03). Данная статья посвящена проблемам климата, оказавшим важное влияние на экономическую политику мира.

 

Чему не учили в школе?

Книга специалиста в области таможенного контроля Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка?» вышла в 1999 г., произвела такой же переворот в умах патриотически-настроенной части населения, как и учение о геополитике, но затем была якобы «опровергнута» «теоретиками реформ» и выдавлена на периферию сознания общества. Информация о деятельности зарубежного банкирского сообщества в «либерализованных» странах мира позволит взглянуть с новой точки зрения на работу А.П. Паршева. Вернемся к ее содержанию. Автор очень доходчиво разъяснил, что конкурентоспособность товара надо рассматривать на каждому уровне потребления: ВИП-уровень, среднего класса, эконом-класса. Неучет этого фактора губил в конце 1980-х при разработке в СССР блестящие инженерные проекты, продукция на основе которых могла бы прекрасно продаваться внутри страны, ее союзников и стран Третьего мира, но от разработчиков требовалось «качество на уровне мировых стандартов», непонятно, в каком классе потребителей.

Важнейшим положением книги стало объяснение связи между климатом и инвестициями. Все мы знали, что земли России расположены в зонах умеренного климата, а многие в зонах вечной мерзлоты, да, вот беда, не понимали отличий от соседних европейских стран и, как они сказываются на инвестициях, ибо такого финансового механизма в СССР не было.

В 1991 г. произошла Первая глобальная революция, провозглашенная А. Кингом и Б. Шнайдером в одноименном докладе Римскому клубу, в результате которой все территории постсоветского пространства превратились в объекты инвестиций. Одновременно у инвесторов такими объектами оказались Страны Северной и Южной Америки, Западной и Восточной Европы, Индокитая, всей Евразии, Австралии, Океании. Каждая страна ждала инвестиций, и по какому же принципу совершался выбор инвестора?

Андрей Петрович вспоминает, как и власть, и оппозиция денно и нощно думали об инвесторах. Одни со сладким упоением, другие – с     тревогой, но напрасно. «Не только иностранных  инвестиций в  производство не было, но и отечественные  инвесторы предпочитали  так  или иначе  вывозить капиталы  за границу, а  не вкладывать в  производство.  Инвестиции из  России  пошли  на Запад!».

А.П. Паршев объяснил в книге разницу между инвестициями и кредитами. Инвестиции – это денежные средства, которые на свой риск -  вкладывают инвесторы.
				Займы же надо возвращать с процентами. Только кредиты, к тому же, «связанные» т.е. получаемые не деньгами, а товарами из-за рубежа и давались долгое время «независимой» РФ, чтобы возвращать проценты по прежним займам, стране же оставались лишь остатки средств за проданное за рубеж сырье. 

Зарубежные «консультанты» за 3 года оставили лишь сырьевую экономику в РФ: 

«к  1994  году  структура  российского экспорта  уже "устоялась",  экономика России  пришла  в  "нормальное" состояние.  Осталось только сырье, из экспорта почти исчезли «атавизмы» советского периода – машины и оборудование. Сейчас (1999 г.) сырьевая ориентация экспорта - почти 100%. И имейте в виду – отнюдь не все эти деньги поступают в казну. У нас совершенно официально экспортируют сырье частники,  и государству поступает лишь  часть валюты. Но никто не  хочет вкладывать в производство у  нас свои капиталы». Даже в геологоразведку.

«Чем  руководствуется инвестор при принятии решения? – объясняет А.П. Паршев, –  Примем  в качестве аксиомы,  что   инвестиции   делаются   только   исходя   из   экономической целесообразности,  а из  всех возможных вариантов выбирается наивыгоднейший. (О правильности этой аксиомы будет сказано ниже – И.З).  Готовая продукция стоит примерно одинаково  во  всем мире. Ведь рынок-то  свободный! Если где-то можно продать  что-то чуть подороже, туда этого навезут со всего мира, цена и подравняется. А вот расход (затраты, издержки) в разных местах разный». 

На затраты и издержки бизнеса, как раз, и оказывает влияние климат, чему не учили и, увы, не учат поныне в школе.

В СССР внутренние цены на сырье, энергию и продукцию, привели в первые годы «реформ»  к возможности обмена дешевой западной аудио и видеотехники, например, на произведенные отечественные фотоаппараты, лекарства, садовый инструмент, и поддержанием тем самым их производства. Поднятие цен на сырье до мировых привело к тому, что уже к 1999 г.  «челноки только ввозят товары, а вывозят только доллары,  притом,  что доллары у  нас  не производятся!». 

Тогда и выявились предпочтения инвесторов, которые лучше нас знали про холодный климат России. «Среднегодовая  температура  в России  - минус 5,5  градусов  Цельсия. В Финляндии, например - плюс 1,5  градуса. Есть еще такое понятие, как суровость климата  -  то есть  разность  летней  и  зимней температур, да  и разность ночной и дневной. Тут мы вне конкуренции».

А.П. Паршев с точки зрения экономиста указывает на особенности Европы, где «климатические  пояса расположены  несколько парадоксально. Климат  становится  более  холодным не с  юга на  север,  а с запада  на восток,  и иногда даже наоборот - с  севера на  юг,  а точнее,  с побережий вглубь  континента.  Обратите внимание: в Ленинграде теплее, чем в Москве, а ведь он километров  на 400 севернее. А в Хельсинки  зимой  теплее, чем  в  Орле, хотя  Хельсинки  на 1000  км севернее. Под  Вильнюсом  в  июне поспевает черешня, а в Московской области - нет, потому что вымерзает зимой». 

Замечу, что температура не полностью характеризует климат без учета влажности. Она в Петербурге почти 100% , в то время как в Москве и Сибири - воздух суше. Недавно встречал знакомую из Новосибирска, которая по сибирским понятиям восприняла прогноз температуры минус 10 град.С°, приехав в легкой курточке. Далее все красоты и культурные ценности Питера поблекли в ее восприятии на фоне постоянного ощущения пронизывающего холода. Влажность  обусловливает вдобавок еще до 30 циклов замерзания-оттаивания за месяц, которые уничтожают любые сапоги из более теплых стран. Напомню также про еще одну особенность Питера – малую инсоляцию, т.е. низкую освещенность, которая возникает из-за влажности, порождающей пасмурную погоду, и удаления от экватора (60-я широта). Она похоронила проекты небоскребов и обусловила традиционное низкоэтажное и среднеэтажное строительство.

  Полезно узнать из книги А.П. Паршева, в каких более теплых погодных условиях живет Европа, позвавшая нас в свой союз «от Атлантики до Урала». «Изотермы в Европе, за исключением Севера, идут в меридианальном, а не в широтном направлении....Засухи здесь редкое явление. Среднегодовая сумма  осадков в Западной Европе 500-1000 мм. ...Чем ближе к зиме, тем морской воздух теплее...", - цитирует автор книги географа Алисова (1950 г.). И объясняет:
				«По суровости зимнего климата одинаковы: обитаемая часть Норвегии,  юг  Швеции, Дания, Нидерланды, Бельгия,  Западная Германия (кроме Баварии), Восточная и Центральная  Франция, север Италии, Хорватия, Албания, северная  Греция,  приморские  районы Турции, Южный  берег Крыма и побережье Кавказа. Средняя температура января там выше нуля. А  ведь  Норвегия  больше, чем на 3000 км, севернее Греции! Англия, Западная Франция, Испания, Португалия, юг Италии и Греции – еще теплее и между собой также  примерно равноценны.  В январе там плюс 5 – плюс 10 градусов. Западная  Европа представляет  собой уникальный  регион. Нигде на Земле нет места, расположенного так близко к полюсу и столь теплого».

В результате холодного климата все постройки в России крайне дороги. Если в США в Южных штатах можно обойтись домом из картона, покрытого водозащитной бумагой, стену которого может пробить ребенок-шалун, а в Южном Китае стоят дома без крыш, и рабочие ходят в шортах, то в России нужны дома на углубленном фундаменте, окна с двойными рамами. Дорогая в России и рабочая сила: требуются полушубки, зимние шапки, сапоги на меху, горячая высококалорийная пища. Многие богатства России добываются в Восточной Сибири, климат которой так характеризовался в энциклопедии Брокгауза и Ефрона: «Восточная Сибирь в своей северной части – одна из самых холодных стран земного шара, а по своей зимней температуре ее долины и котловины и прибрежные моря холоднее, чем те же широты в других странах земного шара. В широтах восточной Сибири зимнее полугодие имеет решающее значение для температуры года».

Долгое время, пишет в книге А.П. Паршев, в прессе заявляли, что богатство ресурсов России якобы оценивается в сотни трлн. долларов. Это балансовая стоимость, т. е. запасы, лежащие в земной коре на территории РФ, которые, если их добыть, привезти на рынок и продать по нынешним ценам, дадут такую астрономическую цифру дохода. Одна только здесь закавыка — надо найти, кто это все сделает. Балансовой стоимостью ресурсов можно гордиться, но ею не оплатишь и счет в ресторане. Есть более взвешенные оценки «измеренных» ресурсов, с точностью плюс-минус 10%, на них ориентируются инвесторы, но помимо ресурсов важнейшей проблемой становится их рентабельность – выгодность добычи, транспортировки и продажи. И здесь-то все портит тяжелый климат. Только себестоимость добычи нефти в РФ составляла в 1998 г. 14 долл. за баррель, тогда как в Кувейте – 4 долл. Ресурсы РФ очень дороги не только из-за климата, а также из-за больших расстояний от магистралей и судоходных путей, на которые надо было транспортировать сырье.

Очень важной является ориентация инвестора на себестоимость ресурсов. «В России не так уж много  сырьевых месторождений,  пригодных для разработки в условиях мирового рынка. Восточно-Европейская равнина вообще не очень геологически изобильный  район,  кроме  железных руд Курской магнитной аномалии   есть  только  низкосортный  уголь.  А  ресурсы  Азиатской  России чрезвычайно дороги для разработки».

А.П. Паршев затрагивает в книге серьезную проблему о потере самодостаточности экономики РФ: "...есть виды  минерального  сырья, запасы  которых либо незначительны, либо  малоэффективны. Потребность промышленности  России  в марганце, хроме, ртути,  сурьме,  титане  и  ряде  других  полезных  ископаемых  ранее  почти полностью покрывалась поставками из республик бывшего СССР..." Марганец  остался  на  Украине  и  в  Грузии.  Хром  Казахстана  сейчас принадлежит японской фирме, которая нам его просто не продает. Не продает  и все! Хорошо, что у нас сталь сейчас не варят, а если  бы варили? Без хрома и марганца,  какая сталь?»
			

 

Россия, это «богатый север или бедный Юг?»

Многие будут удивлены тем, что, поделив все страны мира на «Богатый север и бедный Юг», члены Римского клуба отнесли Россию ко второй категории стран, южной!

Долгое время это рассматривалось, как поверхностное знание европейцами страны, о которой они прежде распускали байки, что по ее улицам ходят медведи, однако мне попалось обоснование этого деления в статье политолога международного уровня Александра Ивановича Неклессы (12.05.2006, Норд-Вест, С-Запад). Он выделяет в экономике и политике РФ черты стран Юга и Севера.

«Сегодня ряд черт российского общества и экономики (равно как значительной части постсоветского пространства) вызывают настойчивые ассоциации с той частью мирового сообщества, какой является Юг: преимущественно сырьевой характер экспорта и производства; крупномасштабная коррупция, «пронизывающая все уровни власти», непотизм, клановость; низкие показатели уровня и качества жизни, ее короткая продолжительность, высокая смертность, резкое расслоение и криминализация общества, ослабление социальной ткани; деградация традиционной системы ценностей, «макдональдизация», гипертрофия издержек идеологии общества потребления; новые, исторически недостоверные границы, сепаратизм и межэтнические противоречия, локальные конфликты; факты использования вооруженных сил для решения задач внутри страны, – вот длинный, но неполный перечень наиболее явных из них.

В то же время особенностями российской экономики, в корне отличающими ее от слаборазвитых стран, являются: существование высокотехнологичных отраслей промышленности; воспроизводство инновационного ресурса, индустрия высоких технологий и передовых разработок; наличие высококвалифицированной рабочей силы; относительно высокое качество общего и специального образования, а также науки».

Последнее – это наследство СССР, который жил как раз по северным нормам, однако правильнее говорить не вообще о чертах Юга у России, а о чертах «либерализованных» стран Юга. Этому можно предложить следующее объяснение: в странах с тяжелыми условиями жизни исторически сформировались патерналистские формы власти, опирающиеся на Советы разных видов, так как человеку в одиночку в таких условиях не выжить. Природа в данных странах воспринимается не, как «мать-кормилица», а как «когтистая лапа» холода или сжигающий огонь жары. В таких странах есть целые регионы, не имеющие надежд на инвестиции, но необходимые для государства. Либерализация экономики в странах с малой плотностью населения или высокими издержками, обусловленные климатом, приводит к трагическим последствиям

Приходим к выводу, что один лишь климат без насильственной «либерализации» экономики не является причиной отсутствия инвестиций в наиболее важные для государства области экономики. И здесь-то вернемся к «аксиоме» инвестиций, при формулировке, которой А.П. Паршевым упущено очень существенное обстоятельство – наличие всемирно-скоординированной банкирской политики для обеспечения «пределов роста» государств, именуемой «Вашингтонский консенсус». Инвестиции делаются в соответствии с планами идеологов Римского клуба, определившим одним странам количественный рост, а другим – только качественный.

Обращусь к США, которые создали весьма конкурентоспособную экономику и…лишились инвестиций в разные области индустрии из-за политики сырьевых корпораций и банкирского сообщества, взявших путь на деиндустриализацию из-за высокой стоимости рабочей силы, но не из-за климата, а уровня жизни рабочих. Так что промышленность России и США погубили издержки, но разного вида.

О подавлении промышленности инвестициями в постиндустриальные области экономики США написано и у А.П. Паршева: «Три  компьютерных кита  - Интел, Ай-Би-Эм  и  Майкрософт  -  стоят  дороже,  чем  автомобильная,  химическая, авиационная и текстильная промышленности США вместе взятые, это  значит, что и в самой богатой стране мира у  очень  многих людей были большие  проблемы. Можно ведь и по-другому посмотреть - традиционные отрасли промышленности США настолько  съежились,  что  стали меньше,  чем три  высокоспециализированные компании.  А  ведь опасно строить  благосостояние страны на  одной  отрасли! Текстильная промышленность  США в  значительной  степени  вымерла,  несмотря  на  помощь правительства».  Важнейшей целью при такой скоординированной инвестиционной политике были не прибыли, а формирование нового образа мира, нового качества экономики, правда, цена этого нового облика не волновала его создателей.

 

Почему при царе были инвесторы?

В качестве отзыва на работу А.П. Паршева мне попалась статья-эссе Сергея Владимировича Шатирова, тогда первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по промышленной политике. («РФ сегодня» 1.2006).

Вот что он писал в своих путевых заметках: «Когда ночным рейсом летишь из Москвы на восток и всматриваешься через иллюминатор в темные пространства под крылом, то каждый раз, минуя Урал, видишь, как резко меняется картина. Только что внизу были россыпи огней городов, заводов и поселков — и вдруг ты словно перелетел в иное измерение. Огней все меньше. Больше мрака и пустоты. Другая страна? Да нет, наша же — Россия. Сибирь. Крупнейшее средоточие природных богатств. Просторы, которые до сих пор не смогли освоить».

В поисках ответа на этот вопрос С. Шатиров вспоминает выдающегося ученого России, профессора МГУ Бориса Сергеевича Хорева (1932-2003), который первый заявил о связи рыночной экономики с климатом: «Он сказал, что «Россия слишком велика и холодна для рынка». А Сибирь, надо понимать, еще холоднее… Андрей Петрович Паршев в своей нашумевшей книге «Почему Россия не Америка?» развил и предельно заострил эту мысль. Действительно, транспортные расходы и затраты на строительство, производство, обеспечение жизнедеятельности в России (не говоря уж о Сибири!) в разы выше, чем в Китае, Корее, на Филиппинах, в Индии, в Малайзии. Но прав он только с одной стороны. Там, где описывает наш трудный климат. Но то, что мы невыгодны для инвестиций, — неправда. Доказательство тому — вся история России. История развития Сибири. Почему еще в начале прошлого века не только отечественный, но и иностранный капитал, например, бельгийский и французский, активно участвовал в добыче угля на сибирских шахтах, положивших начало Кузнецкому бассейну? Климат в Сибири тогда был не мягче, чем сегодня, расстояния не меньше, дороги не лучше, но инвесторов это не пугало. Они шли сюда. И охотно шли.

Тогда же, и на средства уже отнюдь не иностранные, а наши, родные, русские, был построен великий Транссиб. На кого были возложены расходы по его строительству? На потребителя? Нет! МПС брало кредит, а, пустив дорогу в эксплуатацию, устанавливало низкие тарифы и цены на свои услуги. В итоге расходы быстро окупились, несмотря на суровый климат и пространства!

Вслед за этим, казалось, чуть не пол-России и Украины двинулись заселять Сибирь, Дальний Восток. Но шло это не само по себе, не стихийно. Государство разработало стройную программу по освоению Сибири. Сейчас бы мы ее назвали «национальным проектом». Переселенцам помогали льготными, беспроцентными кредитами. Давали наделы земли, леса, пастбищ. Так власть, применяя рыночные методы, управляла и экономикой, и социальной сферой, и решала геополитические задачи».

У царей перед властями «независимой» РФ было несколько преимуществ. Во-первых, собственные, обеспеченные золотом деньги; во-вторых, собственная финансовая политика, включающая право льготного кредитования, регулируемого налогообложения; в-третьих, самостоятельная миграционная политика, позволяющая направлять трудовые ресурсы для развития малоосвоенных регионов; в-четвертых, патриоты-промышленники и финансисты, в основном, из дворян и купцов-староверов, поддерживающие государственные интересы; в-пятых, СМИ, работавшие в целом на интересы державы.

Иностранные инвесторы или бизнесмены в царской России просто вкладывали средства или расширяли сбыт технологий, не претендуя на управление страной.

Программа же «Вашингтонского консенсуса», которую выполнял МВФ, диктовала подчиненной стране все финансовые условия жизни, цены на сырье, области инвестиций.

Чтобы понять парадоксы инвестиций после «реформ» 1990-х, необходимо выяснить, присоединилась ли «независимая РФ» к Вашингтонскому консенсусу и когда это произошло. Ответ отыскался в совсем недавних воспоминаниях Руслана Имрановича Хасбулатова, председателя Верховного Совета РФ. «Экс-спикер российского парламента Руслан Хасбулатов вспоминает в своем блоге о том, как программа внедрялась в России. «Именно эту программу «Вашингтонский консенсус» и взяли на вооружение неандертальцы Гайдара, отбросив как ненужный хлам программу Парламента, одобренную ранее президентом Ельциным, по «мягкому» переходу к социальной модели капитализма. То обстоятельство, что в длительной беседе с тогдашним исполнительным директором МВФ «хитроумным» Мишелем Камдессю, я категорически отверг этот «консенсус», заявив, что Россия нуждается в другой программе реформ, и она у нас имеется, – как мне кажется, стало роковым для российского парламента. С этого времени МВФ и США взяли курс на дискредитацию законодательной власти и безудержную поддержку президентско-правительственной власти. При этом был пущен в массовый оборот лозунг, что «Хасбулатов и «его» Верховный Совет — это противники «хороших» реформ, сторонники «возвращения коммунизма». А Ельцин, Гайдар и прочие — это «рыцари без страха и упрёка», сторонники западных «ценностей», прогрессисты. Только они могут дать процветание народу России». ИА Rex «Крах Вашингтонского консенсуса: мнения экспертов», 12 апр. 2011 г.

Проводимая политика банкиров породила глобальный кризис.

В крахе «Вашингтонского консенсуса» внезапно признался Президент и исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан, выступивший с сенсационным заявлением на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка 3 апреля 2011 года в Вашингтоне. «Он сказал, что основополагающие принципы западной экономики, заложенные в «Вашингтонском консенсусе», оказались нежизнеспособны. Стремление каждого государства обеспечить минимальный бюджетный дефицит, высокие темпы экономического роста, свободного и неподконтрольного государству финансового рынка и либеральных (то есть низких) налогов — все это привело к тому, что мировой экономический кризис стал неизбежным.

Стросс-Кан призвал создать такую глобальную экономику, в которой рисков будет намного меньше, а неопределенности финансового сектора будут регулироваться государством (без ссылок на пресловутый «всемогущий рынок»). При этом деньги и доходы должны распределяться в соответствии с принципом справедливости. Необходимо, по его мнению, придать иное качество глобализации — она должна быть не капиталистической, а справедливой, с «человеческим лицом» (Там же).

Это произвело эффект разорвавшейся бомбы, ведь большинство «независимых» правительств «либерализованных» государств должны были буквально клясться в верности этой программе, выполняя ее неукоснительно. Уже 13 апреля Стросс-Кана арестовали якобы за «сексуальное домогательство». Видимо, его признание 3 апреля вошло в конфликт с планами влиятельных финансовых групп по дальнейшей деиндустриализации планеты.

 

россия После книги Паршева

Книга, хотя ее и попытались не упоминать, оказала сильное влияние на внешнюю и внутреннюю политику, хотя приписывать ей все произошедшие изменения неверно. К тому же, некоторые изменения политики пошли не по советам А.П. Паршева.

В части конкурентоспособности государство сконцентрировалось на добыче сырья, но всей политикой постаралось поднять на него цены, чтобы обеспечить рентабельность. При относительно стабильном росте цен на нефть до 100 и более долл. за баррель появились инвесторы, то же проявилось при экспорте природного газа. Были резко увеличены масштабы экспорта сырья, например, по поставкам нефти РФ перегнала лидера по запасам Саудовскую Аравию. Это позволило выплатить многие внешние долги и увеличить госбюджет до 400 млрд. долл. Проводятся масштабные геологоразведочные работы, в результате которых объемы ресурсов нефти превзошли прежние СССР. Появилась необходимость в модернизации портов. Вместе с тем сырьевая ориентация подавила многие тогда неконкурентоспособные отрасли, а сбыт сырья требует поддержания цен в пределах небольших колебаний от прежнего уровня. Большинство товаров ширпотреба обеспечивает импорт.

В то же время поддерживалась другая конкурентоспособная продукция – военная, которая стала продаваться в другие страны мира. На внутреннем и международном уровне были сделаны многие шаги для обеспечения поставок недостающего сырья: марганца, хрома. Здесь главным препятствием для сбыта стала потеря союзников в результате войн НАТО и революций.

Зарубежные инвестиции шли в соответствии с «Вашингтонским консенсусом» только в сферу услуг (развитие сетевой торговли и пр.), недвижимость и частично в добычу сырья. Запрещалось взимать налоги с иностранных ТНК и крупных капиталов.

Влияние климата на рыночную экономику, тем не менее, никто не отменял. Например, миграция всегда идет из южных районов в северные, а не наоборот, так как в южных республиках можно прожить на меньшие доходы. В холодных регионах меньше инвестиций в строительство. Характерными явлениями стали не только покупки богатыми недвижимости в теплых странах, но и поиски отечественными нефтяными компаниями возможности купить право разработок нефти в теплых странах (Ираке, Венесуэле). В РФ порции блюд уступают по размерам странам Европы и южным странам, а цена их выше. Очень высокая цена услуг, начиная от фирм бытового обслуживания и такси до нянь, сиделок и домашней прислуги, которая практически отсутствует, как сословие. Все это не случайно, а следствие высоких издержек при бизнесе, в том числе, за счет тяжелого климата.

В конце 1990-х были трезво оценены возможности зарубежных инвестиций в РФ с учетом издержек, обусловленных тяжелым климатом, и выбрана доминирующая сырьевая ориентация экономики и частично оборонная. Процесс инвестиций из-за рубежа направлялся политикой «Вашингтонского консенсуса», что оставило неконкурентоспособные отрасли промышленности РФ фактически банкротами.

ИГОРЬ ЗАХАРОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *