СТУПЕНИ МАСТЕРСТВА

admin Статьи из газеты №10 (2013) 0 Comments

«Ступени мастерства»
(СПб, Манеж, 1.03 – 3.04 2013г.).

Выставка художественных работ учеников И.С.Глазунова прямо-таки окрыляет, заряжает бодростью, даёт надежду на то, что русское искусство выживет и не отступится от принципов высокого мастерства и уважения к жизни. Встреченные мною на выставке знакомые выразили свои впечатления кратко и эмоционально: одна знакомая – «Интересно!», другой – «Какая радость!». Действительно, как будто вся атмосфера залов Манежа пронизана ощущением радости и приподнятости. Возможно, что чувство приподнятости связано ещё и с молодостью участников выставки – ведь перед нами — курсовые и дипломные работы.

Я думаю, что каждый возраст имеет перед обществом неписаные обязательства, данные нам самой природой. Молодёжь вливает в общество энергию, старшее поколение направляет эту энергию в русло созидания и творчества. Такое понимание взаимоотношения поколений больше может сказать об Академии, чем привычное: учитель – ученик.

«Направляют энергию, талант молодёжи в русло созидания и творчества». Каких духовных, идеологических, методологических ценностей придерживается Академия для воспитания творческих личностей, профессионалов высокого класса, убежденных созидателей, людей широкого кругозора, способных к развитию (понятно, что к развитию не способно так называемое «современное» искусство с его идеологией: каждый за себя и только сейчас).

Предоставим слово самой Академии:

«Художники ориентируются на великих мастеров прошлого: Микеланджело, Рубенса, Шишкина, Репина и других представителей отечественной и европейской школы Высокого Реализма».

«Реалистическая живопись – это обожествление окружающего мира».

«В картинах должна быть выражена Идея, причём та, без выражения которой художник не мыслит своей творческой жизни».

«Профессиональные навыки «сочинения», где и пластика, и психологические связи фигур, рассматриваются только в связи с реальной жизнью человеческого естества».

Назначение любого учебного заведения – учить. Правильность методов обучения, в которых всегда присутствуют идеологические моменты, проверяется уровнем профессионализма учеников. Молодые художники просто поражают своим профессиональным мастерством. Жест, поворот головы – естественны и правдивы. Вот «Портрет современника» (худ. Третьякова М.О., рук. Слепушкин Д.А.) – кажется, что не только сам молодой человек, но и каждый мускул его тела как будто чего-то ожидает. Непосредственность позы читающей лёжа девушки; сила движения в исторических картинах; чувство свободы, ощущение пространства в пейзажной живописи («Март», худ. Худяков В.А., «Соловки», худ. Мочалин, руководитель Афонин А.П. и др.) Всё это не только результат таланта художников, но и главного принципа преподавания – научить рисовать. Сравнивая живопись советского периода и послеперестроечного, Глазунов когда-то пошутил: «Для того, чтобы нарисовать аплодисменты, надо было всё-таки уметь рисовать руки».

И конечно, всякому понятно, что обучение мастерству должно быть традиционным, опираться на успешное прошлое, а не рыть пропасть между ним и современностью. Копировальный класс (1-ый курс) может дать представление о методах обучения в Академии и своим совершенством вызвать эстетическое наслаждение. (Копии с оригиналов – Рубенс. Энгр, Рембрандт, Ван Дейк, Суриков, Иванов и многие другие). Уже упоминание этих имён говорит о приоритетах Академии. В изучении человеческого тела – опора на античность. И сразу же перед глазами даже неискушённого в искусстве человека выплывут как будто из подсознания великолепные залы Петербургской Академии живописи и гордое, жизнеутверждающее, академическое искусство начала 19-го века. Об основной цели Академии можно сказать просто и четко: на основе возрождения традиций сохранить академическое наследие русской и мировой культуры. Наверное, именно воспитание традиций в искусстве, расширение кругозор молодых художников, осознание ими огромных достижений и возможностей русского искусства — и обусловило патриотическую направленность их творчества, исключило для них опасность быть, «Иванами не помнящими родства».

Любовь к России дала им ту «идею, без выражения которой художник не мыслит своей творческой жизни», т.е. дала им положительный идеал, научила их творить «во времени и пространстве», видеть и чувствовать красоту русской природы и русского лица, самобытность русского архетипа.

Патриотизм художников сказывается в выборе сюжетов исторических картин и общественных деятелей, портреты которых они пишут.

Портрет писателя Шмелева И.С. (худ. Насыпова Д.В., дипломная работа 2007 г. рук. Слепушкин Д.А.) — певца добрых человеческих чувств, принуждённого после революции жить вдали от родины.

Портрет Ф.В. Растопчина (худ. Бодянский Д.С., дипломная работа 2012 г., рук. Слепушкин Д.А.) — героя 1812-го года, градоначальника Москвы, подвижничество которого в деле спасения России от Наполеона смогли оценить в полной мере только теперь.

Портрет митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна (худ. Москвитин Ф.А, дипломная работа 1998 г.). По всем канонам портрет можно назвать парадным. Наверное, такая форма изображения выбрана художником продуманно, она тактична для изображения духовного лица. Торжественность, спокойная уверенность, блестящее облачение. Вся нагрузка на одухотворённое, строго спокойное выражение лица. Защитник русского народа в первые годы перестройки.

И, конечно, портрет В.И. Белова (худ. Мертын О.В., рук. Слепушкин Д.А., дипломная работа 2012 г.), писателя, который увековечил русский архетип в произведении «Лад», увековечил в своих рассказах свою родную деревню и своих земляков. Художник ездил к тяжело больному писателю в деревню Тимониху на Вологодчине, чтобы нарисовать его перед самой смертью.

О выставке можно сказать: она о человеке и для человека. Что нового в изображении человека в современном реалистическом искусстве и, соответственно, в произведениях, представленных на выставке? Глубокий психологизм. Во всех картинах и пейзажах тоже присутствует неравнодушная личность автора, нет отстранённости художника от его произведения.

Интересны костюмированные портреты. Молодые девушки позируют в русских костюмах 19-го века, молодые люди в дореволюционной военной форме. В картинах из цикла «Русские свадьбы» художники стараются передать достоверность события, передать, как оно происходило в русских сёлах 19-го века. Радует гармония костюмов и лиц тех, кто в них позирует, радует проницательность художников. Есть ещё русские люди!

Любопытная деталь: несколько работ имеют тот же сюжет и название, что и у И.С. Глазунова, но выполнены совсем по-другому: «Раскулачивание», «Изгнание торгующих из храма», «Царевич Димитрий».

После хамоватости реклам, безвкусицы витрин, какой-то неопределённости городской толпы попадаешь, наконец, на выставку и через некоторое время замечаешь, что вместе с тобой на выставке люди, с которыми можно было бы и пообщаться. Стою перед картиной «Пристань» (худ. Юшманова. Т.С., 2003г., рук. И.И. Глазунов). Обращаюсь к рядом стоящей паре: «Кто не жил в русской деревне, тот не поймёт! Да есть ли сейчас такие люди?». И ожидаю грустного сетования по этому поводу. А они неожиданно мне в ответ: «Есть, уверяем, что есть!». И ведь поняли меня! А на картине русские люди из глубинки как будто герои рассказов В.И. Белова, сохранившие человечность в нечеловеческих условиях жизни, сохранившие достоинство, ощущение общинности и доброту. Может, и правда, есть, раз есть такие художники.

 

Белицкая Н.А.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *