Чарльз Диккенс… и мы

admin Статьи из газеты №1 (2013) 0 Comments

«…внимательно вглядываться в окружающую жизнь

и стремиться к истинному и благородному в ней».

Письмо Диккенса к Эмилии Джилли, 1857г.

В 2012-ом году исполнилось 200 лет со дня рождения великого английского писателя Чарльза Диккенса. Хочется вспомнить его и в связи с наступающим светлым праздником

Рождества и провести параллель между некоторыми событиями, разыгравшимися в нашей стране, и художественным отражением подобных явлений в Англии в произведениях Диккенса.

Диккенса считают певцом рождественских праздников, отразившим их глубинную суть. Рождество – это, действительно, самый светлый праздник человечества, по детски наивный, по взрослому философский, дающий надежду на победу Добра над Злом. Именно так воспринимает этот праздник писатель. «Рождественская песнь в прозе». Добрая счастливая атмосфера праздника заставляет главного героя рассказа вспомнить своё детство, и в сердце чёрствого человека пробуждается сочувствие, понимание окружающих людей, Добро в его сердце побеждает Зло. Мировоззрение Диккенса близко традиционному русскому православию, хотя у него нет, судя по его произведениям, интереса к религиозным догмам. Есть уважение к законам жизни, восхищение красотой мира и человеческой души. Мы можем найти в Диккенсе союзника в борьбе с мировым злом за сохранение нравственных устоев и справедливости. «Когда я писал, я служил своей стране, — замечает писатель, утверждая патриотизм как творческое созидательное чувство.

Что писал о Диккенсе Ф.М.Достоевский: «Между тем, мы на русском языке понимаем Диккенса почти также как англичане, даже, может быть, любим его не меньше его соотечественников. …Такое понимание чужих национальностей – особый дар русских перед европейцами…дар этот чрезвычайно значителен и многое русским предназначает». Так что, обращаясь к творчеству Диккенса, мы подтверждаем эти особенности русского архетипа. В дореволюционной России Диккенс был самым любимым автором среди европейских писателей, в советское время (40-50-ые годы) неоднократно переиздавался, после перестройки наступила пора умолчания.

Факты биографии великого писателя выглядят небольшими прозрачными ручейками по сравнению с огромным океаном его воображения, его литературных персонажей, живых и достоверных. Но эти факты биографии и были теми родниками, которые заполнили океан бушующей, пенящейся влагой.

Чарльз Диккенс родился в Лондоне, в семье мелкого служащего казначейства морского ведомства. Отец его был человек состоятельный, при том артистически настроенный. Когда он получил назначение в Чэтем (графство Кент), то жизнь в полусельской местности стала для мальчика волшебством: игры на лужайке, прогулки, посещение с сестрой одной частной школы старой дамы, детский театр, собственные успехи в декламации. (Через 36 лет уже прославленный писатель приобрел здесь имение). Ребёнок рос в атмосфере любви, доброты, увлечения поэзией и сценой. Таковы были, наверное, окружающие люди, знакомые. Это была «старая добрая» Англия, уходящая корнями в архетип английского народа, — определение, которое у прежних поколений было на слуху, а в нынешнее время совсем исчезло.

Достоевский пишет: «Однако, как типичен, своеобразен и национален Диккенс!» Наивно – трогательные герои Диккенса с врожденным чувством доброты, богатые внутренней жизнью, без внешних эффектов. Уютные гостиные, где собираются любящие друг друга родственники. Прекрасная дружба молодых людей, способность к самопожертвованию ради близких. Во всём присутствует камерность, изящество, определенность и устойчивость чувства. Сколько душевной теплоты вкладывает Диккенс в изображение своих положительных героев! Эти люди – его нравственная опора, как сказали бы наши русские

 

 

писатели – его «малая Родина». Этот национальный архетип мы встречаем у Кронина «Цитадель», у Бёрнса, у Колдуэлла (перевод Пушкина «Пью за здравие Мери»), Айсор Мердок («Чёрный принц»).

Вернёмся к биографии писателя. Для Диккенса настали тяжёлые времена: его семья была разорена, отец был брошен в долговую тюрьму, мальчик попал на фабрику по производству ваксы. Работные дома, долговые тюрьмы, где Чарльз навещал своего отца, школы и приюты для бедных детей – всё это будущий писатель знал не понаслышке. Судьба его семьи и его самого не была редкостью в Англии того времени. Вот характеристика очевидца: «Только потолкавшись несколько дней по главным улицам, с трудом пробиваясь сквозь бесконечные толпы людей, только побывав в «трущобах» мирового города, начинаешь замечать, что лондонцам пришлось пожертвовать лучшими чертами своей человеческой природы. Каждый смотрит на другого только как на объект для использования. …Везде варварское равнодушие, беспощадный эгоизм…мудрое правило – каждый за себя».

40-ые годы Х1Х века в Англии названы современниками «голодными сороковыми». (Ну, как у нас в ХХ веке — «голодные девяностые.»

«С каждым часом во мне крепнет старое убеждение, что наша политическая аристократия вкупе с нашими политическими элементами убивают Англию», — пишет Диккенс.

Так в чём же причина внедрения в Англии убийственной для её народа идеологии? Что происходило в Англии? Почему тип человека, столь любимый Диккенсом, был выброшен из жизни, отодвинут на задний план? То, о чём писатель говорит художественными образами, современный учёный Н.Стариков объясняет экономически в книге «Национализация рубля – путь к независимости России». Он видит причину происходящего во внедрении частного наднационального, не подчиняющегося государству банка – «печатной машинки», как называет его Стариков. Для банкира появилась возможность выдавать больше «золотых расписок», чем он имел реального золота. Без государственной поддержки одним «менялам» было не устоять, они поделились своей идеей с королём. Вильгельмом Оранским. «Первой конторой «делания денег из ничего» стал банк Англии – частный банк, акционерами которого были банкиры и король. …Первая в истории человечества печатная машинка, с помощью которой появилась возможность покорять мир», — пишет Стариков. Банкиры обезопасили себя на случай: «А вдруг король передумает» принятием Билля о правах, ограничивающим власть короля. А дальше всё пошло как по маслу, и к Х1Х веку Англия стала главным источником идеологии победивших страну банкиров: страсть к наживе, неуважение к человеческой жизни, вседозволенность как сознание собственной исключительности. С последствиями этой идеологии и столкнулся Диккенс – в романе «Оливер Твист», по словам литературоведов, преобладает зловещая сатанинская обстановка. С этой идеологией столкнулись не только персонажи Англии, с ней столкнулось всё человечество. Установление мировой торговой гегемонии, создание обширной британской империи. Впервые обозначились принципы колониального режима и его последствия: невозможность развития, подавления национальных особенностей народа, понижение образования или полная ликвидация его, пропаганда аморальности, сокращение численности народа. В настоящее время колониализм потерял официальный правовой статус, но это не значит, что его нет. Надо помнить, что «печатная машинка» ни перед чем не остановится, чтобы не выпустить захваченные колонии на свободу. И достигается это путём «ноу-хау» — разжиганием смуты внутри сил противника.

Вспомним наши 90-ые годы: погром культуры, образования, промышленности – всего, что еще сохранилось. Такие передачи по телевизору: «Я стыжусь, что я русский»,

 

 

 

пропаганда «мата» прямо с экрана, и так сказать «новые технологии»: дискотеки со слабой подсветкой, где продавались наркотики. И теперь, когда страна пытается выкарабкаться из

режима колониальной зависимости, используется этот испытанный приём «ноу-хау» — разжигание смуты внутри страны.

Дореволюционная Россия с традиционной христианской идеологией, с государственной банковской системой, с невозможностью хозяйничать на её территории всегда стояла на пути полного закабаления мира. Экспансию на Балканах Англия осуществляла через Турцию. Премьер-министр Дизраэли (1804 – 1881) не только оправдывал, но и провоцировал свирепства Османской империи в Сербии и Болгарии.

Недаром все наши олигархи кучкуются в Лондоне, все наши россияне, проживающие в Англии, проголосовали за Прохорова. Интересует также, на какой идеологической платформе стоит образование в Англии, к которому так старались подтянуть образование в России наши либералы? Страшно, когда к власти приходят люди, нравственные принципы которых противоположны традиционным, общепризнанным.

Опять же вернёмся к биографии Диккенса. Родители его получили небольшое наследство, отец вышел из тюрьмы, Чарльз – вначале писец, затем клерк в конторе адвоката. Возрастает роль прессы, Диккенс становится газетным репортёром. В 1832-ом году публикует «Очерки Боза» — карикатуру на работу парламента. В вышедшем затем романе «Записки Пиквикского клуба» Диккенс рисует скорее не современную ему жестокую бесчеловечную Англию, а «старую добрую» Англию, восхищаясь её добродушием в лице старого чудака Мистера Пиквика, которого можно назвать английским Дон-Кихотом. В 1836-ом году Диккенс женится на Кэтрин Хогарт, дочери своего бывшего издателя. Дом его наполняется новой жизнью, в которой участвует и он сам. Страстный любитель театра, Диккенс организует у себя драматические постановки, в которых участвует и он сам. В 1943-ем году писатель издаёт «Рождественскую песнь» — культ семьи, дорогие     лица, идиллия среди суровой зимы.

В это время Диккенс становится редактором газеты «Daily Mail». Один за другим выходят его романы. В 1850-ом году Диккенс находится в зените славы. Обладая актёрскими данными, Диккенс сам читал свои произведения перед публикой. Известно, что на одном таком чтении в Париже был И.С.Тургенев. В издаваемом Диккенсом журнале «Домашнее чтение» были напечатаны два рассказа из «Записок охотника» — «Львов» и «Певцы».

С каких идеологических позиций можно подойти к творчеству писателя? Классовый характер мировоззрения Диккенса, которое ему приписывали в советское время, совершенно не соответствует истине. «Тяжёлые времена» — отрицательное отношение к идее вооружённого восстания рабочего класса, вожаки чартистского движения вызывают у него резкую неприязнь. Отрицательно относится Диккенс и к Великой Французской революции, соглашаясь с Эдмундом Берком «Размышления о французской революции» (1790 г.), который рассматривает события во Франции как великий заговор философов с целью ниспровержения всего, что было свято и традиционно у нации. Добро и Зло, человечность и бездушие – вот проблема, которая вдохновляет Диккенса на создание великих произведений. «Это конкретный мир, где Добро и Зло присутствует в своих крайних формах», — пишет о творчестве Диккенса Голсуорси.

И заложники в этой борьбе – дети. Они больше других страдают от ломки национального архетипа, от внедрения «печатной машинки». «Оливер Твист» — первый «роман воспитания» — так назвали критики многие романы писателя. Страшная фигура Фейгина – это олицетворение Зла, посягающая на души детей, развращающая их, перед которым жестокие ублюдки – служители детских приютов кажутся только подмастерьями по сравнению с настоящим мастером! Беспризорные голодные дети! Вспомним, что

 

 

творилось у нас в 90-ые годы. Дети ходили стайками, попрошайничали. А в центральной России, в маленьких городках, когда закрывалось единственное предприятие, на котором работало население этого городка, а в магазинах только водка?! Голод, бродяжничество.

Это был уже явный геноцид, прямой удар по народу. Затем уничтожение детства стало не столь явно. Уродливые игрушки, аморальность детских передач, зверские мультики, замутнение детского сознания пропагандой толерантности к Добру и Злу. Но нагло в открытую развращать детей становится всё труднее. От посягательства на души наших детей ювенальной юстиции и «полового воспитания» мы пока отбились. Положение детей в стране – это лакмусовая бумажка для характеристики правительства этой страны. А принятие закона «Димы Яковлева» вселяет в нас надежду на то, что наше правительство национально и освобождается от гнёта «печатной машинки».

Приведём высказывания некоторых отечественных исследователей творчества Диккенса: «Достоевского и Диккенса сближает нравственное христианство, соединение философского и злободневно – политического содержания романов».

«В художественной системе Диккенса и Достоевского лежит близость нравственно этического идеала. …Заключается она в триединой природе, представляя собой единство добра, красоты и истины».

«Русских и английских положительных героинь объединяет сознание нравственного долга, а не страсть».

«Особенно непримиримо Диккенс относился к введению в произведение непристойностей». (Что бы сказал Диккенс о либеральной интеллигенции, пафос творчества которой порнография?!).

Работоспособность писателя удивительна, удивителен также одинаково высокий уровень его произведений, в которых высвечивается живая жизнь и озарение замечательного человека и художника. Интерес в наше время к идеологии писателя возрастает. Например, в Екатеринбурге в изд. «Сократ» под ред. Ф.Еремеева, 2009г есть статья, об отношении Диккенса к христианству.

Наберусь дерзости и скажу о себе: по мере того, как я обдумывала статью, во мне росло чувство огромной благодарности к писателю за ту яркую бескомпромиссную позицию, которую он занял в борьбе Добра и Зла, провёл резкую грань между ними. Можно сказать, что схватка светлых и тёмных сил получила в произведениях Диккенса почти космическое звучание. Спасибо писателю за бескомпромиссность позиции.

 

Белицкая Н.А.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *