КИН6ЧЕВ УДИВЛЕН

admin Статьи из газеты №1 (2013) 0 Comments

30 декабря руководитель Волгоградского отделения Правозащитного Центра РОД Михаил Панин получил 4 суток административного ареста в порядке статьи 20.3 КоАП — «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». Предметом претензий представителей местных правоохранительных органов, переданных в суд, стали несколько фотографий с его страницы в социальной сети ВКонтакте, включая фото Константина Кинчева, выступающего на концерте.

Сам Михаил, уже вышедший на свободу, связывает судебное преследование с местью руководства местного Центра по противодействию экстремизму за его правозащитную деятельность. В связи с этим случаем АПН взяло интервью у Константина Кинчева: http://www.apn.ru/publications/article28093.htm

— Константин, Вы уже в курсе происшедшего в Волгограде эпизода. Можете как-то его прокомментировать?

— Я в шоке и растерянности. Дожил. Оказывается, теперь мою фотографию можно использовать, чтобы сажать людей. Это же так удобно для Центра по борьбе с экстремизмом — достаточно человеку сказать, «я — русский» и разместить в социальной сети мою фотографию с концерта, чтобы его можно было посадить.

— Собираетесь ли Вы предпринять какие-то шаги в связи с произошедшим?

— Я не очень подкован юридически и не знаю, что тут можно было бы сделать. Подать в суд на суд или что-то ещё… Но я, безусловно, готов поддержать пострадавшего, если нужно будет где-то что-то заявить, только опять же не понятно, что заявлять и где. Человека закрыли за «изображение певца Константина Кинчева», у меня еще вопрос, — а носителю «изображения» т е мне, например, за хлебом можно выйти? Или уже сам мой вид, является поводом для социального напряжения?

— Вы видите какую-то аналогию между последними событиями и тем, что происходило в конце восьмидесятых – начале девяностых вокруг Вас и группы Алиса?


— Ну да, на меня еще в 87 ярлык навесили, и с тех пор тянутся обвинения. Наверное, ЦПЭ было очень удобно использовать привычный шаблон. Другое дело, в дальние давние годы, суд я выиграл, и все обвинения были сняты, даже принесены извинения, не знаю, возможно ли такое сейчас.

— А сами Вы фотографию эту видели? С ней всё в порядке, как считаете?

— Видел. А что с ней не в порядке? Это концертная фотография, там меня в любом ракурсе можно было бы подловить, у кого какая фантазия… Мне руки, что ли, связывать? И ноги, заодно.

— Хотите что-то сказать самому Михаилу Панину?

— Чтоб держался. Мы скоро будем в Волгограде, пусть приходит на концерт.

От редакции мне хотелось бы заметить, что сами по себе действия представителей полиции в этом деле выглядят для нас общественно опасным злоупотреблением правом.
Сама статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях сформулирована следующим образом:
Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, — влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей с конфискацией нацистской или иной указанной атрибутики или символики либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией нацистской или иной указанной атрибутики или символики.

Нам вполне очевидно, и представителям ЦПЭ должно быть очевидно тем более, что символ — это знак для отображения идеи, предмета или явления.
Фотография Кинчева не может быть ни нацистской символикой, ни нацистской атрибутикой, потому что сам Кинчев никак не связан с нацизмом и, соответственно, не может это явление отображать. Обратное пришлось бы доказывать, но это не было сделано и, разумеется, не будет — в связи с полной бесперспективностью подобной затеи.

Начав с запрещения концертных фотографий на основе того, в какой момент, у кого, куда направлена рука, можно было бы дойти в маразме до запрета съёмок постановок балета или, к примеру, занятий зарядкой по системе Мюллера.
Но российское законодательство, на самом то деле, не запрещает людям принимать любые позы, в том числе вскидывать руку вверх, находясь в движении. Законодательство вообще не может запрещать человеку делать какие-то жесты, а другим людям — фотографировать движущегося человека.
Если у граждан из ЦПЭ внезапно оказываются «такие картинки», им, возможно, следует задуматься о собственной профессиональной карьере и перейти на работу в место, не связанное с охраной правопорядка, где их такие картинки будут меньше донимать. Разумеется, Михаил Панин не собирается соглашаться с приговором суда. Как он сообщил по телефону, он намеревается оспорить судебное решение в вышестоящей инстанции.
Остаётся на своём месте на панинской странице в социальной сети и фотография Кинчева.

Интервьюировал СЕРГЕЙ НЕСТЕРОВИЧ.

rohanwarrior

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *