МЫСЛИ ВСЛУХ ПОД НОВЫЙ ГОД

admin Статьи из газеты №50 (2012) 0 Comments

Последние дни уходящего 2012 г. Еще один тяжелый, напряженный и неблагоприятный для экономики и политики нашей страны период, 12 месяцев, заканчивает свое существование.

С детских лет я любил праздники, связанные с Новым годом. Первое десятилетие послевоенных лет под Новый год нам дарили подарки, обязательно была елка, украшенная гирляндой, игрушками, конфетами, шоколадками. Было весело, мы играли, танцевали и с удовольствием получали от Деда Мороза подарки, которые он или срезал с елки или доставал из своего мешка. Если не считать последние 15-20 лет новогодние праздники всегда проходили весело и с каким-то предчувствием исполнения желаний и надежд. И надо сказать, что реальные желания и надежды часто сбывались; новый костюм, рубашка, беговые коньки, лыжи, хорошая книжка, общество родственников, друзей. В студенческие годы веселые застолья с танцами, с лотереей, с бал-маскарадом. Каждый придумывал какие-то маски, костюмы. Особенно шикарных вещей, дорогих безделушек не было, но зато было все необходимое: добротные костюмы, сшитые из «бостона», туфли и самое главное — полная уверенность в том, что завтра, в следующем году, жить будем лучше, больше будет возможностей. Поэтому занимались спортом, выступали на соревнованиях, борясь как за командные, так и за личные первенства. Учились красиво танцевать, уважали и оберегали наших девчонок и ковали свое будущее.

Страна была большая, это была наша страна, и мы были уверены в том, что ее никогда и никто не сможет у нас отнять. В институте я хорошо учился. Занимался научной работой, принимал активное участие в студенческих строительных отрядах, был активным и преданным своей Родине комсомольцем. Находил время для спорта. Занимался борьбой, тяжелой атлетикой, боевыми искусствами, участвовал в соревнованиях. Мне везло на тренеров. Помню своего первого тренера по классической борьбе, мастера спорта Виктора Еланского, который категорически запрещал курить и употреблять спиртные напитки. Запах пива мог стать причиной отчисления из команды. Позднее, тренеры по боевому самбо, и один, и второй, уже в Ленинграде, говорили, что хороший спортсмен должен хорошо учиться и добавлял: «Нам дураки и троечники не нужны». Он имел в виду не только учебу, но и качество характера, физическую силу, выносливость, настойчивость в достижении цели, мужскую дружбу и профессионализм. Это жизнь и ее качественное и эстетическое содержание воспринималось нами как должное и необходимое.

Как правило, мы в школьные и студенческие годы читали много художественной литературы. Увлекались историческими романами, а позднее политическими. В институте я стал регулярно читать журнал «За рубежом», различные газеты. Время от времени мне удавалось почитать запрещенную политическую литературу, поэтому сразу после института я закончил двухгодичные курсы лекторов-международников и получил доступ к атласу агентства «ТАСС», при горкоме партии, где печатались неизмененные переводы с иностранных газет. Побывал за рубежом в составе делегации. Познакомился с представителями руководства обкома комсомола, ЦК ВЛКСМ и уже тогда, в 70-х годах, стал понимать, что со страной делается что-то неладное. Продолжал повышать свое политическое образование, не прекращая заниматься научной работой.

Я на шестом курсе весной совершил турне со своим научным студенческим докладом по городам Симферополь (Крым), Ленинград, Москва. Выступил на студенческой международной, научной конференции. Кафедра и НСО (научно студенческое общество) подали на меня документы для зачисления в штат института.

Первой неприятной неожиданностью было для меня распределение на выпуске из института, когда меня и в том числе нескольких отличных ребят, занимавшихся научной работой, имевших хорошие показатели в учебе, всех нас научных студентов распределили в такие места, где для выполнения научной работы возможности не могло быть. А в институте оставили второгодников, двоечников, троечников и несколько активистов. Я отказался ехать к моему месту назначения, остался в своем городе. Естественно, работа у меня была, и я мог продолжать научную работу на кафедре.

Через год в институт приехала комиссия. Когда ректора (Петра Моисеевича Поспелова) спросили, почему в институте остались двоечники и люди, неспособные к преподаванию и научной работе, а ребята, имеющие научные способности, не получили вакансий, он ответил, что ему НСО и деканат не подали документов на этих ребят. Это была неправда. Петр Моисеевич практически всех нас знал в лицо, он оставил на кафедре моего однокурсника Мишу Фаликовича.

Кстати, с оглядкой назад, неплохое время было. После каждого экзамена в летнюю и зимнюю сессию мы с Мишей Фоликовичем шли в ресторан «Михайловский». Заказывали салаты, суп, цыпленка табака ( большого и ароматного, с чесноком, на всю тарелку, который стоил 1 руб. 62 коп.), бефстроганов; чтобы все это усваивалось, мы брали бутылочку «Столичной» (стоила 3 руб. 5 коп). В конце все это запивали хорошим чаем или кофе, потом заказывали по 2 порции сливочного мороженого и по чашке горячего шоколада. На все эти удовольствия у нас уходило около 4 часов. На 1-м и 2-м курсах Миша Фоликович говорил мне, что я русский и что мне более чем достаточно одного образования, а наука мне не нужна. Сам он тоже наукой не занимался. Что я ему отвечал? «Свои пятерки ты берешь не головой, а задом. Например, на микробиологию давали девять дней. Ты, Миша, за подготовкой к экзамену просидел десять. Мне из девяти дней хватило четырех. Пять дней я занимался в спортзале и ходил на бальные танцы с шикарной партнершей. На экзамены ты пришел в 8.00 утра, чтобы решить вопрос с билетами для себя, для Беллы Коган, и Володи Зусмана. А я пришел в 11.00, хорошо выспался, экзаменующего преподавателя не выбирал, получил свою пятерку, а ты свою, и вот мы снова сидим в ресторане и принимаем этот шикарный обед». Миша снова пытался говорить о своем превосходстве, на что я ему отвечал: «Ты превосходишь меня своим толстым задом, который ты утомил, сидя на стуле и готовясь к экзамену. А когда ты поехал в Одессу, ты взял мое пальто реглан и мой красивый клетчатый шарф. Почему ты все время говоришь о своих деньгах и так плохо одеваешься?» Миша обижался, наливал еще стопку водки, выпивал и говорил: « Ну какой ты вредный парень! Причем тут мой зад? И пальто с шарфом вспомнил. Я больше никогда ничего у тебя не попрошу». « А что, мои модельные туфли тебе завтра не пригодятся, когда ты пойдешь к своей девушке?» – спросил я. Миша встрепенулся, покрутил своими выпуклыми глазами сначала в одну сторону, затем в другую, и настороженно спросил: «Откуда ты ее знаешь?». «Так я же местный, и она местная. Отец у нее директор самого большого гастронома. Я у него беру коньяк армянский и что-нибудь вкусное на закуску по праздникам. И Соню я тоже знаю, красивая девушка, для тебя это слишком много. Миша помолчал, потом сказал: «Туфли я, конечно, на вечерок попрошу». «Пожалуйста, — ответил я, — дело деликатное. Туфли тебя хорошо украсят». Вот так и проводили время за обедом, беседовали, спорили и не держали друг на друга зла. Но Мишу оставили в институте, а меня распределили.

Пошли серые будни моей врачебной практики. Дни, месяцы летели, как секунды. Я набирался знаний, опыта. начались первые стычки на профессиональной основе.

Научная работа у меня была по неврологии, но так как по роду своей деятельности я начал работать с детьми, болеющими БА (бронхиальной астмой), я взялся за это заболевание. Общепринятые методы лечения были абсолютно неэффективными, и я стал искать другие способы лечения. Довольно скоро стало понятно, что стандартные способы так называемого лечения не учитывают причину заболевания, характер нарушения бронхиального дерева и систему дыхания в целом. Поэтому я принял правильное решение: надо обеспечить доступ натурального лекарства в легкие, активировать кровоснабжение самого легкого и вспомогательной системы дыхания, т.е. я стал применять ингаляции с фитонцидами, дыхательную гимнастку и физические упражнения. Дети у меня стали выздоравливать, успехи меня радовали, но совсем по-другому реагировало руководство детской патологи города и прочих им подобных. В эти же годы стали появляться пациенты, которых стали лечить гормонами, – появилась гормонозависимая БА, более тяжелая форма.

Мне стало понятно, что для лечения данной патологии необходимо более активно идти в бронхи с одновременной активацией периферии легкого. Тогда я выписывал «Вестник хирургии». В одном из номеров я прочитал статью академика Углова об интратрахеальном способе лечения БА.

В те же дни я заинтересовался восточными методами лечения. Вскоре я поехал в Алма-Ату на специализацию по анестезиологии и реаниматологии с бронхологией. Мне повезло, я попал на курсы профессора Чибуновского В.П., у которого получил хорошие знания по вегетологии, а чуть позднее я прошел обучение восточным способам восстановления здоровья. И в то же время вечерами три дня в неделю занимался атлетизмом и йогой. Через год я вернулся в свой город здоровым, сильным, гибким и понял, что все, что я теперь знаю, умею в т.ч. спорт, траволечение, йогу можно соединить в поэтапную, целенаправленную систему восстановления здоровья практически при любом заболевании.

И я взялся за дело. Вскоре мне стали покоряться одно за другим десятки заболеваний. И я понял, что позвоночник, головной и спинной мозг тесно взаимосвязаны, фактически это единая функциональная система, от которой зависит здоровье и происхождение большинства болезней человека. Тщательно изучив появление и развитие патологий у детей, я также большинство заболеваний детского возраста связал с этой функциональной системой. Стало понятно, что при каждом заболевании есть своя начальная причина. Правильная диагностика и лечение этой причины помогает восстановить здоровье и разработать профилактику этих заболеваний. Встал вопрос о подборе естественных способов лечения.

Последующие 25 лет мною была разработана концепция развития острых и хронических заболеваний, и мне удалось предложить эффективные способы восстановления здоровья при многих так называемых «неизлечимых» заболеваниях без химиопрепаратов и гормонов. Также мне удалось написать несколько книг, доказать себе, прежде всего, что я прав и научился противостоять хорошо организованной химической мафии, которая вместе с чиновниками уничтожает детей и взрослых, а вместе с ними всю науку об искусстве врачевания.

По сути дела идет война против нашего государства, культуры с использованием современных медицинских способов уничтожения. Вдобавок к этому, враги разрушили нашу экономику, уничтожили армию. Они же каждый год уничтожают или делают инвалидами более ста тысяч детей и подростков.

Я еще раз повторяю, идет война, наглая, лживая, неприкрытая против русских как этноса, а также этнически русских татар, башкиров, чеченцев, ингушей и т.д. Т.е. уничтожается русское государство вместе со всеми видами этноса, которые в нем проживают. Поэтому мы должны сообща вести борьбу за выживание и будущее наших детей.

Мы должны взять на себя всю меру ответственности за все, что произошло, объединиться, выбрать лидеров, умных, боеспособных с горячим сердцем и холодной головой. Где бы мы не служили, как бы не назывались по этносу, мы должны глубоко осмыслить истину, что у нас одна страна, единая и неделимая. И она такой будет, пока мы все вместе называемся русским народом, а наша Родина – Россией.

С Новым Годом, земляки! Здоровья вам, светлого ума, благородства, мужества, и, как результат объединения всех этих качеств, большого человеческого счастья.

А.И.СУХАНОВ,

Председатель РСД

Профессор

 

20 января 2013 года состоится очередное заседание членов и правления РСД. Тема заседания: «Будущее детей России» в 18.00 в зале «Петровский» гостиницы «Россия».

Тел: 903-99-74

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *