«Гони природу в дверь — она влетит в окно»

admin Статьи из газеты №49 (2012)

Один из споров Демокрита с Гиппократом, закончился словами: «Много есть, Гиппократ, бесконечности миров и никогда, товарищ, не приуменьшай богатства природы».

Связывают ли сегодня хирурги осложнения после операций с космическими явлениями, с лунным циклом или психическими изменениями? Менее всего… Можно ли без последствий провести операцию? Менее всего. Любое хирургическое вмешательство ведет к нарушению рефлекторных связей в организме. Любой, даже самый идеальный хирург, блестяще проводящий операцию, никогда не может предугадать последствия этой операции, которые могут проявляться в организме пациента как угодно и в чем угодно, даже спустя многие годы. Хирург видит ткань, но никак не взаимодействие многочисленных рефлекторных связей в организме человека, а тем более взаимодействие данного организма с окружающим пространством. Значит ли это, что человечество откажется от хирургических операций? В ближайшее время — вряд ли. А готова ли современная медицина видеть организм в комплексе, его связь с «бесконечностью миров», и использовать подсказки природы? Вопрос вопросов. В последней беседе с питерским ясновидящим Юрием Кретовым, он поделился своими мыслями: нужно ли ждать милости от природы или можно помочь человеческому организму, который нуждается в помощи, как избавиться от послеоперационных осложнений, кто такие «хилые» больные, о странных ошибках природы и о здравом смысле. С. Жильцова

 

— Так можно ли как-то избежать неприятностей, после того как хирургический скальпель коснулся организма пациента?

— Когда-то Мичурин сказал фразу, ставшую впоследствии крылатой, о том, что мы не можем ждать милости от природы. Можно, конечно, брать от природы и путем скрещивания пшеницы, растений, плодовых деревьев получать результат. Или ничего не спрашивать у природы и путем генной инженерии получить результат. Сейчас возникает очередной вопрос: те ли задачи мы ставили природе? Однажды я обратил внимание на странную вещь: любой человек после операции может сделать ни к чему не обязывающий эксперимент: представить мысленно, что он изнутри, по краю трогает шов. В нескольких очагах шва он обнаружит, таким образом, чувствительные зоны или точки, которые опять же надо мысленно трогать языком или делать винтообразные движения по часовой (или в зависимости от обстоятельств), против часовой стрелки. Довольно быстро шов начнет рубцеваться, у некоторых даже не оставляя следа. Как уникально и здорово это было бы для людей, перенесших, например, пластическую операцию. Я никак не умоляю достоинств хирурга, но при сшивании раны возникают активные зоны на очагах этой раны, происходит неправильное срастание. Эти «перекосы» чреваты тем, что у некоторых людей раны второй мировой войны периодически вскрываются. Почему это происходит? В результате определенного цикла луны возникает так называемый «накопительный эффект», и стоит только через солнечную систему пролететь какому-то метеориту или крупному астероиду, как немедленно идет сбой, и в результате эта рана начинает открываться. Но провоцирующим фактором может послужить не только это. Например: сбой в психике человека, когда происходит нестыковка с циклом луны. Задевая данную тему, мы задеваем сложный механизм и специфику природы. Поэтому я предпочитаю не лозунг: «взять милость от природы», а обратиться к милости природы. Когда смотришь на пациента, то та самая природа подсказывает мне иногда странные, а иногда, на первый взгляд, глупые или нелепые методы лечения этого пациента. В любом случае эта «подсказка» срабатывает, всегда будет результат. При этом вреда не будет, природа никогда не подскажет плохое. Всегда будет то, что нужно.

— Вы можете сейчас прокомментировать работу двух хирургов, которые много лет назад провели пластическую операцию у пациента Н? Сейчас я мысленно представляю перед вами этого пациента, которого оперировали одновременно, с левой стороны один хирург, а с правой стороны другой…

— Могу представить эту операцию и ее последствия. Возник сбой в результате кровообращения, которое циркулирует под действием электромагнитных импульсов нервной системы. Нервная ткань провоцировала как бы искрение. В этой структуре произошел сбой. Тогда все могло бы закончиться шоком и, слава богу, что этого не произошло. Сегодня это можно исправить, если у этого пациента в данной зоне (показывает) делать винтообразные движения по часовой стрелке, одновременно мысленно полизывая в этом месте соленую водичку.

— Так в результате, какой из двух хирургов сделал свою работу лучше?

— С точки зрения эстетики, хирург, оперировавший с левой стороны, может показаться более профессиональным, но как ни странно, с правой стороны, с точки зрения хирургии, результат лучше. Вот вам парадокс. Так у кого же лучше оперироваться? Если важен внешний эффект, можно оперироваться у плохого хирурга (правда, при этом можно умереть), но с точки зрения здравого смысла надо обратиться ко второму хирургу.

— Все не предугадаешь. Вы как-то недавно рассказали о пациенте, который умер от капельницы…

— Эта история произошла с братом моей знакомой в городе Слоним Гродненской области. Он был спортсменом, переутомился, ему предложили поставить капельницу. Поставили, и он… умер. Сестра его до сих пор не может прийти в себя: «Здорового мужика угробили!» Дело в том, что раз в сто лет кому-то при такой процедуре медики могут попасть в какую- то чувствительную зону, и это приведет к сбою всего организма и остановки сердца. Но чтобы попасть в эту точку нужно найти такого человека, нужно определенное расположение луны и вся сумма текущих процессов, и только в этом случае вытаскивается «лотерея» — человек уходит на тот свет.

— Чего больше сегодня: врачебных ошибок или ошибок природы?

— Приблизительно поровну. Поэтому нельзя голословно обвинять, не выяснив, что произошло на самом деле.

— В вашей практике есть особые случаи, которые удивляют даже вас. Например?

— Когда-то ко мне на прием приходил мужчина, ему было чуть больше за 50. Я такого здоровья в жизни не видел никогда, но когда он приходил и садился рядом, то я думал: сдохнуть бы рядом с ним! У него было суицидальное состояние: его жизнь была адом. Его ничего не радовало, и он не знал, куда ему деться от того, что с ним происходит. Он даже устроился в церковь, но и это не помогло. Когда он пришел ко мне на прием, я впервые в своей практике увидел, что ему может помочь…героин. Причем специфика его органов была настолько уникальна, что никакого бы привыкания не было. Но наше государство никогда бы не позволило бы этого сделать: был человек в аду и пусть погибает. И он погиб. Однажды от этого состояния у него просто остановилось сердце. Эту ситуацию я пронес через годы и вот что думаю. Здравый смысл всех нас рано или поздно в чем-то подведет. Никто этого не избежит и в эту бессмыслицу попадет. Кто-то потеряет деньги, кто-то потеряет власть, кто-то потеряет жизнь, кто-то любовь, кто-то потеряет все заболевания, как любимую игрушку и т. д. Рано или поздно в эту ловушку попадает каждый, только — в чем будет выражаться эта потеря?

Возвращаясь к истории этого человека, я бы сказал медикам: суицид — это не заболевание, это состояние организма. В чем основа депрессии? В нарушении баланса, в нарушении планетарного ритма. Правда, есть люди, которые даже ничего не подозревают о депрессии, но тут, как говорится, «сытый голодного не разумеет». Тот, кто не переживал депрессии, не способен сочувствовать и сопереживать ближнему. Ближний — это любой человек на планете. У меня есть знакомый, верующий, он считает, что ближние – это его родственники. Хороший верующий! Интересно, чем после кончины его бог наградит: деньгами или раем?

— Какие еще есть уникальные больные?

— У меня была пациентка с онкологией, перед которой стоял выбор: делать химию или облучаться? Я сказал ей: « Облучаться. Ни один волос не упадет с головы, при какой угодно дозе. Есть «хилые» больные, которые выдерживают дозу облучения, которую не выдержат десяток самых здоровых. Есть такие уникальные организмы. Человек может болеть всю жизнь, а в случае ядерной катастрофы — выживет. Поэтому, кто сохраняет генофонд, больные или здоровые — это большой вопрос. Возможно, эти мутации необходимы для сохранения человеческого рода? Не они ли, случайно?

Вспоминаю знакомую семью Литвиненок из города Слоним. Когда Марье Дмитриевне было 62 года, у нее на ногах открылись трофические язвы. Из-за слабого сердца врачи отказались ей тогда делать операцию. Прожила она после этого до 92-х лет. А вот если бы у нее было сильное сердце, (т.е. билось бы оно сильнее), то она бы отдала концы лет на двадцать раньше.

— Парадокс. Но, кажется, недавно с подобным явлением «сильного сердца» мы столкнулись на примере студентки Евгении К. Врачи поставили ей тогда диагноз — инсульт, но истинную причину не увидели.

— Это к вопросу: на грани чего все находится и что является балансом? Я никогда не делаю выводов, пока природа не подскажет что это такое.

— Однажды вы сказали пациенту, что если «это сейчас убрать, то будет другое, третье, десятое… Почему не каждое заболевание можно и нужно убирать у пациента на каком-то этапе жизни?

— Есть заболевания, которые несут функцию «подстроечных» начал. Например, какое-то заболевание не наносит человеку большого вреда, но в организме находится на передовом рубеже. И когда идет столкновение двух систем, то этот рубеж удерживает режим постоянства. Нарушение этого рубежа может привести к сбою всей системы в организме. Оздоравливать все население — нарушать этот рубеж. Когда в Африке был уничтожен последний очаг оспы, появилось новое заболевание — СПИД. Дело в том, что оспа — это злейший враг СПИДа. Даже самые ослабленные штаммы оспы, способны уничтожать СПИД. Другой пример. Есть люди, которым находящиеся в них паразиты продлевают жизнь на несколько десятилетий. Вот как это понять? Во-первых, они не дадут возникнуть холестериновым бляшкам, во-вторых, они способны разрушать комплексы кальционированной решетки в сосудах, есть и такие случаи. Я не формулирую так вопрос: до какой степени надо заражать людей. Кому надо, он уже заражен.

— Но ведь нам с экранов телевизоров рекламируют все новые и новые антигельминтные препараты. И многие периодически их принимают.

— С моей точки зрения все атаки медицинских препаратов совершают недоброе дело для самого «рубежа» стыков систем в организме. При нарушении любой системности провоцируется приспособительный эффект, который рано или поздно может вызвать кошмар. Мы победили средневековые эпидемии, но можем прийти к новым, если будем продолжать подобные эксперименты. Я не могу сказать, что надо вообще отказаться от медицинских препаратов, но надо каким-то образом научиться собирать всю возможную информацию, прослеживать все это.

— А как тогда бороться с вирусами без антибиотиков?

— Своим пациентам я довольно часто предлагаю пивные ингаляции. Это когда в кипящее пиво надо бросить или куриное яйцо или мясной фарш или пшеницу или еще что-то, в зависимости от данного организма. При испарении, через легкие необходимые для этого человека соединения попадают в кровь.

— А для тех больных, которые не могут жить без аптеки, какой процент препаратов можно покупать без опасения за последствия?

— 15% от продаваемого. Но все равно панацеи не будет. У каждого будет по-разному. Специфика каждого организма в определенные временные фазы настолько индивидуальна, что унификация исчезает. Могу добавить следующее. Когда в наших магазинах появилось большое количество генномодифицированных продуктов, то и система лечения людей должна была измениться до неузнаваемости. Все, что срабатывало раньше, сегодня может не работать вообще. Но есть еще одно «но». Генномодифицированная структура может запускать надстроечный механизм в нас, и система защиты начинает организовываться по другим принципам. И что бы мы по этому поводу не думали, природа нас опережает, либо на шаг, либо на два, либо на десять шагов.

— Выходит, что любой фармацевтический прогресс бессилен рядом с природой, ведь степень совпадения с природой слишком мала? Но наука идет вперед, ученые изобретают и говорят, что скоро найдут лекарство от рака.

— Для больного это будет благо, а для человеческого вида, в целом, это будет иметь очень серьезные последствия. Несколько лет назад я сказал одной даме в онкодиспансере, что как только найдут лекарство от рака, мы погрузимся в ад. Дело в том, что при лечении рака нарушается «мутационная приспособительная» и человек может превратиться в монстра. Это будет сложнее, чем просто психика.

(продолжение следует)

Беседу вела С. ЖИЛЬЦОВА

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!