ПОЧЕМУ ПРИШЛО ВРЕМЯ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ ПОСЕЛЕНИЯМ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ?

admin Статьи из газеты №45 (2012) 0 Comments

В последнее время появилось много сообщений, авторы которых, не мотивируя почти ничем, утверждают: «Поселениям Ленинградской области пришло время объединяться!». Известный лозунг о пролетариях всех стран имеет гораздо больше оснований.

Почему же время требует объединения муниципальных образований Ленобласти, я так и не смог понять, прочитав информацию о том, что 15 ноября в Санкт-Петербурге в формате круглого стола состоялась дискуссия на тему «Объединение поселений в Ленобласти: пути и препятствия». В мероприятии приняли участие депутаты Законодательного собрания региона, первый вице-губернатор Ленинградской области Константин Патраев, главы администраций Тихвинского и Сланцевского районов, а также юристы и управленцы.

Из этого сообщения я смог только узнать, что:

1. Сейчас в Ленинградской области существует 221 муниципальное образование. В скором времени количество образований может резко сократиться. Намечено уже более 30 вариантов объединения.

2. Константин Патраев объяснил собравшимся журналистам, для чего необходима реформа, направленная на объединение некоторых районных поселениям: «Цель реформы — это улучшение качества жизни людей. Для вновь образованных муниципальных образований правительство Ленинградской области предусматривает серьезные меры поддержки. Среди них увеличение дотаций на сбалансированность в 2013 году до 500 миллионов рублей, что почти в два раза больше, чем в 2012 году. В бюджет следующего года заложено порядка 1,6 миллиарда рублей на компенсацию межтарифной разницы в сфере ЖКХ, серьезную поддержку ощутит отрасль сельского хозяйства – более 850 миллионов рублей», – заявил первый вице-губернатор региона.

Патраев также отметил, что все преобразования будут происходить только по инициативе жителей и с согласия депутатов.

3. В рамках круглого стола участники дискуссии обсудили уже состоявшееся объединение двух муниципальных образований в Выборгском районе — Светогорского и Лесногорского. Старший преподаватель кафедры государственного и муниципального управления Высшей школы менеджмента СПБГУ Оксана Пикулева обозначила преимущества, которые получили жители нового муниципального образования: «Сегодня мы можем сказать, что правильность принятого тогда решения подтвердилась. Если в 2008 году бюджет Светогорского поселения составлял 42 миллиона рублей, а Лесогорского – 8 миллионов, то после объединения совместный бюджет поселения вырос в несколько раз и в 2012 году составил 236 миллионов рублей», — отметила Пикулева.

4. Первым шагом к объединению других поселений станет проведение общественных слушаний в самих поселениях, затем выработанные на них решения будут рассматриваться местными советами депутатов, областным Законодательным собранием. После выхода областного закона об объединении муниципальных образований оно будет считаться правомочным.

5. Разработанный правительством области алгоритм был рассмотрен и получил положительное юридическое заключение Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета.

6. Еще одним направлением проводимой реформы станет оптимизация бюрократического аппарата путем объединения администраций. Это исключит дублирование полномочий и сделает более понятной и эффективной систему органов власти для населения.

Из этого сообщения видно, что журналистам так и не смогли объяснить, для чего необходима реформа, направленная на объединение «некоторых районных поселений». Они так и не поняли, за счёт чего при объединении улучшится качество жизни людей, и зачем необходимы для объединения серьёзные финансовые вливания, в том числе в ЖКХ и сельское хозяйство.

Блестящий аргумент об увеличении совместного бюджета во много раз при объединении двух муниципальных образований в Выборгском районе никак не объяснял таинственную природу этого роста. Также оказалось непонятным, о каком дублировании полномочий идёт речь, и как объединение администраций сделает более понятной и эффективной систему органов власти для населения.

А также как эти объединения соотносятся с федеральным законом о местном самоуправлении, который чётко обозначил нижний уровень местного самоуправления и объявил недопустимость чрезмерных укрупнений муниципальных образований. Ведь местное самоуправление должно создавать условия для решения вопросов местного значения непосредственно самим населением.

Что же хотят получить власти Ленинградской области в результате объединений муниципальных образований, оказалось возможным узнать только из опубликованного интервью нового губернатора Александра Дрозденко. Приступая к реализации заявленной им новой реформы местного самоуправления, летом этого года он заявил, что эта реформа должна решить одну из главных проблем Ленинградской области.

Корень проблемы главе Ленобласти видится в том, что муниципальные образования не могут себя финансово обеспечивать. По его мнению, новое административное деление должно пройти таким образом, чтобы обновлённые муниципальные образования смогли стать экономически более состоятельными.

«Сейчас их 220, причем треть — несамостоятельна в плане доходности, требует постоянных дотаций из областного бюджета», — пояснил губернатор.

«Мы должны создать такие муниципальные образования, которые бы были если не самодостаточными, то хотя бы на 60% сами выполняли свои обязательства», — отметил губернатор. В качестве примера он привёл ряд поселений, которые являются дотационными на 80%. «Это всё равно как младшую дочь назначить главой семьи, она всё равно не может ничего сделать, потому что надо взять денег у родителей», — объяснил Александр Дрозденко.

По предложениям главы региона, на первом этапе реформы будет происходить укрупнение муниципалитетов. На втором — их централизация, а на третьем произойдёт переход на одноуровневое муниципальное управление, на уровень муниципальных районов.

Так, по представлению Дрозденко, в Ленинградской области должно остаться 18 муниципальных районов (а не 220 муниципалитетов, как сейчас).

То есть, предложено вернуться почти к тому местному самоуправлению, что было в Ленобласти при губернаторе Белякове. Только ещё более «урезанному». Какое местное самоуправление тогда было, я прекрасно помню, и это описал — http://proza.ru/2012/07/04/80.

«С какими бы сложностями не проходила реформа местного самоуправления, но она нужна — и в политическом, и в экономическом, и в социальном плане», — подчеркнул Александр Дрозденко. «Её главная цель – сделать местную власть эффективней, доступней и прозрачней».

То есть, губернатор считает, что, в очередной раз отдалив местное самоуправление от населения, он получит местную власть более «доступной и прозрачной»?!

Или, например, уничтожив администрации районных центров и отдав исполнение решений местных вопросов в этих городах районным администрациям, он повысит «эффективность управления»? Это когда депутатам городов и спросить уже будет с некого? Ведь сейчас население главу администрации не выбирает, он назначается депутатами.

Вот на вопрос журналиста, чем мешает губернатору местное самоуправление, он отвечает: «Тем, что государственная власть в регионе при нынешней системе местного самоуправления не может быть эффективной. Мне люди часто задают вопрос: губернатор, почему местная власть с нами не общается, избегает нас? Да потому что главам самоуправлений нечего сказать жителям. У них нет денег, чтобы решать проблемы населения…. Сегодня я, губернатор, не могу быть уверен, что мои решения будут исполнены на уровне муниципальных образований. Мне надо в случае любого, самого рядового распоряжения пробиваться через два уровня самостийности: районный и местный. Попробуйте пробиться через две закрытые двери. Такая система власти не может быть эффективной. Она не может давать адекватный отклик на запросы жителей. Конечно, у меня есть финансовые рычаги давления. Но начинать работу с того, чтобы всех строить, душить, казнить — это неправильно. Должен быть логичный механизм управления, а не карательные меры…. Федерация начинает нам идти навстречу. Вы знаете, внесены изменения в федеральное законодательство, предусматривающие, что два смежных муниципальных образования могут объединиться в одно. Этому препятствуют две основные причины: кадры и финансы. В отдалённом сельском поселении сидят восемь муниципальных служащих, получают 30—50 тыс. руб. в месяц. Никто на селе никогда таких зарплат не видел. Понятно, что сотрудники муниципальных аппаратов управления боятся потерять высокий заработок».

Из данного выступления можно сделать вывод, что, во-первых, губернатору проще осуществлять непосредственный контроль (муниципалитетами он не управляет, а лишь регулирует и контролирует их деятельность) при меньшем числе муниципалитетов. Это очевидно. Но это не имеет никакого отношения непосредственно к существованию самого местного самоуправления. Нельзя по существу уничтожать местное самоуправление только потому, что губернатору сложнее осуществлять контроль.

Во-вторых, он считает, что муниципалитеты должны быть самодостаточными. Но это неочевидное требование. Всегда будут так называемые «спальные» территории. Это требование выгодно лишь губернатору, чтобы не выделять дотации. Гораздо проще объединить территории и «размазать» собираемые налоги. Но при этом уничтожается непосредственное местное самоуправление.

Наконец, третье. Проблему губернатор также видит в высокой зарплате муниципальных служащих. Странно такое слышать от губернатора, ведь регулирование оплаты труда муниципальных служащих осуществляется областным законом. Кто мешает его изменить?

Тем более что он это понимает. Это следует из следующего заявления губернатора: «На днях, выступая перед муниципалами, я сделал им революционное предложение. Никто в России таких шагов не предлагал. Я сказал: даю вам бонусы, если вы идёте на реформу местного самоуправления. Я не сокращаю вашу численность — оставляю 90% от фонда оплаты труда. Условно говоря, было у вас 100 руб. на содержание аппарата управления, вы объединились — стало 180 руб. То есть вы теряете только 10% своего кадрового потенциала. Второе: я гарантирую, что вы не теряете получаемые от региона дотации на выравнивание. На два года, на переходный период, они остаются в стопроцентном объеме. И третий бонус: на период трех-пяти лет я гарантирую, что если у вас растут местные налоги, то дотации не снижаются. Сейчас, если в муниципальном образовании налоги растут, наши дотации пропорционально уменьшаются. Муниципалитеты, которые пойдут на реформу, дотаций не потеряют».

Губернатор также отмечает: «Самодостаточные муниципалы первого (низшего) уровня начинают чувствовать себя независимо, самостийно. С одной стороны это хорошо, с другой – это вызывает трудности в управлении. Не всегда позиция глав муниципалитетов первого уровня совпадает с позицией Правительства области и главы администрации района…. В Ленобласти 220 муниципалитетов, которыми не так просто управлять. Есть немало муниципальных образований, в которых проживает около одной — двух тысяч человек, а доходов муниципалитета не хватает на то, чтобы лампочки поменять на столбах уличного освещения, дороги подлатать и даже выплачивать зарплату работникам администраций».

В этом выступлении нет логики. Губернатор, задумав реформу местного самоуправления, одним из её мотивов провозглашает необходимость самодостаточности муниципалитетов. Но тут же говорит о том, что это вызывает трудности в управлении (хотя, как я уже отмечал, он муниципалитетами не управляет, а лишь регулирует и контролирует их деятельность). Что касается нехватки доходов, то, как я уже отмечал, это не может быть обоснованным требованием для укрупнения муниципальных образований. Проводить реформу только для того, чтобы не платить дотации? Можно вспомнить шутку Бориса Немцова: «Реформы начинаются там, где кончаются деньги».

Таким образом, мы видим, что такая реформа ничем не обоснована. Она выгодна лишь губернатору, для того, чтобы ему было проще «управлять». Сила же любой власти — в ее способности решать проблемы населения.

Интересно, что по существу реформа губернатора Дрозденко направлена против той реформы, которую провел в своё время президент Путин, установивший двухуровневую систему местного самоуправления. Но пока гарант Конституции молчит.

И опять мы наблюдаем всё ту же российскую беду: начинать реформы, не имея надлежащего обоснования. Вся современная действительность нашей страны, начиная с 60-ых годов прошлого века, а особенно в последние 25 лет, это подтверждает. И понятно, что все нынешние проблемы – не в структуре местного самоуправления, а в социально-экономическом строе.

Но, тем не менее, как отметил вице-губернатор Константин Патраев, курирующий внутреннюю политику, 31 муниципальное образование в Лужском, Тосненском и Выборгском районах уже сейчас выбрали вариант объединения и проводят требуемые процедуры. В масштабе всего региона новая структура местного самоуправления будет работать уже в 2014 году, сообщает пресс-служба губернатора и правительства региона.

Да, видимо не зря кто-то пошутил: «Самый опасный момент для плохого режима – когда он начинает реформироваться». Или ещё: «Должно быть, мы ходим по кругу: мы всё время на повороте».

 

Владимир Леонов,

депутат Законодательного собрания Ленинградской области 1994 – 2007 гг.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *