ОХОТНИЧЬИ РАССКАЗЫ

admin Статьи из газеты №43 (2012) 0 Comments

Говорят, что охотники приврать любят, так что заголовок самый подходящий. Только я правду говорить буду. Хотя самому с трудом верится.

Встретил давнего приятеля. Мы с ним появились в Терриоках (ныне Зеленогорск) еще в 1945 году, до Дня Победы. Охотились, ловили рыбу, по лесам бродили.

Прошло 65 лет. Сохранились старые записи, да и память, слава Богу, не подводит. Те далекие времена помню ярче вчерашнего дня. Страсть изучать природу, грибные еста, рыбачьи, охотничиьи угодья у меня с начальной школы.

Лесные тропки, кострища, стоянки, на удивление четко и сейчас помню и также как полвека назад влекут влекут новые места, причем, чем сложнее, тем интереснее.

Вокруг многое изменилось, и не все в лучшую сторону.

28 октября: телевидение обсуждает проблему: «Сады большого города под угрозой». Так ли все серьезно?

Я приведу конкретные примеры, факты, а вы оценивайте их сами, как понимаете…

Начну с Ленинградского проспекта им. Смирнова.

В сороковые, пятидесятые годы его не существовало.

Были разбитые домишки, сады, огороды. Охотники гоняли зайцев. И я с ними. В Черную речку (на которой Пушкина убили) по весне валом на нерест перла рыба: щука, плотва, подлещик. А самыми рубными местами были истоки речки — озеро Долгое. Вокруг сосновый лес — богатейшие грибные угодья. Северные озера — деревни. Старые, Новые — сплошные сады и огороды. Осенью хозяева их охраняли, нет, не от плохих людей, а от кабанов, которые картошку копали.

Есть чуть дальше камышовые моря Лахты — утиное царство.

Осенью в перелет в одночасье собирлось тут до 2 000 000 птиц. До 1956 года лахтинские охотугодья принадлежали динамовскому охотколлективу. Охотились

днем и ночью. Вечером становились спиной к городу, чтобы стрелять на зарю.

Постепенно Лахта менялась. Сначала сделали большую свалку, потом засыпали песком, начали создавать Лахтинскую промзону, учредили Юнтоловский орнитолологический заказник, чтобы приходили дети, любовались, ученые изучали, правда непонятно, что именно. Севернее Лахты — Сестрорецк, и жемчужина Карельского перешейка — река Сестра.

Внизу — рукотворное озеро Разлив. На его клюквенных болотах по весне гудели тетеревиные тока.

А выше 600 квадратных километров хвойных лесов, заповедных болот, богатейших ягодников. Тут тоже произошли изменения. Где порубили, где сплошь вырубили, где осушили, где застроили. Садоводства — штука нужная, но зачем сводить леса под корень?

Чутко отреагировали болота. До середины 70-х в верховьях было не пройти даже зимой. Топи не промерзали. Сейчас даже летом в ботинках ходят. На сухих островах держались

медведи. А в конце 70-х верховья облюбовала россомаха — зверь для наших мест редчайший.

Сейчас на Сестру не ходят даже школьники-туристы. Коттеджи, заборы, собаки, вырубки. Неинтересно!

Чудесны Долгие озера на речке Линтуле. На Верхнем много лет скромные, деревянные, домики старых коммунистов. Нижнее было свободно, здесь проводили турслеты. Сегодня на Нижнем не очень скромные коттеджи новых русских.

Туристы отменяются.

В Терриоках в 200 метрах от здания вокзала находился тетеревиный ток, собирались до 20 тетеревов. Сейчас

только вороны. В ручье Жемчужном водилась форель, а в заводине плескались выводки уток. Кусты зачем-то

вырубили, речки спрямили, утки исчезли. Вверху — авторемонт, свалка. Ручей умер полностью.

Аналогичные изменения по всему Карельскому перешейку.

Естественно, дикие звери, птицы, все это чувствуют. Уходят в дикие леса или просто гибнут.

Лет 15 назад по Петербургу на всех официальных выделяли 4 000 лицензий на отстрел лосей. Нынче — не более 500.

Судя по всему и этих путевок не удастся использовать.

Лось уходит прежде всего в Финляндию и на северо-запад Карельского перешейка.

Исчезают птицы. Боровые — из-за вырубок, гуси, как ни странно, — из-за сокращения колхозных полей. Гусь в бурьян

не сядет, ему для безопасности широкий обзор нужен.

Поступают гуси очень просто. С севера долетают до Выборга, там поворачивают направо и над заливом

в Эстонию, где охотничьи порядки много строже.

На дикую природу наступают дороги, современная техника.

На бураках, квадроциклах, прочих вездеходах можно забраться в самые недоступные точки. Зверя, птицу, бьют

прямо с колес. Именно так полностью изничтожили белую куропатку в верховьях реки Сестры и на болотинах речки Каменки. Подобные беды не только в Ленбласти. Лося, косулю бьют под Новосибирском, оленя — в Беломорье и Кольском полуострове, косулю и яка — в Забайкалье.

Что ждет нас дальше? Летом — пожары, засухи и вырубки.

Потом затянувшаяся полоса дождей. Норы мелких грызунов, уютно устроившихся на зимовку залило водой, выгнало на поверхность. А тут хищники — от горностая до лисицы.

Число грызунов бесконечно, значит ждет хищников голодная весна.

После коротких морозов вновь оттепель и дожди. Они подняли с ляжек медведей, барсуков. Будет шторм.

Это совсем плохо.

Что делать? Ограничить охоту на время, а местами и запретить ее вовсе. А когда положение улучшится, отличившимся активистам давать путевки льготные.

Год назад бродил я по свежей лесной вырубке — недавнему богатейшему глухариному току. Увы — это печальная реальность. Надо, чтобы подобного не произошло. Решение проблем зависит от нас с вами.

АЛЕКСАНДР МИРОШНИЧЕНКО

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *