ЗАЧЕМ ВЫГНАЛИ ИЗ ЗДАНИЯ БИРЖИ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ МУЗЕЙ?

admin Статьи из газеты №38 (2012) 0 Comments

Пять лет назад, в  августе 2007 года газета дала информацию о решении переместить Центральный Военно-морской музей . В моей статье были приведены слова директора Государственного Эрмитажа академика  И. А. Орбели, сказанные в феврале 1941 года о том, что за все 130 лет существования никогда его архитектурную жемчужину Ленинграда  творение Тома де Томона здание фондовой биржи не использовали так разумно и хорошо, как сейчас. Несмотря на тревогу и озабоченность флотской общественности, ветеранов флота   скоропалительное  решение городской власти изгнать  один из прекраснейших   музеев мира , с поспешностью и суетливостью остановить не удалось.

Напомню читателям, что Музей ведёт историю с 1723 года, когда Петр 1 передал первые экспонаты из своей личной коллекции в Модель-камеру.  Более двухсот восьмидесяти лет в музей поступали ценнейшие предметы морской истории и культуры, например, 29 полумоделей кораблей, посещавших Японию, изготовленных мастерами этой страны из черепашьих панцирей. Долгие годы он располагался в здании Адмиралтейства.  Там же располагалось Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского, которому не хватало помещений для  подготовки   флотских инженеров.  Было  решено искать другое здание для перевода туда  Морского музея. В конце  1938 года  перед авторитетной комиссией, состоявшей  из видных учёных,  представителей музея и Ленгорисполкома, была поставлена задача подобрать  такое строение. Она предложила три варианта —  разместить ЦВММ  в Инженерном замке,  в  корпусах Пенькового Буяна у Тучкова моста или в здании фондовой Биржи, которое ранее было передано   клубу Ленинградского Университета. Для размещения всей коллекции в здании Биржи не хватало помещений, поэтому комиссия предложила включить в музейный комплекс  и бывший северный пакгауз,  принадлежавший Академии Наук.   В период советско-финской войны это предложение не было реализовано, поэтому немало образцов из  раздела оружия,  в том числе, действующие экспонаты, долгие годы не экспонировалось, многое было утрачено.

             24 августа 1939 года  Правительство Советского Союза  приняло  решение  о передаче музею здания  Биржи. В нём  построили двумаршевые парадные лестницы с мраморными ступенями, спроектировали и создали музейную мебель и арматуру,  люстры, щиты, более полутора тысяч рамок.  Витрины для всех 9 залов   сделали согласно    архитектурного стиля  исторического здания. Так, рисунок волюты в виде улиткообразных завитков, присущих,  в соответствии с   замыслом Тома де Томона, портикам коринфского ордера,  был введён в витрины в качестве их резных элементов.  Для изготовления больших застеклённых шкафов использовались ценные сорта деревьев — тика, груши, ольхи, дуба, ясеня.    Были модернизированы многие помещения биржи. Я не буду рассказывать о всей коллекции музея, каждый житель нашего города  имел возможность посетить его. Ограничусь рассказом о том, как производилось  перемещение музейных ценностей, и о «подводных камнях» этого процесса.

             С 15 октября 1939 года началась перевозка имущества музея. Для этого использовался    гужевой и автомобильный транспорт. Часть музейных предметов на руках переносили курсанты высших военно-морских  училищ. Переезд длился свыше  17 месяцев, с зимним  перерывом 1939-1940 года. Не всегда обеспечивалась сохранность экспонатов, были потери. Так, при снятии со стены упала и разбилась вдребезги гипсовая модель кормового украшения корвета «Вепрь»  работы П. Клодта, того самого, чьи скульптуры украшают Аничков мост. В экспозицию входили уникальные  модели и полумодели  масштаба 1:12, 1:32,1:36 и 1:48, поэтому  были большие проблемы с их перемещением. Для выноса некоторых экспонатов оказалось недостаточным  решения Исполкома  Ленсовета разобрать стену  у оконного проёма исторического здания Адмиралтейства.  Корпуса трёх моделей — фрегата «Аскольд» и кораблей «Император Николай 1», весом 3,5 тонны, и «Ретвизан»  распилили на  части двуручной пилой. А ведь ни один музей мира не имел таких моделей.

            3 сентября 1940 года, на основании решения Исполкома Ленсовета от 29   августа, из нижнего парка Петергофа   перевезли и установили в главном зале Биржи «Ботик Петра Первого». Из бывшего Морского кадетского  корпуса  туда  переместили бронзового Пётра работы  М. Антокольского. Было развёрнуто  изготовление новых макетов кораблей, а  группа художников приступила к созданию  художественных  полотен флотской тематики.

            Многие экспонаты, включая  объёмные, живопись, гравюры, рисунки, документы, фотографии,  продолжали   перевозить из Адмиралтейства  и после  6 февраля 1941 года, когда  состоялось его торжественное открытие. По сути был создан совершенно новый Военно-морской музей. Во всех странах  наличие и расположение подобных музеев в лучших зданиях городов является национальной традицией, символизирующей престиж государства. Как правило, они расположены в центре городов. В церемонии открытия музея приняли участие  историки, командование Балтийским флотом, руководство Военно-морской академией, учебных заведений, работники культуры, ведущих музеев Ленинграда, моряки, судостроители,  жители и руководители города, академики  И. А. Орбели, Е.В. Тарле, писатели А. C. Новиков-Прибой, Б. А. Лавренёв, С. Н. Сергеев-Ценский и другие.

            Во время войны часть коллекции музея была эвакуирована. После  победы её  возвратили в Ленинград, она постоянно пополняется. В 1944 году разобрали северную стену здания Биржи и на руках  внесли самолёт И-16, на котором сражался прославленный морской лётчик, первый  дважды Герой Советского Союза Великой Отечественной войны Борис Феоктистович Сафонов.   При демонтаже этот бесценный экспонат уронили и разбили.

            Музей, по своей сути, являлся архивом, но  не простым хранилищем книг, документов и манускриптов. Музей — это архив вещей, бесценных исторических предметов.               

            Экспозиция музея нуждается в постоянном развитии и обновлении. Длительное время  она показывала историю флота как последовательные события, но этого было недостаточно.   Многие экспонаты, в их числе 10 крупномасштабных моделей, включая монитор «Латник» и канонерские лодки «Туча» и «Опыт»  никогда не выставлялись,  годами находились в фондах. Среди экспонатов имеются орудия, образцы торпед и мин.  К сожалению, не отражён  весь процесс развития кораблестроения, военно-морского искусства. Не показаны  материалы, связанные с военным использованием  торговых судов, с мореплаванием,  развитием навигации, в том числе, спутниковой, мореходной астрономии, картографии,  мореходных инструментов, морской практики, огромной коллекции стрелкового и холодного оружия , артиллерийского, торпедного и ракетного вооружения, средств наблюдения и связи,  формы одежды, судового снабжения,   всех этапов развития судовой  энергетики,  эволюции   судостроения  и судоремонта, в том числе,  докования, от килевания до современных технологий, этапы создания парусного, парового, дизельного, турбинного и атомного флота.  Целесообразно  развернуть галереи портретов моряков-героев, а также создателей боевых кораблей, морской авиации, оружия и техники. Поэтому музею  и нужны  дополнительные помещения.

            С целью  увеличения площади экспозиций, в дополнение к зданию Биржи, бывший  Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. Масорин в апреле 2006 года  передал музею здание 2-го флотского экипажа – Крюковские казармы и офицерский клуб.  Было бы целесообразным привлечь к более тесному сотрудничеству музеи фирмы  судостроения , оружия, связи, радиолокации и гидроакустики, таких как  ЦНИИ им. А. Н. Крылова, «Рубин», «Малахит», «Гидроприбор», «Океанприбор» и других предприятий, обладающих большим потенциалом. Для работы с документами, чертежами,  моделированием процесса судостроения и судоремонта необходимо предусмотреть в музее место для  компъютеризированного  читального зала.

             В музее трудились   многие замечательные люди, посвятившие ему свою жизнь, такие как многолетний начальник М. П. Крестовский, главный художник К. В. Аккуратов, А. А. Ксенофонтов, архитекторы В. С. Бание и      М. А. Шепилевский, научные сотрудники Н. В. Кротков, А. П. Куликов. Продолжают трудится  С.П. Овсянников, Н. И. Слесаревский, В. А. Исин, И.  Н. Климов, Н.И. Журавлёв , многие ветераны флота.  Особо отмечу заслуги  Леонида Васильевича  Ларионова,      умершего в блокадном 42 году, командовавшего до революции императорской яхтой  «Нева», а затем  служившего учёным секретарём  музея, а также его сына, старшего научного сотрудника Андрея Леонидовича, который работал   в ЦВММ  с 1945 года. В беседе со мной он сформулировал  две важнейшие взаимосвязанные  задачи, которые, по его мнению, должен решать музей. Это —  патриотизм и воспитание. Первая — это  привитие молодым людям чувства любви и гордости за свою Родину,  знакомство их с материальной  историей флота,    оказание им помощи в выборе профессии. Вторая задача – их образование, обучение, воспитание, повышение культуры, поиск пути от образования  к творчеству.

              Настороженность и недоверие вызывали  замыслы по использованию  ограниченного пространства между рекой Мойкой и каналами, для размещения подземных гаражей, без проведения изыскательских работ, исследования грунтов. Водяные пары, агрессивные газы выделяемые из подземных пластов, выхлопные газы от транспортных средств  на оживлённых городских  коммуникациях, идущих вдоль казарм, могут привести к неминуемым разрушениям моделей кораблей, парусов и тканей, используемых в экспозициях. Об этом  предупреждала   инструкция  Министерства культуры, требованиями  которой  пренебрегли. До сих пор здание не принято в эксплуатацию, хотя переселение состоялось, благодаря бездумным действиям временщиков, в том числе, бывшей губернатора и бывшего депутата  муниципального совета, продавившей решение об освобождении Биржи.

            При реализации решения об учреждении  нефтяной биржи в нашем городе необходимо учитывать, что   в 19 веке,  в бытность  Тома де Томона, не было нужды в компьютерах, в современных коммуникациях,   электронных табло, спутниковой связи с соответствующими антеннами, автономном электроснабжении, системах кондиционирования, поскольку связь   была примитивной,  а курсы валют и стоимость фондов выставлялись на обозрение на   обычной доске, написанные мелком или грифелем. В то время не были нужны подземные гаражи, не было проблем поиска мест для парковки автомобилей, подъездов к зданию. Если проводить эти работы в историческом здании фондовой биржи и на прилежащей территории, шедевр архитектуры неминуемо развалится.  Для  нефтяной биржи нужно построить новый, специально спроектированный комплекс, расположив его вне центра города.

            Авторы идеи о переводе музея не просчитали расходы. Две солидные фирмы – «Хепри» из Великобритании и «Кампф» из Германии, прошу прощения за возможное искажение их наименований, давно и плодотворно сотрудничают с Государственным Эрмитажем, Русским  и Центральным Военно-морским музеями при организации передвижных выставок, всяческих перемещений. Одна из этих фирм осуществила комплекс работ по подготовке к отправке  Ботика Петра Первого на реставрацию в Нью-Йорк. Согласно  рассчёту, сделанному этими профессионалами, стоимость переезда и упаковки всей коллекции ЦВММ  составляет от 3 до 5 миллиардов рублей. Сюда не входит стоимость перестройки здания Крюковских казарм, подготовки его к размещению экспозиции музея.  До сих пор нет акта о готовности Казарм к размещению экспонатов. Фактически музей не функционирует.  Есть и  первые результаты торопливости. Самолёт  «И-16» Бориса Сафонова, о котором я упоминал  ранее, свыше шестидесяти лет провисевший под потолком Биржи, после перевозки в Крюковские казармы не матросами, не курсантами, а  специалистами «высокой квалификации» из фирмы «Невисс-компани»,  при попытке подвесить  ценнейшую реликвию уронили её . Отвалилось крыло, повреждёны конструкции и  двигатель. Как говорилось в одном из фильмов –« Присылайте запчастя, фюзеляж и плоскостя».  Эти же спецы разбили  носовое украшение клипера «Витязь», работы Петра Клодта,  повредили механизм наводки 45–ти мм орудия времён Великой Отечественной войны. То ли ещё будет…

            Здание  является федеральной собственностью. Решение от 24 августа 1939 года  № СО 6387 о передаче здания бывшей  Биржи Военно-морскому музею принималось Правительством СССР. Другие государственные акты  до сведения общественности не доведены. Никакие временщики,  никакие ведомства не вправе подменять, тем более, отменять  постановления высшего исполнительного органа государства.

            Перестройка зданий и переезд могут затянуться на долгие годы. Потери неминуемы. Глядишь и запасы нефти, которую мы качаем во все стороны, закончатся, отпадёт надобность в создании нефтяной биржи. А Музей будет нужен всегда.

МАРК КОНОВАЛОВ,

Капитан 1 ранга в отставке

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *